Коротко


Подробно

Фото: Insidefoto/ Alamy Live News/ DIOMEDIA

«Мегастройки служат лишь горстке людей»

Елена Пушкарская поговорила с мэром Рима Вирджинией Раджи о том, как управлять большим городом

Вирджиния Раджи недавно отметила два года пребывания во Дворце сенаторов — в этом здании, построенном по проекту Микеланджело на Капитолийском холме, сегодня находится резиденция мэра Вечного города. Поскольку Москве, любящей именовать себя Третьим Римом, в скором времени предстоят выборы градоначальника, разговор о хозяйстве большого города, на который первая в истории Рима женщина-мэр пригласила иностранных журналистов, показался «Огоньку» актуальным — есть возможность сравнить свои проблемы с чужими


Когда приезжаешь в Рим на несколько дней туристом, в этом музее под открытым небом все кажется сплошь голубым и зеленым. Но стоит задержаться подольше, мигом вспомнится анекдот про то, что не стоит «путать туризм с эмиграцией».

У столицы Италии масса проблем как узнаваемых для других мегаполисов, так и неповторимых. Ее население буквально задыхается от мусора, а состояние дорожного покрытия таково, что в ямы запросто проваливаются автомобили. Будоражат Вечный город и другие беды — они копились десятилетиями, пока бал в столице Италии правила коррупция, получившая в ходе суда эпохальное определение — mafia caрitale («столичная мафия»).

Весь этот ворох проблем и привел к тому, что два года назад римляне избрали мэром кандидата популистского «Движения 5 звезд» Вирджинию Раджи, обещавшую перемены. Ее соперники уверяли, что это ловушка — мол, проблем в Риме столько, что неопытной молодой женщине с ними не справиться. Ждали, что ее провал повлечет и падение популярности ее движения. Но избиратели рассудили иначе: «5 звезд» сегодня входит в правительство страны, а Раджи не без труда, но упорно пытается ввести в городе новые порядки.

— Эти два года были для вас испытанием — оппоненты не прощали ни единого промаха. Как теперь, когда к власти в Италии в составе коалиции пришли ваши единомышленники? Рассчитываете на помощь правительства?

— Два года были очень трудные.

Нашей администрации в наследство от предыдущих достался долг в 13 млрд евро и все последствия правления «столичной мафии». В общем, город был разорен.

Теперь, когда в стране дружественное правительство, мы рассчитываем на помощь. Первое, что мы просим,— это предоставить особый статус столице Италии. Такой статус есть у большинства мировых столиц, и он подразумевает, что город представляет не только свои интересы, но и интересы страны. В этом контексте Рим, конечно, должен решать вопросы напрямую с правительством, а не стоять в очереди из прочих городов, как сейчас. Разумеется, мы хотим, чтобы наш город менялся, чтобы он стал лабораторией инноваций, оставаясь тем, чем Рим был всегда — музеем под открытым небом.

— Но пока больше, чем на небо, приходится смотреть под ноги: пресловутые ямы в асфальте — бич Рима. Почему за два года не удалось с ними справиться?

— Проблема с дорожным покрытием в Риме давно: асфальт прежде «закатывали» взятками, и это не городской анекдот — много таких дел расследует прокуратура. Полно случаев, когда покрытие укладывали прямо на землю. А скорость работ в Риме часто синоним коррупции: чтобы провести тендер согласно регламенту, найти добросовестного подрядчика, выделить деньги и провести работы, соблюдая технологическую цепочку, нужно время. А средства у меня ограничены. Скажем, в Риме в переделке нуждается 8 тысяч километров дорог, и эти работы оцениваются в 1 млрд евро. Мы можем выделять в год на эти цели по 250 млн. Так что при всем желании в два года не уложиться…

Один пример. Недавно завершили укладку 1 километра асфальта в районе Тор Белла Монака (известная своим запустением римская периферия, в основном социальная застройка.— «О»). Работы шли год, но до них там ничего не ремонтировали лет 20. Дорожных работ ведется много, хотя не все они на виду, особенно на периферии. Скоро будет готова интернет-платформа, где можно будет следить за финансированием и за ходом дорожных работ по всему Риму.

— Хотя римские пробки с московскими не сравнить, но городской трафик весьма напряженный. Вы поставили задачу пересадить римлян на общественный транспорт. Удается?

— У нас на тысячу человек свыше 700 автомобилей, и это самый высокий показатель в Европе. Задача — сделать так, чтобы как можно меньше машин выезжало на улицу. Продвигаем каршеринг (римляне оценили достоинство малолитражек, на которых можно въехать в исторический центр и бросить где хочешь, не платя за парковку.— «О»), велосипед и общественный транспорт. С последним трудностей больше всего, городскую транспортную компанию АТАК мы получили в плачевном состоянии: автобусы эксплуатировались лет 20 (не больше 6–7 лет в Европе), пришлось срочно закупать 600 новых машин, на что ушло 167 млн евро. Всего же предстоит заменить 2 тысячи машин.

Хотим менять автобусный парк на электрический. Мы приветствуем экологический транспорт: весной провели в Риме «Формулу Е», гонку на электроболидах. Это очень понравилось римлянам и привлекло производителей электромобилей, готовых инвестировать в город. С 2024-го в центре Рима будет запрещен дизельный личный транспорт.

Еще мы вернем трамваи — в 1960-е в Риме было 400 километров трамвайных путей, соединяющих периферию с центром. И пока строится третья линия метро (а строить метро в Риме очень сложно; все останавливается, когда под землей находят культурный пласт), мы проложим трамвайные рельсы от Чинечитты (знаменитая римская киностудия.— «О») в центр.

— В Риме мало многополосных улиц. Даже на проспектах движение в основном по двум полосам. Как вам удается вводить выделенку для городского транспорта?

— Выделенные линии нужны обязательно, общественный транспорт не должен стоять в пробках. Но они уменьшают пропускную способность для частных автомобилей. И потому, перед тем как чертить линию, нужно изучить, куда денется частный трафик и, может быть, перенаправить движение. Удобнее должно стать для всех. У нас был интересный опыт в 11-м округе, на бульваре Гульельмо Маркони (этот проспект в 1,5 километра идет через плотную городскую застройку). Перед работами провели обсуждение с жителями квартала: на каких участках лучше сделать велодорожку, а где — выделенную линию для общественного транспорта, как разместить парковки, насколько сузить проезжую часть. В итоге они согласились, что проспект, где хорошо ходит общественный транспорт и есть велодорожка — а значит, меньше выхлопов — это преимущество для них. Довольны и владельцы торговых точек (на бульваре Маркони много магазинов, в том числе и дорогих марок.— «О»): они увидели, что людям нравится гулять по такому проспекту и заходить в магазины, кафе.

— Вы собираетесь как-то решать проблему вывоза мусора? Римлянам надоело ходить мимо контейнеров, из которых вываливаются пакеты с отходами.

— Ситуация с отходами абсолютно критическая. А все потому, что нет единой структуры, которая отвечала бы за весь цикл работ. По нынешнему закону Рим должен обеспечить сбор и обработку мусора, а область (столичная область Лацио) — его утилизацию. Но если какой-то механизм в этой цепочке не срабатывает, за все последствия расплачивается Рим, так как, если мусор некуда вывозить, он остается в городе.

Проблема обострилась в 2013 году, когда был закрыт самый большой в Европе мусорный завод Malagrotta (мэр Рима в ту пору, Иньяцио Марино, врач по профессии, настоял на закрытии этого предприятия в пригороде как наносящего ущерб окружающей среде и здоровью.— «О»). Но с тех пор не сделано ничего, чтобы найти альтернативу — это не входит в зону ответственности столичной мэрии.

Тем не менее я готова взять под свою ответственность весь цикл работ по сбору и утилизации мусора Рима. Но нужны полномочия. Предложение правительству с объяснением, что Рим не может оставаться заложником политических игр в этом вопросе, мы уже отправили (речь о том, что областью Лацио руководит Никола Дзингаретти, оппонент «Движения 5 звезд».— «О»). Для решения таких проблем Риму и нужен особый статус.

— Остия, античный порт Древнего Рима, а ныне приморский город со 100-тысячным населением, включена в столичную юрисдикцию. Это морское побережье, которое могло бы быть городской отдушиной, остается одним из самых проблемных округов, где бал правит мафия. Как идет борьба на этом направлении?

— Остия является 10-м муниципальным округом Рима, по сути, его район. Два года назад муниципалитет Остии был распущен из-за проникновения в него мафии: назначили внешнее управление. После провели выборы (в ноябре 2017-го большинство получили депутаты «Движения 5 звезд».— «О»), законность восстановлена. Это подразумевает противодействие мафиозным кланам Спада, Фашада, Триасси — а ведь десятки лет никто даже не смел произносить эти имена. Смычка политиков и предпринимателей позволяла преступным кланам делить побережье, как если оно было бы их собственным (канва с документальной точностью изложена в романе следователя Джанкарло де Каталдо «Субурра», по которому был снят фильм.— «О»). Мы приступили к конфискации построенных в обход закона пляжных комплексов, побережье возвращается в правовое поле. Римские пляжи должны быть достоянием жителей города и его гостей.

Разумеется, работа ведется вместе с другими учреждениями по борьбе с мафией (в январе за решетку отправлены 32 преступника из клана Спада, на днях прокуратура провела 35 арестов в клане Казамоника, главаря которого три года назад хоронили под музыку из фильма «Крестный отец», разбрасывая лепестки роз с вертолета.— «О»). Добавлю: борьба за правосудие и против мафии ведется принципиально — вне политического подтекста. Потому что, если такой подтекст присутствует, это уже пахнет преступлением.

— На улицах Рима полно развалов с дешевыми сувенирами, одеждой и прочими второсортными товарами. Эта традиционная торговля кажется устаревшей, развалы портят вид города, мешая проходу. Как вы на это смотрите?

— Мы начали с борьбы с теми, кто не имел разрешения на торговлю, чего прежде никто не делал. И это было не трудно — закрываем, конфискуем товар. Труднее с теми, у кого есть разрешение на торговлю, причем в определенной точке. Мы столкнулись с сопротивлением районных муниципалитетов, в чьем ведении размещение этих ларьков. Приходится договариваться, стараемся переместить легальные развалы и ларьки, которые закрывают пейзаж. Подвижки есть. Взять хотя бы Via Tuscоlana, она хоть и не центральная, но важная торговая улица, а развалы закрывали проход к магазинам. Мы перенесли их на соседнюю улицу, и намерены так делать и дальше. Красоту исторического центра необходимо беречь.

— Жители таких туристических центров, как Венеция и Флоренция, стонут от массового туризма, который часто граничит с вандализмом. Есть мнение, что от краткосрочного массового туризма мороки больше, чем пользы. Как думаете?

— За последние три месяца туристические прибытия в Рим выросли на 3 процента, и мы это только приветствуем. В то же время туристы не должны мешать жизни города, и я рада сообщить, что с октября 2018-го большим туравтобусам будет запрещен въезд в центр Рима. Но особенно важно, что статистика говорит о качественном изменении турпотока. Растет число тех, кто останавливается надолго и заинтересован в подробном изучении города: Рим — это ведь не только Колизей и Форумы, чтобы увидеть его, нужно время. Для этой категории гостей мы разрабатываем маршруты неизученного Рима.

— Было много скандалов из-за того, что проблема социального жилья не решается. Вы смогли что-то изменить?

— На муниципальное жилье могут претендовать люди в сложной материальной ситуации и не имеющие средств для его покупки или аренды. Но это не значит, что оно предоставляется навсегда. Мы обнаружили лист ожидания, который не двигался с 2000-го — 10 тысяч человек. При этом мы выявили, что в муниципальных квартирах живет много семей, чей доход позволяет обеспечить себя жильем. Пришлось объяснить: это жилье им больше не полагается… Были выявлены и другие нарушения. Скажем, люди с солидным достатком жили в огромной квартире у фонтана ди Треви и платили за аренду 500 евро в месяц, хотя должны были платить 2–3 тысячи. Нашлись политики, которые арендовали квартиры рядом с Колизеем за 12 евро… Надо сказать, когда мы объявили кампанию по выявлению таких нарушений и опубликовали открытое письмо этим мошенникам, многие вернули ключи добровольно. В общем, ситуация разблокирована, но, конечно, нуждающихся еще много.

— Вы были против того, чтобы Рим боролся за летнюю Олимпиаду-2020. После ЧМ по футболу в России, который все называют имиджевым и духоподъемным, не жалеете?

— Нет, не жалею. Олимпиады в том виде, в каком они проводятся сейчас, требуют огромных вложений, расходы никогда не покрываются, а разница ложится на принимающую сторону. Имея долг в 13 млрд, Рим просто не может позволить себе подобного. Не надо забывать, что 1 млрд из этого долга — задолженность за римскую Олимпиаду 1960 года, которую при обсуждении кандидатуры Рима на 2020-й мне все приводили в пример. Ну что дала бы Олимпиада Риму? 20 тысяч построенных для спортсменов квартир? У нас есть и так 200 тысяч единиц непродающегося жилья. Вы скажете, будут построены новые спортивные объекты. Но у нас уже есть Калатрава (спроектированный знаменитым испанским архитектором, но так и не достроенный спортивный комплекс на периферии Рима.— «О»).

Да, инвестиции Риму нужны, но оправданные. А мегастройки служат лишь обороту денег и горстке людей, которые на них наживаются, оставляя городу долги и расходы. (Новый стадион Риму нужен, и он строится, но вот беда — прокуратура параллельно уже ведет расследование о коррупции в отношении ряда исполнителей проекта. Мэр Рима, вызванная свидетелем по этому делу, не захотела о нем говорить.— «О».)

Тем не менее мы работаем с Олимпийским комитетом. С его помощью открыли много спортивных объектов на периферии, их буквально штурмуют местные жители. Я это к тому, что спорт хорош каждый день, а не только во время Олимпиады.

— Москва любит называть себя Третьим Римом. Лет 15 назад наблюдалось довольно тесное сотрудничество между столицами. Каков уровень сотрудничества сегодня?

— Партнерство между Римом и Москвой продолжается, и мы, как мне кажется, придерживаемся соответствующего протокола. Наше культурное сотрудничество очень интересно. Мы постараемся придать этим протоколам новый импульс, а лично мне было бы еще очень интересно обмениваться и конкретным управленческим опытом.

— За два года, что вы во главе мэрии, что было самым трудным?

— У нас много энергии, но не хватает ресурсов: если бы не 13 млрд долга, все было бы проще. Самое трудное — объяснить римлянам, что ответы на их запросы и нужды придут постепенно, чтобы переломить ситуацию, нужно следовать правилам и закону. Многие этого не хотят слышать, требуют мгновенного результата.

Надеюсь, они поймут нашу логику. Во всяком случае, то, что после ливня асфальт не смывает, они уже оценили…

Записала Елена Пушкарская


Иду на Рим

Визитная карточка

Вирджиния Раджи — самый молодой градоначальник в истории Вечного города (стала им в 37 лет), первая женщина на этом посту, а также первая, кто избран на эту должность от «Движения 5 звезд»


Вирджиния любит вспоминать, что мысль заняться вплотную городскими проблемами пришла ей в голову, когда она везла по Риму коляску с сыном, а колеса постоянно вязли в трещинах асфальта. Сейчас Маттео уже 10 лет и он, случается, сопровождает маму на работу: рисует или читает в ее кабинете. Причина? У отца, радиожурналиста Андреа Северини тоже не слишком много времени для занятий сыном. К слову, именно Андреа, активист «Движения 5 звезд» со стажем, и вовлек в него Вирджинию — она присоединилась к популистам в 2011 году.

Через пару лет и он, и она пытались выставить свои кандидатуры на муниципальных выборах. Безуспешно. Но после скандала, который вошел в историю под названием «столичная мафия», привел к отставке мэра и введению внешнего управления городом, римляне решили поставить «на новенькую». Ей и оказалась пятизвездочница Раджи, римлянка по происхождению и юрист по образованию. Мало кого в ту пору смущало то, что она успела лишь пару лет поработать в органах городского самоуправления, а до того — в ряде юридических фирм, руководители которых привлекались к суду за коррупцию. Позже, конечно, противники нашли в этом повод для критики (одним из постулатов «Движения 5 звезд» была «юридическая чистота»). Упрекают Раджи и в нехватке опыта, а также связей, необходимых для управления Римом. За два года, что она во главе мэрии, против нее самой возбужден ряд расследований, а одно — по обвинению в лжесвидетельстве при назначениях — вылилось в судебный процесс. Говорят, что по всем этим причинам на вопрос, будет ли она баллотироваться на второй срок, Вирджиния обычно отшучивается: дожить бы до конца этого! Но есть и другая версия: мол, мэр очень дорожит личной жизнью, точнее семьей, в которую кроме нее, мужа Андреа и сына Маттео входит еще и взятый из собачьего приюта пес Пуффо…

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение