Коротко

Новости

Подробно

Съезд утвердителей

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42
ФОТО: ИЛЬЯ ПИТАЛЕВ
Выбирая лицо "Единой России" между Сергеем Шойгу (слева) и Юрием Лужковым (справа), Кремль остановился на Борисе Грызлове (в центре)
       29 марта состоится второй съезд "Единой России". От его решений будет зависеть будущее партии власти: делегатам предстоит принять новый устав, избрать новое руководство и одобрить новую идеологическую платформу. Права на ошибку у единороссов нет: после серии ударов, которые партия нанесла сама себе, ей будет трудно бороться за большинство в Госдуме.

       Повестка съезда "Единой России" выглядит довольно странно — на нем должен быть переизбран глава генсовета, назначен руководитель исполкома и принят новый устав партии. Обычно такими вопросами занимаются новорожденные политические организации в момент проведения первого учредительного съезда, а вовсе не партии, которые претендуют на лидерство в стремительно приближающейся (а по сути уже и начавшейся) парламентской выборной кампании.
       Но у "Единой России" нет выбора. За последние месяцы партия власти получила несколько настолько сильных ударов, что возникло сомнение, сможет ли она выполнить главную политическую задачу: получить на выборах в Госдуму четвертого созыва большинство голосов — причем желательно конституционное. Единороссы торопятся исправить положение, иначе спасти репутацию партии власти не удастся никогда.
       
       Лихорадить "Единую Россию" начало в конце прошлого года. Довольно неожиданно в конце ноября министр внутренних дел Борис Грызлов был избран председателем высшего совета партии. До тех пор этот пост не давал серьезного влияния. Глава МЧС Сергей Шойгу, мэр Москвы Юрий Лужков, президент Татарии Минтимер Шаймиев — отцы-основатели "Единства", "Отечества" и "Всей России", из которых в 2001 году была слеплена "Единая Россия",— заседая в высшем совете, исполняли чисто представительские функции. Оперативным руководством занимался председатель генсовета и глава исполкома в одном лице Александр Беспалов вместе с депутатами Госдумы из генсовета партии. Именно он ездил по регионам, формировал отделения партии в субъектах федерации, разрабатывал план грядущей парламентской кампании. Постепенно из безвестного заместителя полпреда в Центральном федеральном округе, каким он был в момент избрания главой генсовета в июле 2001 года, Беспалов превратился в узнаваемую фигуру со своим стилем. Стиль этот, правда, как считали некоторые в "Единой России" и за ее пределами, не во всем совпадал с тем имиджем, который был нужен партии.
       Возвышение Бориса Грызлова как раз и объяснялось тем, что партии нужно новое лицо. И хотя идея поставить во главе федеральной партии, претендующей на массовость, милиционера тоже понравилась далеко не всем, кандидатура не обсуждалась. По сведениям "Власти", Владимир Путин лично выбрал Бориса Грызлова из тех кандидатов, которых предложили глава администрации президента Александр Волошин и его заместитель Владислав Сурков, курирующие партийное строительство. На изъяны Грызлова посмотрели сквозь пальцы. Ведь на самом деле министр внутренних дел понадобился вовсе не для того, чтобы партия обрела лицо, а для того, чтобы заполнить вакуум, который мог образоваться после изгнания из партии Александра Беспалова. А к этому моменту судьба главы генсовета была уже решена руководством администрации президента: Беспалов сосредоточил в своих руках слишком много власти и накануне выборов его надо было убрать из партии во что бы то ни стало.
       
       Кремлевские функционеры начали терять контроль над партией. И опасность исходила именно от главы генсовета. Александр Беспалов на правах бывшего коллеги президента (он возглавлял управление по связям с общественностью в мэрии Петербурга в середине 90-х, когда в горадминистрации работал и Путин) имел личный доступ к главе государства. При этом устав "Единой России" дал Беспалову беспрецедентно широкие полномочия: он подписывал все финансовые документы, лично формировал исполнительные структуры партии на местах, влиял на назначение руководителей региональных отделений и сам санкционировал выдачу партийных билетов. При этом его самого сместить мог только съезд.
       Постепенно глава генсовета вошел во вкус власти и начал принимать решения, не советуясь с кураторами из Кремля. Объявив о какой-нибудь инициативе, Беспалов ссылался на личное одобрение президента. Отношения главы генсовета с Сурковым резко испортились. Апогеем этой войны стало скандальное выступление Суркова на учебе регионального актива партии: заместителя главы кремлевской администрации не предупредили, что в зале присутствуют журналисты, в результате чего он был не в меру откровенен в критике партии.
       Через некоторое время президенту сообщили, что Беспалов и его ближайшее окружение вольно обращаются с финансами. К этому добавилось несколько неуклюжих высказываний председателя генсовета, в том числе о том, что вступление президента в "Единую Россию" — решенный вопрос. Последнее было представлено как посягательство на святая святых — имидж президента. Владимир Путин сказал: "Разбирайтесь сами". И судьба Беспалова была решена.
       Руководство администрации президента воспользовалось тем, что члены генсовета — прежде всего лидеры думских фракций "Единство", ОВР и группы "Регионы России" Владимир Пехтин, Владислав Володин и Олег Морозов — были не прочь разделить друг с другом власть, сосредоточенную в руках "узурпатора". После некоторых консультаций представители генсовета объявили, что необходимо внести изменения в устав и разделить посты глав генсовета и исполкома.
       Конечно, в администрации президента понимали, что смена руководства нанесет серьезный урон репутации "Единой России". Чтобы сломать сопротивление Беспалова, пришлось пойти на кадровую чистку и серьезные преобразования партийной структуры. А ведь на ее строительство ушло все время с момента проведения первого съезда и прихода Беспалова в партию. Тем не менее жертву признали оправданной: накануне думской кампании из рук утекал предвыборный бюджет.
       
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
Глава администрации президента Александр Волошин будет руководить предвыборной кампанией "Единой России" руками своего заместителя Владислава Суркова (оба в центре, слева — первый замглавы администрации Дмитрий Медведев, справа — пресс-секретарь президента Алексей Громов)
Сначала из "Единой России" устранили правую руку Беспалова, его заместителя по исполкому Юлию Крижанскую, которая помогала ему еще в мэрии Петербурга. В партии ей была отведена роль руководителя предвыборного штаба, который должен был появиться на базе исполкома. Под эту задачу Крижанская подбирала людей не только в центральном исполкоме, но и в регионах. Как говорят источники "Власти" в руководстве "Единой России", в некоторые региональные отделения партии вошли бывшие сотрудники петербургской PR-компании "Новоком". Группа Крижанской провела масштабное предвыборное исследование в избирательных округах, которое должно было по идее Беспалова стать основным аргументом при формировании партийных списков. При этом пострадала репутация некоторых депутатов Госдумы, рейтинг которых в исследовании Крижанской оказался ниже желаемого.
       Крижанской были предъявлены обвинения в дискредитации партии, преследовании личных интересов и культивировании семейственности (в организации исследований и обучающих семинаров ей, по свидетельству членов партии, активно помогали мать и бывший муж). Она была вынуждена написать заявление об уходе по собственному желанию, после чего со скандалом была исключена из партии. Приводя дополнительные сведения о "темных делах" Крижанской, в партии не забывают упомянуть о том, что сразу же после своего ухода она вместе со всей своей командой отправилась отдыхать на Кубу.
       После этого было сломлено и сопротивление самого Александра Беспалова. Он был вынужден принять пост руководителя департамента по информационной политике "Газпрома". Резкое понижение статуса Беспалов преподнес как "партийное задание": якобы партия нуждается в информационном ресурсе, который нужно организовать к выборам в Госдуму, и поэтому он отправлен на этот ответственный участок работы.
       
       В партии началась полная неразбериха. Скандал стал достоянием общественности. Работа исполкома остановилась, поскольку часть сотрудников ушла, а часть была уволена. Окружение Грызлова, которое предприняло попытку заполнить существующий вакуум, не могло вполне справиться со своей задачей, потому что, как и шеф, большинство из них лишь совмещают работу в партии с основной деятельностью в МВД.
       С подачи генсовета были уволены главы региональных отделений и исполкомов, наиболее приближенные к Крижанской. В части регионов начался передел власти, аналогичный тому, что произошел в центральном аппарате. В руководстве "Единой России" обострились неизжитые внутрипартийные противоречия между представителями "Единства" и "Отечества" — главными соперниками по выборам 1999 года. К примеру, члены руководства "Единой России", близкие к Юрию Лужкову, решили, что сами будут определять кандидатов по престижным московским округам. А глава "Единства" Владимир Пехтин в условиях безвластия поторопился придумать черновой вариант партийных списков. К этому весьма ревностно отнеслись его коллеги по генсовету. Партийцам с трудом удалось договориться, что до проведения съезда никакого разговора о партийных списках вестись не должно, а пока места распределят лишь по одномандатным округам. "Мы могли просто перегрызть друг другу глотки",— констатировал один из источников "Власти".
       В итоге в январе, по данным ВЦИОМа, рейтинг "Единой России" упал с 28% до 14%. Примерно на этот период пришелся еще один удар по авторитету партии — кандидат "Единой России" Николай Карпенко проиграл на выборах губернатора Магаданской области. Ситуацию осложнили мелкие центристские партии, которые на думских выборах неизбежно будут откусывать от "Единой России" кусочки электората. Например, Народная партия не скрывает, что с помощью Кремля рассчитывает отобрать у "Единой России" некоторые одномандатные округа. Партия жизни, в которую недавно вступил спикер Совета федерации Сергей Миронов, также рассчитывает на создание своей группы в будущей Думе из депутатов-одномандатников.
       
       Критически оценив шансы на выборах, единороссы подкорректировали публичные заявления о перспективах партии. На пресс-конференции в начале марта члены генсовета уже не говорили о том, что партия стремится взять на выборах большинство мест. "Если возьмем столько, сколько у нас есть сейчас, будем считать свою задачу выполненной",— говорили они. А это не половина голосов, а всего лишь треть.
       И после того, как партия отказалась от невыполнимых обязательств, пришло время врачевать раны, нанесенные "Единой России" во внутрипартийной борьбе.
       Проект нового устава партии, по сведениям "Власти", был написан под диктовку замначальника управления внутренней политики администрации президента Леонида Ивлева. Фактически он нацелен на то, чтобы облегчить администрации президента контроль за предвыборными ресурсами партии. Проще говоря, после утверждения устава и предвыборный штаб "Единой России", и бюджет окажется в руках Волошина и Суркова. С этой целью, к примеру, право утверждать бюджет партии передано генеральному совету. Раньше этим правом обладал центральный политсовет, состоящий из сотни руководителей региональных отделений партии. Но договориться с 13 членами генсовета проще: большинство из них — депутаты Госдумы, которые заинтересованы в том, чтобы переизбраться на новый срок.
       При этом Борис Грызлов, ради лидерства которого якобы и задумывались все пертурбации, в качестве председателя высшего совета не получил никаких дополнительных полномочий. А ведь он претендовал на то, чтобы как минимум утверждать предвыборные партийные списки. Интересно, что еще до появления проекта нового устава партии источник в руководстве "Единой России" предупреждал корреспондента "Власти" о том, что Кремль доверит составлять списки тем, "кто сговорчивее, и это явно не Грызлов: вокруг него слишком много желающих". В случае же, если встанет вопрос об избрании Грызлова спикером Госдумы (такой вариант сейчас всерьез рассматривается в Кремле), он будет тем более сговорчивым, чем меньше сможет провести в Думу своих приближенных. И это еще раз доказывает, что администрация президента вовсе не заинтересована в том, чтобы партия получила автономного лидера.
       Для Суркова гораздо удобнее проводить решения, лавируя между членами генсовета. Они-то и получили в коллективное пользование практически все те полномочия, которые до сих пор были у Беспалова. По новому уставу генсовет наделен всеми правами формировать партсписки и определять, кого выставлять или поддерживать в одномандатных округах. Кроме того, теперь уже члены генсовета из своего состава будут избирать секретаря генерального совета и, соответственно, будут иметь право сместить его (кстати, теперь эта должность в партии называется "генеральный секретарь").
       А вот главе исполкома будут предоставлены исключительно менеджерские функции. По сведениям "Власти", на этот пост, скорее всего, будет назначен нынешний и. о. руководителя исполкома Юрий Волков — кадровый чекист, который в середине 90-х работал одновременно с Владимиром Путиным в мэрии Петербурга, а в 2001-2002 годах представлял губернаторов Коми и Ненецкого автономного округа в Совете федерации. Интересно, что главы обоих регионов досрочно отзывали его из верхней палаты парламента за неудовлетворительную работу.
       В такой конструкции "Единая Россия" вступит в предвыборную кампанию. Судьба партии окажется в руках администрации президента: она контролирует генсовет, работу исполкома, получит в распоряжение бюджет. И партии с подмоченной репутацией остается только надеяться, что опыт Кремля на прошлых думских выборах и его административный ресурс принесут желаемые результаты.
ИРИНА НАГОРНЫХ


"Упал, вырос — к этому нельзя относиться серьезно"
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
       Член генсовета "Единой России", участник рабочей группы по подготовке съезда, глава фракции "Единство" в Госдуме Владимир Пехтин рассказал корреспонденту "Власти" Ирине Нагорных о предвыборных перспективах партии.
       
       — Сильно повредили "Единой России" перестановки в руководстве, падение рейтинга в январе до 14%, проигрыш на выборах магаданского губернатора?
       — Никак не повредили. К скачкам рейтинга по опросам ВЦИОМ нельзя относиться серьезно. В течение месяца он вдруг вдвое упал, а потом неожиданно вдвое вырос! Это проблема не партии, а социологов. Кадровые перестановки — это естественно в такой молодой партии, как наша. Прошел первый год организационного становления, изменились задачи, а под задачи — и люди. Несколько человек покинули центральный исполнительный комитет, высший совет. Вот, например, покойный губернатор Магаданской области Валентин Цветков был в составе высшего совета. Председатель генсовета Александр Беспалов получил назначение руководителем департамента в "Газпроме". Юлия Крижанская уволилась по собственному желанию... Но перемены не носят стратегического характера. Вы же видите — в высшем органе партии, высшем совете, остались те же люди, авторитетные и популярные.
       — В высший совет будут включены новые люди?
       — Рассматривается, например, кандидатура красноярского губернатора Александра Хлопонина, есть и другие кандидаты. По уставу количественный состав высшего совета не ограничен никакими квотами. Съезд вправе включить в него столько членов, сколько сочтет нужным.
       — Есть информация, что из высшего совета уйдет губернатор Санкт-Петербурга Владимир Яковлев.
       — Сейчас он член высшего совета. А останется ли он в этом качестве, решит съезд.
       — Будет ли затрагиваться на съезде тема формирования партийных списков?
       — В повестке ее нет. Она может возникнуть в качестве информационного материала. Откровенно говоря, по спискам мы ничего не формировали. Распределили одномандатные округа между думцами, кто сегодня является депутатом и членом "Единой России", входит во фракции "Единство", "Отечество" и "Регионы России". "Народный депутат" просил 51 одномандатный округ — мы, наверное, все эти округа ему отдадим. Вот таким образом мы расписали, и у нас еще 120 округов осталось. Что касается списка, мы проведем съезд и начнем эту работу.
       — И кто по каким округам пойдет?
— Я иду по Магаданскому округу. Вячеслав Володин собирается идти в Саратовской области. Олег Морозов идет по одному из округов Татарстана, Андрей Исаев — по одному из округов Москвы. Артур Чилингаров идет по северам — по-моему, в Эвенкии.
       — Это принципиальное решение, что основной костяк партии идет по одномандатным округам?
       — Пока так. В федеральном списке будет достаточно известных людей. Наверное, Александр Карелин, Николай Ковалев. Есть еще высший совет — Лужков, Шойгу, Шаймиев, Грызлов. По крайней мере, они могут не пойти потом в Думу, отказаться.
       — Почему не реализованы планы усилить высший совет по отношению к генеральному?
       — Высший совет всегда был руководящим органом — съезд ведь собирается по предложению высшего совета.
       — Но у председателя высшего совета не появится никаких дополнительных полномочий?
       — У него сегодня полномочий достаточно. Прежде всего у него достаточно авторитета для того, чтобы руководить вообще всей партией. Совсем ведь не обязательно иметь в кармане партийный билет. Можно не иметь партийного билета и быть лидером, энтузиастом, патриотом своего движения. Это же правильно, да?
       — На мой взгляд, это искусственно. К тому же вы нарушаете запрет на возможность занимать руководящие партийные посты для чиновников категории А.
       — Стоп! Никаких нарушений закона сегодня нет. Грызлов даже не член партии!
       — Сколько возьмете на выборах в Госдуму?
       — Логика простая. Если получим 37%, как это было на прошлых выборах (37% в Думе сейчас составляют депутаты--члены "Единой России" совместно с членами депутатской группы "Народный депутат".— "Власть"), практически все те же люди, которые были, останутся в Госдуме. Если получим больше, то, конечно, больше увидим новых лиц из региональных организаций. А если получим, не дай бог, меньше 37%, не досчитаемся и тех, кто сегодня у нас есть.
       


Под знаменем единороссизма
       "Единая Россия" готовится обнародовать манифест с изложением своей партийной идеологии. Ознакомившись с текстом документа, "Власть" обнаружила любопытные совпадения с Карлом Марксом, Мао Цзэдуном, Джорджем Оруэллом и Фридрихом Ницше.
       
       Манифест — жанр в основном литературно-художественный, для политических партий не очень типичный — обычно они ограничиваются программой и уставом. Памятное многим исключение — составленный Карлом Марксом в 1848 году "Манифест Коммунистической партии".
       Весьма вероятно, что идею составления манифеста партии "Единая Россия" его авторам подсказал как раз Карл Маркс. Но по содержанию новый манифест скорее продолжает линию не европейского коммунистического движения 1848 года, а более поздней партии большевиков (которая, заметим, собственный манифест так и не удосужилась составить) и китайской компартии. Вот пример. "Мы не только ставим перед собой высокие цели, но и готовы к их достижению. Мы не только ищем у людей поддержки, но и отвечаем перед ними за каждое свое слово и каждый поступок" — это "Единая Россия". "Наш долг — нести ответственность перед народом. Каждое слово, каждый поступок должны отвечать интересам народа" — это Мао Цзэдун. Коммунисты тоже делили всех на себя и людей (народ, трудящихся); точно так же ставили перед собой высокие цели и руководствовались высокими идеалами; точно так же много и охотно рассуждали об ответственности каждого члена партии перед страной и народом.
       Далее: "Мы считаем залогом успеха нашей страны появление в ней честной и ответственной перед народом власти, которая... опирается на мощную, массовую и ответственную партию". Большевики тоже считали, что государственная власть должна опираться на мощную и массовую партию, являющуюся своего рода посредником между вождем и народом.
       Примечательны и экономические воззрения, проповедуемые в манифесте партии "Единая Россия": "Необходимо создать основанную на законе систему перераспределения доходов граждан и государства в интересах большинства его населения. Это не означает 'отнять и поделить'. Это означает произвести, получить доход, заплатить каждому достойное вознаграждение за его труд". Прямо-таки политическая экономия социализма. Это только пародийный Полиграф Шариков призывал к отнятию и делению. А партия большевиков как раз и говорила, что при социализме создана система перераспределения доходов в интересах большинства населения. И обязывалась обеспечить каждому достойное вознаграждение за труд. Собственно, такова и была формула социализма: "От каждого — по способностям, каждому — по труду".
       Наконец, "'Единая Россия' заявляет о готовности взять историческую ответственность за судьбы страны". Как говорил Владимир Ульянов (он же Николай Ленин): "Есть такая партия!"
       Все эти совпадения совершенно не удивительны, потому что партия большевиков была единственной в России и задумывалась как не имеющий конкурентов выразитель надежд и чаяний всего народа. Как прямо указывается в манифесте, именно такой единственной партией хочет стать и "Единая Россия": "Мы намерены стать партией национального успеха России". Вряд ли такой подход предполагает конкурента — не партией же национального унижения ему называться.
       Что же касается эффектных формулировок, то новый манифест не уступает, а подчас значительно превосходит предшественников. "В буржуазном обществе прошлое господствует над настоящим, в коммунистическом обществе — настоящее над прошлым",— писал Маркс. "Единство России — это органическое единство ее прошлого, настоящего и будущего... Ориентированная на будущее идеология как никогда обязана внимательно вглядываться в прошлое, укоренять себя в нем. Но не ради прошлого как такового... Чтобы обеспечить преемственность, нужно преобразовать традицию в новацию. Чтобы остаться собой, надо многое в себе поменять..." — говорит "Единая Россия". "Без разрушения нет созидания. Разрушение требует выяснения истины, а выяснение истины и есть созидание",— соглашается Мао Цзэдун.
       По силе и убедительности с указанными формулировками могут конкурировать только оруэлловские основополагающие лозунги: "Война — это мир! Свобода — это рабство! Незнание — это сила!".
       "Настанет великий Полдень!" — говорил Заратустра. "На рубеже веков и тысячелетий мы заявляем о самом главном — о том, ради чего создана наша партия",— говорит "Единая Россия". "Не выдавай своей молчаливости молчанием",— не сдается Заратустра. "Сохрани все, что нельзя не сохранить! Измени все, что нельзя не изменить! — отвечает партия и продолжает: — Мы делаем то, что обещаем, и обещаем только то, что действительно сделаем". "При известных условиях плохое может привести к хорошим результатам, а хорошее — к плохим результатам",— добавляет Мао.
Маркс, Оруэлл, Заратустра безмолвствуют.
       


Почему власти не везет с партией?
       "Единая Россия" продолжает славную традицию партий власти — "Демократического выбора России" и "Нашего дома — России", ни одной из которых партией в полном смысле слова стать так и не удалось.
       
       Сергей Филатов, лидер Конгресса интеллигенции России, в 1991-1993 годах член политсовета партии "Демроссия":
       — Потому что нельзя делать партию сверху по разнарядке! У нас только одна партия, построенная нормально,— "Яблоко". Те, кто занят партийным строительством, не понимают принципов демократии. Когда нет оппонентов, ничего не развивается — ни наука, ни партия. "Демроссия" была эмоциональной партией, она не успела стать настоящей партией, ее растащили по разным местам: в чиновники, в депутаты. "Единая Россия" держится за счет губернаторов и других начальников, а это нестойкое образование. Путин вроде и хотел бы как-то легализовать отношения, но он понимает, что это все ненадолго.
       
Владимир Рыжков, депутат Госдумы, бывший лидер парламентской фракции "Наш дом — Россия":
       — Потому что то, что мы называем властью,— не что иное, как беспартийно-внепартийная группа людей, которая никак не заинтересована в строительстве многопартийной системы. Если это случится, ей придется делиться властью с обществом. Она правит с 1991 года и контролирует все: Кремль, Белый дом, основные экономические ресурсы. НДР пытался это реформировать и сделать не чиновничью, а идеологическую партию. Но то ли не смогли, то ли не успели. "Единая Россия" идет зачастую по худшему пути НДР (ведь и там, и тут одни люди), привлекая в свои ряды губернаторов, мэров, директоров.
       
       Олег Шенин, председатель совета СКП-КПСС, в 1990-1991 годах секретарь ЦК КПСС и член Политбюро:
       — Дело не в везении, а в неумении. Нельзя построить партию, используя только административный ресурс или деньги. У всех партий власти, не исключая нынешнюю, нет идеологии, программы, лидеров. У тех, что есть,— все время ссылки на президента, но он почему-то не вступает в их партию. У членов "Единой России" нет самопожертвования ради целей и задач партии. Я знаком с ее членами в регионах. Они были членами КПСС, демпартий, НДР, а теперь — "Единой России". И место им в Институте Сербского, а не в партии.
       
Валерия Новодворская, лидер партии "Демсоюз":
       — Это не партия власти, а кучка лицемеров и лакеев. Они соревнуются в том, кто первый подаст господину халат, кто первый получит кусочек сахара из его рук. В приличной стране партии власти не может быть вообще.
       
Владимир Елисеев, первый заместитель исполнительного директора концерна "Росэнергоатом":
       — Потому что у нас другое, отличное от всех устройство партийной системы. Формирование различных властных структур не зависит от итогов выборов. И потом, термин неправильный: все партийные образования, заявлявшие, что они партия власти, исчезают. Может, не стоит так заявлять? Кстати, я недавно был в Екатеринбурге, так там СПС пропагандирует себя не иначе, как стратегический президентский то ли союз, то ли резерв.
       
Олег Румянцев, вице-президент компании Shell в России, соавтор первой Конституции России:
       — Десять лет я возвращаюсь к тому, что было выпущено из нашего проекта Конституции: увязка победившего парламентского большинства с формированием кабинета министров. Институт реальной подотчетности правительства делает выборы осмысленными. Когда нет этого механизма, вопрос о правящей партии становится делом вкуса узкого круга приближенных лиц.
       
Аман Тулеев, губернатор Кемеровской области:
       — Все зависит от того, кто "везет" и как "везет". Кто был лидером ДВР? Приснопамятный Егор Гайдар. Ну кто станет под его знамена?! Нынешняя партия власти — это партия, несомненным лидером которой является президент РФ В. В. Путин. С появлением такого лидера у России появилась надежда. Поэтому у нынешней партии власти есть перспективы.
       
Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края:
       — Со школы помнятся слова классика партстроительства — В. И. Ленина: без идеи, которая способна овладеть широкими массами, политическая организация бессмысленна. А какая идея у партии власти? Удержаться у кормушки? Такая идея может вдохновить чиновников, но для России "кольчужка" коротковата.
       
Комментарии
Профиль пользователя