Подробно

16

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

Опера на руинах

Как оперный open air меняет традиции классической музыки

от

В Севастополе, на территории древнего города Херсонес Таврический завершился II Международный музыкальный фестиваль «Опера в Херсонесе». Он собрал более 3 тыс. зрителей и около 200 российских и иностранных артистов. В том числе мероприятие посетили президент России Владимир Путин и председатель Совета федерации Валентина Матвиенко. О том, как формат open air повлиял на восприятие классической музыки и на традиции оперного театра,— в материале «Коммерсантъ Стиль».


Опера — один из самых традиционных видов искусства, где эксперименты встречаются не часто. Если драматические постановки сейчас проводят в совершенно разных пространствах (в музеях, гаражах и даже поездах), то показать целый оперный спектакль вне пределов театра весьма сложно. В этом году формат оперы open air реализовали на фестивале «Опера в Херсонесе», который второй год подряд проходит на территории музея-заповедника «Херсонес Таврический» под открытым небом у берега моря при поддержке «Ростеха». В отличие от прошлого года, когда здесь были только сборные из различных арий концерты, в этот раз показали сразу два полноценных оперных спектакля с декорациями, костюмами, оркестром и трансляцией на трех экранах. При этом выбор спектаклей получился далеко не самый простой.

Open air накладывает ограничения по репертуару


Фестиваль открыл диптих DIDO в постановке московского театра «Новая опера» им. Е. В. Колобова. Спектакль объединил в себе сразу два произведения — классическую оперу XVII века Генри Перселла «Дидона и Эней», либретто которой написано по четвертой книге «Энеиды» Вергилия, и постановку современного режиссера Майкла Наймана «DIDO. Пролог», основанной на исторических фактах о премьере оперы Генри Пёрселла в Пансионе благородных девиц в Челси в апреле 1689 года. Для неподготовленного зрителя разобраться в деталях сюжета довольно трудно, особенно если учесть, что либретто оперы написано на английском языке.

Опера DIDO

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

Закрывала фестиваль более классическая постановка — опера Петра Чайковского «Евгений Онегин» в исполнении все той же «Новой оперы». Впервые этот спектакль был поставлен в 1996 году в музыкальной редакции основателя театра Евгения Колобова. Декорации вполне отвечают последним модным тенденциям — во всем простота и минимализм. Но арочные окна и платья в стиле ампир на фоне руин IV в. до н. э. выглядели уже не столь органично, как первый спектакль. Такой диссонанс отметили зрители.

«В Херсонесе надо показывать нечто другое — античные комедии и трагедии,— делится своими впечатлениями Владимир Глазунов из Санкт-Петербурга.— Плюс телевизионные картинки мешают, не дают сконцентрироваться. Все-таки нужно создавать четырехмерное пространство, чтобы был объем и голос. Ведь в голосе вся красота».

Однако для местных жителей фестиваль оперы в формате open air оказался действительно «глотком свежего воздуха». Так как на весь Крым нет ни одного театра оперы и балета, местным любителям классической музыки приходится искать возможность посещать любимые спектакли в других городах и странах.

Опера "Евгений Онегин"

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

— Севастополь очень богат культурным наследием,— рассказывает местная жительница Татьяна Тардикова.— Здесь всегда были сильны традиции классической музыки. Но не было оперы, потому что не было сценического пространства. А теперь нам его дали. Единственное, огромное количество техники немного отвлекает. Например, слышно жужжание радиатора за спиной. В театре акустика лучше, звучание другое. Конечно, такой фестиваль под открытым небом — это невероятное погружение в историческую атмосферу, но это накладывает определенные ограничения по репертуару. Например, если «Дидона и Эней» здесь смотрится органично, то «Евгений Онегин» для такого пространства не подходит.

На летней площадке нет такой акустики, как в театре


Руководитель фестиваля Олег Беркович объясняет: «Если говорить про главную сцену — основную площадку, конечно же, для нее необходима подзвучка, чтобы оркестр и певцы звучали достойно. Но надо понимать, что это особенность всех летних фестивалей, если это не античный театр в Кесарии на 300 человек, идеально сохранившийся со времен Римской империи, где был идеально выстроен звук».

Главная сцена фестиваля прошлого года у колонн 35-ой базилики

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

В прошлом году сцена фестиваля была меньше и располагалась прямо у берега моря возле сохранившихся колонн 35-й базилики. По словам зрителей, та площадка была более атмосферной, но менее масштабной. «В этом году площадка существенно насыщеннее с технической точки зрения: три проекционных экрана, на которых дается дополнительная картинка, больше света, все позволяет глубже погрузиться в эпоху, произведение, в саму постановку,— рассказывает Олег Беркович.—

Декораций немного, что в первую очередь связано с тем, что сценическая обстановка существенно отличается от того, что предлагает здание театра. По-другому устроены кулисы, нет крыши, нет занавеса. Постановки требуют адаптации под формат открытого неба, театры также это понимают.

Основная сцена фестиваля в этом году

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

Представления под открытым небом всегда звучат и выглядят несколько иначе, чем в театре, тем они и интересны».

Open air привлекает в оперу массовую публику


О том, как воспринимается формат оперы на открытом воздухе для исполнителей, рассказал оперный певец, обладатель бас-баритона Дмитрий Риберо-Феррейра, выступающий в США, Колумбии и России. «Есть такие арии, для исполнения которых очень важна атмосфера. Моя ария Демона (опера “Демон” Антона Рубинштейна.— “Ъ”) описывает небо, звезды, море. И когда я вышел на сцену, все совпало. Атмосфера Херсонеса мне очень помогла. Но, конечно, у выступления на открытом пространстве свои нюансы, о которых в театре тебе не нужно беспокоиться.

Есть ветер, который мешает не только исполнителям, но и оркестру. Однажды во время моего выступления на концерте под открытым небом у дирижера улетела партитура. К тому же из-за микрофона не слышишь того резонанса в зале, как в театре, и приходится петь на собственных технических ощущениях.

Но несмотря на все это, опера open air — это уже большая практика и в Западной Европе, и в США. И Херсонес в этом плане очень хорошо подходит, так как подчеркивает монументальность такого искусства, как опера, и при этом привлекает массовую публику, потому что именно в таких местах люди осознают связь истории и искусства».

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

Руководитель фестиваля Олег Беркович также отмечает, что формат концертов классической музыки на открытом воздухе способствует популяризации классического искусства: «Это всегда несколько легче, чем поход в театр. Летний фестиваль под открытым небом — это формат, подразумевающий отдых. Безусловно, он также решает задачи просвещения и привлечения новой аудитории».

Open air вводит демократичный дресс-код


Несмотря на то что «Опера в Херсонесе» проходит на территории музея-заповедника, фуд-кортов, фотозон и других развлечений, как на массовых летних фестивалях, здесь нет. Как, соответственно, нет и пледов на траве, шорт или рваных джинсов. Как объясняют организаторы фестиваля, классическое искусство в любом случае подразумевает некоторые правила и ограничения, в том числе определенный дресс-код.

Амфитеатр музея-заповедника "Херсонес Таврический"

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

Заведующий литературной частью театра «Новая опера», музыкальный критик Михаил Сегельман подчеркивает, что философия оперного open air заключается в приближении этого изначально элитарного искусства к людям: «Это касается и самой атмосферы, и меньшей строгости поведения, можно встать, пересесть, например, нет этой звонкой тишины обычного оперного театра. И, конечно, это относится к одежде. Если опера или фестиваль open-air проходит в стране с прохладным климатом, рюкзачок со всем необходимым (плащ, зонтик, плед) придется весьма кстати.

Я бы все же не рекомендовал раздеваться до пляжного состояния и демонстрировать что-то вроде свежих тату. Но вечернее платье на таких мероприятиях кажется мне почти таким же нелепым, как и вечернее бикини».

Однако на протяжении всех трех оперных дней дам в вечерних туалетах на фестивале было немало.

Зрительный зал основной сцены

Фото: Пресс-служба фестиваля "Опера в Херсонесе"

— «Опера в Херсонесе» — это не про то, чтобы «посидеть на траве»,— говорит Олег Беркович,— это другой формат, это сложнее и глубже. Хотя некоторое количество дополнительных активностей, которые могли бы проводиться между концертами, например фуд-корт или фототочки, действительно могли бы органично вписаться в формат. К этому фестиваль придет в будущем. Но надо понимать, что есть ограничения площадки: жесткие правила федерального музея и археологического памятника. Мы бы хотели увеличить трафик, но радикально этого делать нельзя из-за большой антропогенной нагрузки на Херсонес.

Юлия Ахмедова


Комментарии

Наглядно

Приложения

Партнерский материал

Профиль пользователя