Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«В Киеве не самоубийцы сидят — там понимают, где проходят красные линии»

Максим Юсин — о ситуации в Донбассе

от

Германия следит за обстановкой на востоке Украины: Берлин призывает стороны конфликта продолжать конструктивные переговоры, несмотря на убийство лидера так называемой ДНР Александра Захарченко. С таким заявлением выступил официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт. После гибели Захарченко временно исполняющим обязанности главы самопровозглашенной республики стал первый зампред совета министров Дмитрий Трапезников. Ситуацию в беседе с ведущим Борисом Блохиным прокомментировал международный обозреватель «Ъ» Максим Юсин.


— Люди, которые пришли или придут на смену Александру Захарченко — кто они? Будут ли они приняты местным населением и официальным Киевом, как вы считаете?

— Официальным Киевом на официальном уровне приняты не будут, потому что они все — часть, как они считают, «преступной корпорации ДНР», это незаконное формирование для них, поэтому Киевом признаны не будут. Населением? А населению куда деться в данном случае? Выборов нет и не предвидятся, поэтому для населения некая преемственность власти сохранится.

Другой момент: тот же Трапезников, который сейчас исполняет обязанности главы республики — конечно, человек совершенно другой формации.



Захарченко — полевой командир, практически последний из таких знаковых полевых командиров. Больше мы никого и не вспомним, кто был бы жив и находился в республиках, что в Донецкой, что в Луганской. У нового лидера совершенно другой бэкграунд. Во-первых, важный момент — он четыре года был менеджером футбольного клуба «Шахтер». А на Украине политика выстраивается — это многие говорят мне сейчас в Киеве — через футбольные клубы, «Шахтер» и киевское «Динамо». Дальше перечисляли, какие политики, какие бизнесмены стоят за группой влияния киевского «Динамо», и не менее влиятельные, хотя, может быть, не столь многочисленные, группы поддержки «Шахтера», начиная с Ахметова…

Я думаю, что если вдруг будут пытаться реализовать стратегию воссоединения Донбасса с Украиной через структуры Ахметова, то Трапезников окажется гораздо более приемлемым для Киева переговорщиком, чем был бы покойный господин Захарченко. Насколько у него остались тесные связи с теми людьми, которые сейчас вместе с Ахметовым переселились, в основном, в Киев — не знаю. Но подозреваю, что остались.

— Можно ли из этой ситуации сделать вывод, что, в принципе, в так называемой ДНР и в стоящей за ней Москве пытаются каким-то образом наладить переговорный процесс с Киевом?

— Теоретически можно было бы сделать такой вывод, но давайте возьмем паузу. Пауза продлится год с небольшим — пока на Украине продолжается электоральный цикл, весенние президентские выборы и осенние парламентские выборы, ни о каком реальном продвижении по пути реализации минских документов речь идти не может.

Было и заявление из Германии, что «минскому процессу» нет альтернативы, переговоры должны продолжаться, несмотря на гибель Александра Захарченко. Это было сделано после заявления Сергея Лаврова, который ставил под вопрос смысл проведения переговоров в «минском формате». Но, я думаю, имитация переговоров будет идти, так или иначе. Сейчас на месяц, или на два, или на три Москва возьмет паузу, дальше переговоры, может быть, и будут продолжаться. Но при этом все понимают, что они бессмысленны — в разгар избирательной кампании, когда президент Порошенко и его команда однозначно делают ставку на патриотический электорат, никакие уступки, никакие компромиссы, которые неизбежны в ходе переговорного процесса, если думать всерьез о реинтеграции Донбасса, невозможны, потому что тотчас же Порошенко заклюют радикалы.

— А может ли ситуация развиваться по противоположному сценарию? Раз Киеву сейчас нужно нажимать на эту патриотическую тематику, может ли быть какое-то обострение обстановки уже со стороны Киева на востоке Украины?

— Об этом много говорят, в Донецке уже называют дату возможного наступления — 14 сентября, как они считают, Киев может развернуть широкомасштабное наступление на позиции непризнанных республик. Я в это не верю. Весь этот год нам предсказывали широкомасштабное наступление Киева. Вспомните: сначала называли дату инаугурации Путина в мае, потом 14 июня — открытие Чемпионата мира по футболу в России, чтобы создать максимум проблем для Москвы. Слава богу, ничего такого не было. И я надеюсь, что ничего такого не будет.

В Киеве не самоубийцы сидят, в Киеве понимают, где проходят красные линии.



Красные линии определены четко. Это, может быть, не скажет открытым текстом ни Путин, ни Лавров в тех или иных выступлениях, на пресс-конференциях, в интервью, но в беседах, с западными партнерами Украины это четко проговаривается: попытка силовым методом захватить Донецк или Луганск закончится так же, как закончилась аналогичная попытка в августе 2104 года. С той разницей, что если в августе 2014 года дело формально ограничилось гибридной войной, отпускниками, добровольцами, ребятами с Кавказа и казаками, то сейчас ими может не ограничиться, будет, вполне возможно, грузинский вариант образца 2008 года без каких-либо шансов Украины на военную победу, без каких-либо шансов, что Запад, как надеются некоторые политики в Киеве, вступится за Украину. Поэтому на такую авантюру Украина не пойдет, и я думаю, что в течение, как минимум, года с небольшим, пока не закончится электоральный цикл на Украине, будет вот эта подвешенная ситуация не войны, но и не мира. К сожалению, вот так. Будут спорадические обстрелы, провокации, диверсии с обеих сторон, мира не будет.

— И никаких продвижений «минского процесса» тоже ждать не следует?

— Не могу себе представить это в обозримой перспективе.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз