Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Силовиков нашли на Охотном ряду

«Трансперенси интернешнл» посчитала, сколько депутатов продвигает интересы спецслужб и правоохранителей

от

Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси интернешнл» (ТИ) проанализировал деятельность и биографии всех действующих депутатов Госдумы и пришел к выводу, что каждый пятый парламентарий принадлежит к силовому лобби. На деле это означает продвижение интересов ФСБ, МВД, прокуратуры, Следственного комитета, Росгвардии, Минобороны и других. При этом расходы на силовые статьи бюджета страны с 2012 года начали резко расти. Депутаты свою причастность к лобби отрицают.


Для вычисления лоббистов в ТИ определили два критерия: их законотворческую деятельность и профессиональные отношения с силовыми структурами до избрания.

По данным организации, в нынешнем созыве Госдумы 86 депутатов (19% от общего числа) принадлежат к силовому лобби.

26 депутатов, по мнению ТИ, относятся к лобби Минобороны, 20 — к ФСБ, 7 — к МВД, 8 — к прокуратуре и СКР. Такие ведомства, как Росгвардия, ФСО, СВР, ФСИН и МЧС, собственных лоббистов не имеют, но их интересы вместе с интересами других силовиков также продвигает силовое лобби. «Практики лоббирования разнообразны: от официальных письменных обращений, участия в консультациях и рабочих совещаниях, организации публичных кампаний до неформальных встреч лоббистов с представителями власти и различных форм финансирования»,— говорится в расследовании ТИ.

Профильный комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции возглавляет Василий Пискарев, который до избрания в Госдуму с 2012 по 2016 год занимал должность первого заместителя председателя Следственного комитета России. Господин Пискарев занимает также должность сопредседателя комиссии по рассмотрению расходов федерального бюджета, направленных на обеспечение национальной обороны, национальной безопасности и правоохранительной деятельности. Первым зампредом комитета по безопасности является Эрнест Валеев, бывший заместитель генерального прокурора. Еще один зампред комитета — Анатолий Выборный, служивший до 2003 года в Главной военной прокуратуре. Подгруппа лоббистов прокуратуры и СК численно меньше Минобороны, но имеет формально большое влияние в профильном комитете Госдумы и в группе силового лобби в целом, считают в ТИ.

Пресс-секретарь ТИ Артем Ефимов напомнил, что отстаивание интересов того или иного ведомства официально противоправным не является. Дело в том, что в России лоббирование никак не регулируется законодательно, хотя во всем мире это считается важным элементом системы противодействия коррупции. «В первую очередь лобби сосредоточено в профильных комитетах — по обороне, по безопасности и противодействию коррупции. Это распространенная практика, когда выходцы из ведомств целенаправленно идут в законодатели, чтобы продолжать работать для них уже оттуда»,— сказал “Ъ” господин Ефимов.

Эрнест Валеев назвал зачисление его в силовое лобби «глупостями». Еще один член комитета по обороне, Павел Дорохин (КПРФ), также отрицает свою принадлежность к нему. «Это гипотетические бездоказательные размышления. Последние годы депутатов часто в этом обвиняют. Поддержишь направление — сразу лоббист. Те инициативы, которые я поддержал и которые перечислены в докладе,— они шли снизу, от народа, обсуждались с экспертами. Каждый руководствуется своей совестью при внесении инициатив»,— сказал он “Ъ”. В качестве примера лоббистского законопроекта, который поддержал господин Дорохин, ТИ приводит инициативу о льготах для Героев СССР, России и кавалеров ордена Славы.

Из 86 отнесенных к лобби депутатов 24 избирались в Госдуму более двух раз, еще 29 — дважды (в 2011 и 2016 годах).

«Исходя из этого, мы можем отметить последовательное усиление силового лобби в шестом и седьмом созывах,— говорится в докладе ТИ.— Усиление силовиков находит свое отражение в распределении средств в статьях бюджета РФ».

Расходы на силовые статьи бюджета стали резко расти с 2012 года. Так, в пиковый 2016 год по статье «Национальная оборона» только официально было потрачено 3 трлн 775 млрд руб. В том же году образование получило лишь 597 млрд руб., а здравоохранение — 439 млрд руб. Отмечается, что установить точную сумму расходов по этой сфере сложно: часть из них засекречена, а часть наряду со статьями «Национальная оборона» и «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» попадает в бюджет в статьях «Социальная политика» и «Национальная экономика». «Уже имея ряд привилегий (ранний выхода на пенсию, субсидии на покупку жилья, бесплатное санаторно-курортное лечение и медицинские услуги для себя и членов своих семей и проч.), силовики оказывают влияние на законодательный процесс, чтобы увеличить социальную поддержку от государства»,— резюмируют в докладе.

Екатерина Гробман


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз