Коротко


Подробно

Фото: Reuters

И не петро, и не крипто, а так

Расследование Reuters показало, что венесуэльская криптовалюта ничем не обеспечена

от

Журналисты агентства Reuters провели несколько месяцев в поисках нефти, которой, по заверениям президента Венесуэлы Николаса Мадуро, обеспечена национальная криптовалюта петро. Однако они выяснили, что упоминаемое президентом месторождение никем не разрабатывается, магазины страны ее не принимают, а самой криптовалюты, по сути, не существует.


В декабре 2017 года Николас Мадуро объявил о создании национальной криптовалюты, а уже в феврале торжественно отчитался о привлечении $3,3 млрд. Эту сумму якобы вложили международные инвесторы в первую в мире государственную криптовалюту, обеспеченную местной нефтью с месторождения Ayacucho 1. Журналисты Reuters отправились в городок Атапирире — единственный населенный пункт поблизости от месторождения, которое, по заявлениям правительства, содержит 5 млрд баррелей нефти. Однако, как оказалось, добыча здесь не просто не ведется, но даже не планируется.

Четыре месяца корреспонденты Reuters посещали месторождение, говорили с местными жителями и десятками специалистов из криптоиндустрии и нефтяного сектора. Но обнаружить признаки того, что петро действительно существует и функционирует, им так и не удалось. «Никаких признаков этого петро тут нет»,— заявила журналистам местная жительница. Зато в Атапирире есть ветхая школа, ухабистые дороги, частые отключения электроэнергии и постоянное недоедание.

По словам бывшего министра нефтяной промышленности Венесуэлы Рафаэля Рамиреса, чтобы начать добычу нефти на Ayacucho 1, необходимы вложения на $20 млрд. Таких денег у страны, существующей в условиях гиперинфляции, просто нет. Зато Николас Мадуро предлагает покупать петро по цене, сопоставимой с баррелем нефти, добываемой на этом месторождении. Другими словами, цена национальной валюты устанавливается произвольно самими властями и ни к чему не привязана. Сейчас это $66 за одно петро. Но столько венесуэльская нефть не стоит, учитывая ее качество и транспортные расходы на ее поставку. Тем более нефть, которую никто не добывает.

Петро не принимают почти ни в одном магазине страны, национальная криптовалюта не торгуется ни на одной крупной торговой площадке. И все это при заявлениях о привлечении миллиардов долларов в начале года в ходе предпродажи криптовалюты и якобы партнерстве с NEM. Власти заявляли, что за счет петро даже осуществляется импорт товаров в страну. Но на деле никаких закупок из-за рубежа с помощью петро не было и быть не могло — потому что самой криптовалюты на самом деле нет. По словам министра по делам науки и технологий страны Угбеля Роа, который принимает участие в этом проекте, блокчейн-система петро все еще на стадии разработки, поэтому «никто не может воспользоваться петро… никакие ресурсы не могут быть получены в обмен на нее».

Reuters отмечает, что загадкой является и то, есть ли на самом деле Управление по надзору за криптоактивами, созданное властями для контроля операций с петро. Оно существует только на бумаге и должно заседать в Министерстве финансов страны. Но на деле его там не оказалось. Не работает и сайт управления, на запросы Reuters никто не ответил.

Кирилл Сарханянц


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз