Коротко


Подробно

Фото: Анна Толстова / Коммерсантъ   |  купить фото

Ликуют все

Открылась X Ширяевская биеннале

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В селе Ширяево под Самарой проходит X Ширяевская биеннале современного искусства, организованная Средневолжским филиалом Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) в составе РОСИЗО. По случаю юбилея куратор Неля Коржова выбрала праздничную тему «Ликование». Вместе с тридцатью художниками и музыкантами разных стран ликовала Анна Толстова.


Пока корабль с гостями биеннале плыл из Самары в Ширяево, индийская художница Пьяли Гош зачерпнула воды из Волги, смешала ее с краской и устроила прямо на борту живописный во всех смыслах слова перформанс, в котором сошлись Запад и Восток, поллоковский дриппинг и индуистские представления о священных реках. Принимая картинные позы, буквально становясь частью рисунка и увлекая за собой пассажиров, она протягивала белую кисейную ленту по всем палубам судна и покрывала ее бесконечным черными узором медитативных мазков и брызг. После того как все выбрались на сушу, колоссальная полувоздушная река, получившаяся в результате хореографического рисования, была с помощью зрителей принесена к берегу Волги, чтобы культура символически влилась в природу. И хотя Пьяли Гош впервые в Ширяево, она прониклась поэтикой биеннале, располагающей к перформативности, взаимодействию с публикой и местом, к эфемерности жеста, не оставляющего по себе материальных следов.

Ширяевская биеннале, возникшая как частная инициатива самарских художников Нели и Романа Коржовых еще в 1999 году, а с 2014 года ставшая титульным проектом Средневолжского филиала ГЦСИ, который образовался благодаря активности Коржовых, имеет подзаголовок «номадическая»: съехавшиеся со всех концов света арт-кочевники поселяются в Ширяево на две недели у местных жителей, чтобы в конце этой экзотической резиденции представить свою работу на однодневном «Номадическом шоу» и разъехаться восвояси. Биеннале не обещает славы, денег, монументальных творений и большой аудитории, но в ней всякий раз участвуют какие-нибудь знаменитости. В этом году — Ербосын Мельдибеков, Андрей Кузькин и Московский ансамбль современной музыки, завершивший «Номадическое шоу» выступлением на пристани и давший превосходный концерт американской авангардной музыки в сельском клубе на следующий день. Знаменитый британский куратор Дэвид Эллиотт, приехавший на теоретический симпозиум Ширяевской биеннале, признавался, что нечасто слышит столь замечательное исполнение «Living Room Music» Джона Кейджа.

Однако гораздо важнее, что здесь открыты всем и не готовы делить художников на первый и второй сорта, так что американские фрики-маргиналы из Antibody Corporation и Burning Orchid оказались гвоздем программы, и в ширяевском контексте их перформанс «Хохот» из клубного квир-шоу превратился в настоящее биеннальное произведение, отдающееся мамлеевским эхом посреди Жигулевских гор. А еще здесь стремятся открывать новые имена — все акции, инсталляции и интервенции биеннале обрамил, как единую картину, перформанс молодого московского художника Семена Воронова, кто тонко прочувствовал и тему ликования, трактованного как катарсис, и характер ширяевского ландшафта. В первом акте его абстрактно-балетного действа перформеры поднимались по склону горы с одной стороны села, во втором — отчаянно бросались в пропасть с противоположной горы, чтобы напомнить о том, что искусство не езда по рельсам в заданном направлении, а прыжок в неизвестность.

Сама идея биеннале в деревенской глуши была вызвана эскапистским желанием соскочить с институциональных рельсов и удрать в пространство полной художественной свободы. И Коржовы как кураторы давно выбрали тактику кочевания: делали выставки на остановках общественного транспорта или в здании железнодорожного вокзала, рассчитывая на встречу со случайным зрителем-номадом. Их часто критиковали за аполитичность, критикуют и сейчас за будто бы неуместное в тяжелые времена «ликование», однако этот принципиальный демократизм в отношении художника и зрителя выглядит весьма радикальной политической позицией в современном сословно-иерархическом обществе. За двадцать лет формат ширяевского эксперимента почти не изменился, но, как кажется, изменилась публика — в Самаре сложилось большое сообщество любителей современного искусства, число профессиональных зрителей растет раз от разу.

Правда, в последнее время кочевники тяготеют к оседлости: теперь биеннале не кончается «Номадическим шоу» — в частных домах и клубе Ширяева целый месяц будет идти выставка с документацией проекта. Да и городу нужен оседлый центр современного искусства — несколько лет подряд Средневолжский филиал ГЦСИ занимался реставрацией и приспособлением главного памятника самарского конструктивизма, фабрики-кухни Екатерины Максимовой, под нужды такого центра. Но внезапно политик Александр Хинштейн, до 2016 года представлявший Самарскую область в Госдуме и выступивший инициатором превращения фабрики-кухни в базу самарского ГЦСИ, предложил сделать в здании отделение какого-нибудь крупного федерального музея, мотивируя это тем, что руководству РОСИЗО оно «явно не нужно». И действительно, за минувший год РОСИЗО, которому подчинили ГЦСИ, фактически заморозил строительство всех зданий филиалов в регионах. Видимо, все это только подтолкнет местное художественное сообщество активнее откочевывать в Москву.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз