Коротко


Подробно

3

Фото: Aaron P. Bernstein/File Photo / Reuters

Ястребиная верность

Сенатор Маккейн умер, но дело его живет, считает Иван Лебедев

В США умер сенатор-республиканец Джон Маккейн, имевший репутацию «ястреба» и едва ли не самого большого недруга президента России Владимира Путина. В Америке большинство считает Маккейна выдающимся политиком и патриотом


Сенатор скончался на ранчо в штате Аризона от онкологического заболевания, не дожив четырех дней до своего 82-летия. Он хотел, чтобы его похоронили в Аннаполисе — столице штата Мэриленд, где он когда-то окончил Военно-морскую академию и где прошли самые счастливые годы его жизни. Так и случилось…

Маккейн пошел по стопам своего отца и деда — адмиралов ВМС США, участников Второй мировой войны. Правда, он не слишком усердствовал в учебе и в молодости прослыл плейбоем, который больше интересуется вечеринками и спорткарами, чем морскими лоциями. Это не помешало ему выучиться на летчика палубной авиации и после нескольких лет службы на базе во Флориде попросить о переводе на авианосец «Форрестол», отправлявшийся в зону боевых действий к берегам Вьетнама. Там он участвовал в операции «Раскаты грома» и бомбил гражданские объекты в Ханое, а 26 октября 1967 года его штурмовик «Скайхоук» был сбит над этим городом советской зенитной ракетой С-75.

Американского летчика, сломавшего при катапультировании обе руки и ногу, выловили из озера в центре Ханоя. Его вытащили на берег на бамбуковых палках, и толпа хотела устроить над ним самосуд — прикладом винтовки ему сломали ключицу и пару раз ткнули в бок то ли ножом, то ли штыком. Считается, что его спас от расправы местный крестьянин Май Ван Он, отогнавший нападавших.

Мне довелось побывать на этом месте во время недавней поездки в Ханой. Наш вьетнамский провожатый сказал лишь: «Вот здесь был сбит американский летчик...» Какой — объяснять было не обязательно. В конце концов, это написано на памятном знаке, установленном на берегу: «26.10.1967 на озере Чукбать военнослужащие и жители Ханоя захватили лейтенанта ВМС США Джона Сидни Маккейна, пилота самолета А4 В1, сбитого над электростанцией Йенфу. Это был один из десяти сбитых в тот день самолетов».

На каменной стеле, напоминающей по форме обломок крыла, рядом с надписью вырезана фигура летчика — он стоит на коленях с опущенной головой и поднятыми руками. Едва ли это могло понравиться Маккейну, который начиная с середины 1990-х приезжал в Ханой несколько раз и, по свидетельствам очевидцев, довольно прохладно общался там с крестьянином, вытащившим его из воды. Совсем нерадостной была для него и экскурсия в тюрьму Хоало, прозванную американцами в годы войны «Ханой-Хилтон». Сейчас там создан музей, где можно увидеть комбинезон, шлем и парашют Маккейна.

Будущий сенатор провел в ханойском «Хилтоне» пять с половиной лет и потом писал в своих мемуарах, что его там били и жестоко пытали. Вьетнамцы же говорят, что к нему относились даже лучше, чем к другим военнопленным, поскольку сразу стало известно, что он сын адмирала. В 1968-м его отец был назначен командующим всей группировкой войск США во Вьетнаме, и стремление Ханоя использовать пленного Маккейна в пропагандистских целях лишь усилилось. Маккейн — надо отдать ему должное — вел себя мужественно в тюрьме, заявляя, что отправится домой только при условии освобождения других американцев, а в ответ на требование раскрыть состав своей эскадрильи передал список игроков футбольной команды «Грин-Бэй Пэкерс».

Что касается его так называемого раскаяния, текст которого был составлен вьетнамцами, то, судя по всему, Маккейн действительно подписал его после четырех дней непрерывных издевательств. По его собственным словам, он почувствовал тогда, что «достиг своего предела». «Я был на грани самоубийства. Я понял, что больше не вынесу»,— писал он в своих мемуарах. Бывший плейбой потерял во вьетнамской тюрьме 23 кг и стал абсолютно седым. Его освободили в январе 1973 года, когда США уже начали вывод своих войск из Вьетнама.

Из плена — в политику


Самолет сбили в небе над Ханоем советской зенитной ракетой С-75, пилота выловили в городском пруду

Фото: File Photo ATTENTION EDITORS - NO RESALES. NO ARCHIVES. THIS IMAGE HAS BEEN SUPPLIED BY A TH, Reuters

На родине Маккейн быстро стал национальным героем. Фотография, где он, опираясь на костыли, пожимает руку президенту Ричарду Никсону на встрече в Белом доме, облетела страницы газет. Путь в большую политику был открыт, но Маккейн окунулся в нее не сразу: до 1981 года он служил на военной базе во Флориде и вышел в отставку в звании капитана 1-го ранга.

Ну а потом «разбег» был стремительным: избрание в Палату представителей, затем (в 1986 году) — в Сенат. В верхней палате Конгресса Маккейн провел более 30 лет и за это время прослыл «бунтарем», зачастую голосующим вразрез с «линией партии». В прошлом году, например, он не поддержал задуманную республиканцами отмену программы здравоохранения «Обамакэр», что стало пока самой большой неудачей президента Дональда Трампа (стоит ли удивляться, что Трамп, узнав о кончине Маккейна, ограничился вежливо-дежурной записью в Twitter и запретил Белому дому выступать с более пространными заявлениями).

Впрочем, мировую известность Маккейну принесло бунтарство особого рода — достигшая на склоне лет паталогических масштабов «политическая идиосинкразия» в отношении России, российской политики и персонально — главы российского государства.

За последние годы, пожалуй, ни один из американских политиков не вылил на Россию столько грязи, как Маккейн. Сам он утверждал, что «не ненавидит Россию», хотя и называл ее «бензоколонкой, которая притворяется страной». «Я просто хочу, чтобы в ней были такие же свобода, правосудие и процветание, как в Америке,— говорил он. Но тут же добавлял: Правда, Путина я ненавижу».

Еще в 2000 году, добиваясь выдвижения кандидатом от Республиканской партии на президентский пост, Маккейн в беседе с журналистами назвал его «безжалостным экс-коммунистическим аппаратчиком». Газета «Нью-Йорк таймс» сразу же написала, что «эти слова могут ему аукнуться, если, став президентом, он будет вынужден обхаживать российского лидера ради решения щекотливых вопросов». Маккейн, правда, президентом не стал (не помогла даже широко разрекламированная автобиография под названием «Вера моих отцов: семейные мемуары», публикация которой была приурочена к предвыборной кампании в 2000-м): сенатор проиграл республиканские праймериз Джорджу Бушу-младшему.

Не была взята президентская высота и в 2008-м: Маккейн уступил Бараку Обаме на всеобщих выборах. Позже он признал, что совершил тогда непростительную ошибку, выбрав себе в напарницы губернатора Аляски Сару Пэйлин. Мать пятерых детей из медвежьего угла сумела завоевать симпатии консервативного крыла партии, но отпугнула — в том числе своим редкостным невежеством — колеблющихся избирателей (Маккейн жалел потом, что не предложил стать кандидатом в вице-президенты авторитетному сенатору Джозефу Либерману — бывшему демократу, перекрасившемуся в независимые). Именно тогда, в 2008-м, во время предвыборных дебатов сенатор поведал, что «увидел в глазах Путина три буквы: К — Г — Б». В этой фразе — самой по себе достаточно злобной — сквозила еще и насмешка над Бушем-младшим, который после первого знакомства с российским коллегой в Любляне сказал, что «посмотрел этому человеку в глаза» и смог «почувствовать его душу».

Лавры непримиримого


Проиграв Обаме, Маккейн остался в Сенате. И остался верен своим антироссийским, а точнее, антипутинским убеждениям — именно они возвели его на пьедестал «непримиримого», с которого его свела только болезнь. Он был одним из инициаторов исключения России из «восьмерки», называл российские выборы «кукольным спектаклем» и даже предлагал расформировать ООН, чтобы создать всемирную «Лигу демократии» — без России и Китая. Позже призывал Обаму отказаться от встреч с Путиным, обвинял Москву в «агрессии» против Грузии, а затем Украины, поддерживал увеличение поставок оружия Киеву и активнее других выступал за расширение антироссийских санкций и «списка Магнитского».

Свои взгляды сенатор изложил, в частности, в статье, опубликованной в 2013 году в интернет-издании Pravda.ru и получившей отклик даже со стороны Путина. «Все говорит о том, что у Маккейна есть дефицит информации о России»,— лаконично прокомментировал манифест сенатора президент РФ, посетовав, что американский законодатель «не воспользовался приглашением приехать» на встречу международного Валдайского клуба, проходившую тогда в Новгородской области.

Спустя четыре года его реакция на выпады Маккейна была куда более жесткой. «Люди с такими убеждениями, как у сенатора, живут еще в старом мире и не хотят взглянуть в будущее, не хотят понять, как быстро меняется мир, не видят реальных угроз и не могут переступить через свое прошлое. Оно все время тащит их назад»,— сказал российский лидер американскому режиссеру Оливеру Стоуну в документальном фильме «Интервью с Путиным» (The Putin Interview).

Вернувшийся из вьетнамского плена ветеран и президент США Никсон — с этого фото началась политическая карьера будущего сенатора

Фото: Harvey Georges, AP

«В США много таких, как сенатор, к сожалению»,— отметил президент. Стоит добавить: в том числе и стараниями самого Маккейна, призывавшего вести диалог с Россией исключительно с позиции силы — в соответствии с принципами, которых в свое время придерживался Рональд Рейган по отношению к Советскому Союзу. Эти принципы, правда, Маккейн толковал по-своему и в выражениях не стеснялся. И, что поразительно, «докричаться до небес» у него получалось: даже пресс-секретарь президента РФ откликался, случалось, на некоторые пассажи сенатора, характеризуя их как «оскорбительные и хамские», находящиеся «за гранью приличия». «Слава богу, этот джентльмен не формирует, не определяет и не реализует внешнюю политику США»,— комментировал Дмитрий Песков.

Между тем «этот джентльмен» на внешнюю политику США все же старался влиять: и на администрацию Буша-младшего, и на администрацию Обамы. Воинственный законодатель и при республиканцах, и при демократах не прекращал упрекать Белый дом то в отсутствии антитеррористической стратегии, то в неправильной политике в Сирии, то в недостаточной твердости по отношению не только к России, но и к Китаю, КНДР, Ирану (список можно продолжить).

В 2015 году, когда республиканцы отвоевали у демократов большинство мест в Сенате, у Маккейна появился в арсенале еще и весомый административный ресурс — он возглавил комитет по делам вооруженных сил. Наряду с бюджетом Пентагона в его ведении оказались проблемы противоракетной обороны и американского военного присутствия в Европе — тема, реанимированная в связи с событиями вокруг Украины. Позиция председателя комитета по всем этим вопросам была едва ли не самой жесткой в стенах Капитолия.

Трамп-кандидат, а затем и Трамп-президент также встречен им в штыки. Неприязнь была не просто политико-идеологическая — личная. В 2016 году Маккейн призывал поддержать кого угодно из республиканцев, только не нью-йоркского миллиардера, а тот отплатил ему той же монетой, усомнившись в его героизме во время войны во Вьетнаме. «Я не считаю героями людей, оказавшихся в плену»,— сказал о нем Трамп, выступая на одной из встреч с избирателями.

Это заявление стало тогда едва ли не самой горячей новостью на американском TV и вызвало возмущение в администрации и Конгрессе. За Маккейна вступился госсекретарь Джон Керри (который также воевал во Вьетнаме), с осуждением Трампа выступили и видные республиканцы (в том числе сенатор от штата Флорида Марко Рубио и бывший губернатор Техаса Рик Перри).

На волне защиты от «посягательств Трампа» политический рейтинг Маккейна достиг небывалых высот — сенатор пользовался почти непререкаемым авторитетом в Конгрессе, пока в марте 2017-го по его репутации не был нанесен весьма болезненный удар: сенатор-республиканец Рон Пол (от штата Кентукки) публично поставил под сомнение его психическое состояние. «Видимо, он уже не в самом расцвете лет. Думаю, он, наверное, слегка свихнулся»,— сказал Пол о «товарище по партии», когда тот обвинил его чуть ли не в предательстве американских интересов.

Днем ранее они поспорили при обсуждении заявки Черногории на вступление в НАТО, которую Маккейн предлагал одобрить в упрощенном порядке. Пол с ним не согласился и покинул зал заседаний, услышав вдогонку от своего оппонента, что «сенатор из Кентукки работает теперь на Владимира Путина». Столь неожиданное предположение как раз и заставило Пола затронуть вопрос о вменяемости своего старшего коллеги. У Маккейна хватило благоразумия не продолжать дискуссию, но было уже поздно: формула «слегка свихнулся» преследовала Маккейна до последних дней.

Впрочем, это не мешало его «маленькой персональной войне» — против Трампа и Путина. Ее последние залпы прозвучали совсем недавно: сенатор обрушился на июльскую встречу между лидерами двух стран в Хельсинки (он назвал ее «трагической ошибкой», а выступление президента США на пресс-конференции по итогам саммита — «одним из самых позорных» в истории) и выступил одним из инициаторов двухпартийного законопроекта о новых санкциях против России, который находится сейчас на рассмотрении Конгресса.

Сомнений в том, что этот законопроект будет принят, увы, никаких. Антироссийские настроения в Конгрессе США по-прежнему крайне сильны, и есть даже известная уверенность, что в обозримой перспективе они сохранятся там и без Маккейна: американские законодатели верят докладу своих спецслужб о вмешательстве России в президентские выборы в США в 2016 году, и что бы ни происходило в Америке в ближайшее время, Россия будет оставаться «главным подозреваемым».

…По законам Аризоны временную замену усопшему сенатору — до выборов в 2020-м — должен назначить губернатор штата республиканец Даг Дьюси. В числе претендентов на ставший вакантным мандат среди прочих имен особо выделяют 64-летнюю вдову Маккейна — Синди. Эта «особость» понятна: любому, кто займет место Маккейна, придется иметь дело с политическим наследием, оставленным неукротимым сенатором, вдове управиться с ним будет проще других…

Иван Лебедев


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение