Коротко


Подробно

Фото: Василий Максимов / Коммерсантъ   |  купить фото

Школьники не доросли до Маяковского и Бродского

Почему книги поэтов продают по паспорту

от

Книги вне закона — в Екатеринбурге школьнице не продали книги Маяковского, Бродского и Есенина. Инцидент произошел накануне Дня знаний в трех магазинах сети «Читай-город». 17-летняя девушка хотела купить сборники стихотворений, но во всех магазинах ее попросили предъявить паспорт и затем отказали, сославшись на маркировку «18+». Девушка попыталась переубедить продавцов, объяснив, что все три поэта входят в школьную программу.


В «Читай-городе» «Коммерсантъ FM» пояснили, что книжные магазины не могут действовать по-другому, так как соблюдают федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Издательства поставляют уже маркированные книги, рассказала глава пиар-службы сети Елена Абрамова: «Маркировку возрастных ограничений присваивает производитель, то есть издательство. И делает оно это не само, а с привлечением эксперта, который должен иметь аккредитацию Роскомнадзора. И мы, как книготорговая сеть, получаем книги от издательства уже с маркировкой, которую обязаны соблюдать. В противном случае нам как распространителю грозит ответственность за продажу товара с нарушением требований закона. Дело не в том, продали ли вы Бродского или какую-то другую книгу, дело именно в наличии маркировки. Штрафы за это довольно высоки».

Закон, на который ссылается «Читай-город», касается книг, журналов, фильмов и мультфильмов. На продукции должно быть указано возрастное ограничение 6+, 12+, 16+ и 18+. За нарушение закона книжный магазин либо платит штраф 50 тыс. руб., либо останавливает свою работу на три месяца. По мнению гендиректора издательства «Альпина нон-фикшн» Павла Подкосова, маркировка негативно сказывается на объеме книжных продаж.

«Закон очень сырой, очень многое не продумано в плане правоприменения. Он не предполагает никаких отступлений — это ужасно.

Наверное, здесь должна работать какая-то общественная комиссия, состоящая из авторитетных людей, которые разбираются в литературе и которым можно доверять. Закон достаточно жесткий, потому что за штрафами могут следовать и изъятия тиража. А то, что мы обязаны ставить маркировку 18+ и писать "содержит нецензурную брань", сокращает и так не очень сильный российский книжный рынок»,— пояснил господин Подкосов.

Закон противоречит принципам свободного доступа к информации, прописанным в Конституции — невозможно с помощью запретов оградить детей от какого-либо «вредного» влияния, считает доцент школы филологии Высшей школы экономики Михаил Павловец:

«Мы пытаемся говорить о необходимости отмены этого закона, о том, что надо дать человеку возможность самому решать — нужно ему читать или нет. Нужно научить человека работать с этой информацией. Общество расколото, но в нем есть и те силы, которые готовы отстаивать право человека на свободную информацию, потому что у нас свободная демократическая страна. Это, собственно, гарантировано нашей Конституцией. Задача учителей, деятелей культуры и писателей в том числе — помогать работать с этой информацией, а не просто запрещать.

Мы можем запретить мат в книге, но мы не можем запретить мат, который повсеместно звучит вокруг нас.



То же самое и с книгами — мы сейчас запретим "Тихий Дон", потому что там есть сцены насилия и скромные эротические сцены. Но попробуйте то же самое запретить в интернете, в фильмах, которые дети спокойно скачивают через торрент»,— рассказал Павловец.

Два года назад подобный инцидент произошел в московском магазине «Библио-глобус» — восьмикласснику не продали роман Виктора Гюго «Человек, который смеется», сославшись на маркировку 16+.

Мария Погребняк


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз