Коротко


Подробно

4

Фото: «Интересный детский сад»

"Мы следуем за ребенком"

О проекте "Интересный детский сад"

"Kids". Приложение от , стр. 22

Десять лет назад Жанна Казанская, задавшись целью найти хороший детский сад и студию для детей от трех лет, пришла к выводу, что ниша эта довольно пустая и интересных предложений крайне мало. Именно тогда Жанна приняла решение открыть студию, где бы малыши занимались творчеством и сами создавали мультфильмы. Спустя год по просьбам родителей эта студия трансформировалась в первый "Интересный детский сад". Сегодня у Жанны четыре сада, в которые интересно ходить всем ее четверым сыновьям. Скоро "Интересные детские сады" появятся не только в Москве: запросы на франшизу стали поступать и из других российских городов. Жанна Казанская рассказала "Kids" об идее своего проекта, проблемах дошкольного образования и о том, почему в ее садиках детям всегда интересно.


— Какова основная идея "Интересного детского сада"?

— В большинстве обычных детских садиков все строится вокруг программы, по которой и идет образовательный процесс. Наше отличие в том, что во главу угла у нас ставится не программа, а ребенок и его интересы. Отсюда и название. Мы следуем за интересами ребенка, и исходя из них мы ставим цели и задачи образовательного процесса. Сам процесс обучения происходит в игровой форме. Очень многие применяют дошкольные практики, но то, что делаем мы,— компиляцию образовательного процесса и игровых форм — технологически достаточно сложно реализовывать. Часто педагоги совершенно не готовы к такой форме обучения: их учили быть "над" ребенком и следовать плану образовательной дошкольной программы. Их не учили прислушиваться к детям, к тому, что им на самом деле интересно. Мы эту старую педагогическую парадигму пытаемся сломать.

— Вы говорите о педагогах старой школы? Или у молодых преподавателей такой подход к дошкольному образованию также до сих пор существует?

— Дело в том, что в наших педагогических вузах студентов до сих пор обучают по старой программе — в этом я и вижу самую большую проблему. К устаревшим нормам и стандартам можно добавить и то, что зачастую в пединституты идут люди, которым не слишком-то интересно образовываться, ведь там самый низкий проходной балл. Самая большая трудность для нас — найти грамотного специалиста в сфере дошкольного образования, пусть даже студента, который понимал бы, чего он хочет добиться, и любил детей.

— Как вам удается находить таких специалистов?

— Мы ищем наших педагогов с лупой, я бы так сказала. Мы на них охотимся всеми возможными способами: через социальные сети, профессиональные порталы, ищем на выставках и конференциях, посвященных образованию. Наши кандидаты проходят трехступенчатое собеседование, потом пробные дни и испытательный срок до трех месяцев, после которого мы понимаем, любит ли этот человек детей и готов ли он работать с нами в команде.

— За время, пока вы занимаетесь этим проектом, у вас не возникало желания получить педагогическое образование?

— Я окончила Высшую школу экономики и получила заочно психологическое образование. Я не вижу для себя смысла в педагогическом образовании — я скорее управленец, а не педагог. Но опыта и понимания у меня наберется побольше, чем у многих выпускников пединститута: за десять лет, которые я занимаюсь дошкольным образованием, я прочла огромное количество литературы на эту тему и продолжаю следить за тем, что происходит в этой области.

— По-вашему, основная проблема нашего дошкольного образования — это педагоги?

— Все современные системы дошкольного образования построены на том, что они следуют за ребенком. Такова и скандинавская система, и система, которая существует в Японии. У нас, к сожалению, система устаревшая: ребенок у нас до сих пор не считается личностью, педагог стремится только к тому, чтобы запихнуть в него как можно больше информации и выполнить таким образом дошкольную программу. Министерство образования ставит задачи перед дошкольными и образовательными учреждениями, и они их выполняют. Наша же задача — воспитать ребенка счастливым, сделать так, чтобы у него было желание учиться, интересоваться и узнавать что-то новое. Мы не ставим перед собой цель впихнуть как можно больше информации в этого маленького человечка, которому хочется играть и находиться в такой среде, где на него никто не давит.

— То есть ребенку не обязательно начинать готовиться к школе чуть ли не с младенчества, как это сейчас часто принято?

— А зачем нам, дошкольным учреждениям, брать на себя то, что должна сделать школа? Школа существует для того, чтобы ребенок пришел в первый класс, где его должны научить читать, считать и писать. Но сейчас перед детьми ставят абсолютно неразумные цели. Я сама проходила со своим средним сыном тесты в одну из сильных московских школ, и те задания, которые были там для поступления,— это задания для второго класса, но никак не для поступления в школу. К сожалению, школы хотят удобных учеников: примерно одного уровня подготовки и знаний. Но ведь детям нужно детство. В дошкольном периоде они должны как можно больше играть, социализироваться, набирать опыт общения, заниматься творчеством.

— Какой вы видите цель дошкольного образования?

— Научить ребенка быть открытым. У нас слишком много рамок: туда не смотри, то не делай, рисуй по образцу — вот тебе шаблон. А хочется, чтобы ребенок понимал, что его воображения хватит для того, чтобы рисовать мир так, как его видит только он. Мы даем детям очень разнообразное расписание, и они в рамках этого расписания сами выбирают те направления, которые им наиболее близки. И образовательная программа строится исходя из того, какую тему недели выбирают дети. Каждую неделю по понедельникам дети выбирают тему — театр, музыка, литература, шахматы и так далее — и сами решают, на каких занятиях они будут эту тему изучать.

— Как вы для себя определяете успех проекта?

— Для меня успех моего проекта — это прежде всего счастливые дети и довольные родители.

Беседовала Любовь Неверовская


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз