Коротко


Подробно

Фото: Кристина Кормилицына / Коммерсантъ   |  купить фото

Мастер верности и поиска

Умер Дмитрий Брусникин

от

Для театра продолжается год утрат, страшных и невосполнимых. 9 августа ушел из жизни Дмитрий Брусникин — выдающийся режиссер, педагог и актер. Известие это столь же трагично, сколь и внезапно.


Для широкой отечественной публики Дмитрий Брусникин был одним из самых успешных, узнаваемых, талантливых и любимых киноактеров. Но совершенно особенную роль — не в театральном и не в кинематографическом, а в гораздо более широком, всеобъемлющем смысле — он играл в российской театральной жизни.

Брусникин принадлежал к той небольшой, но необычайно важной когорте подлинных художников и подлинных профессионалов, которые в последние десятилетия определяли облик и направление движения современного отечественного театра в его лучших проявлениях.

Но еще он был профессионалом с абсолютным чувством собственного достоинства — это сочетание с течением времени стало чем-то редким, исключительным. Для зрителей, коллег и учеников именно он был одним из главных действующих лиц российского театра, образцом артиста, художника, укорененного в сценической традиции, но при этом безоговорочно принадлежащего новому времени, воплощающего на практике идею развития театрального искусства XXI века. По символичному стечению обстоятельств последнее — мимолетно короткое — место его работы называлось театр «Практика».

То, что «Практику» он даже не успел по-настоящему возглавить,— трагическая случайность. Мимолетность, поспешность совсем не была его стихией. Все, что Дмитрий Брусникин делал, делалось основательно, добросовестно и надолго. Будь то роли в сверхпопулярных сериалах «Петербургские тайны», «Сыщик», «Марш Турецкого» или работа в Школе-студии МХАТ, которая с его смертью лишилась своего главного и лучшего педагога.

Возможно, стремление к основательности и постоянству было его внутренним ответом на кочевое детство — родившийся в семье военнослужащего, Брусникин в детстве много переезжал вместе с родителями. Но уже в 20 лет, после недолгой учебы в Московском институте электронной техники, экспериментов в студии при народном театре и работы машинистом сцены, он принял решение, которое определило всю его дальнейшую жизнь: поступил в Школу-студию МХАТ на курс к Олегу Ефремову. Выпускники этого курса 1982 года, возможно, были и остались единственными настоящими наследниками Ефремова в нашем театре — ефремовского стремления и умения соединять профессионализм и поиск, основательность и открытость, талант завоевать огромную популярность и индивидуальное авторское художественное высказывание, не коррумпированное этой популярностью. Именно выпускники этого курса Дмитрий Брусникин, Роман Козак и Александр Феклистов вошли в середине 1980-х в труппу небольшого студийного театра «Человек», где сыграли несколько спектаклей, в которых воплотилась совсем новая, непривычная тогда еще для СССР театральность — театральность, подразумевающая отказ от всего громогласного, помпезного и лицемерного в пользу абсолютно выверенной правды существования актера, искренности, рискованной и неотразимой. Разумеется, это была мхатовская традиция, но на сцене МХАТа ей тогда было сложно найти место. Тем не менее МХАТ — а позже МХТ — всегда оставался родным театром Дмитрия Брусникина, в его труппу он был принят сразу после окончания школы-студии, на его сцене сыграл больше двух десятков ролей. Тогда же, сразу после выпуска, он стал и преподавателем Школы-студии МХАТ, с 2006 года он был ее профессором.

Педагогика — для многих неожиданно — оказалась важной частью его судьбы: Брусникин был настоящим театральным учителем, он поколение за поколением воспитывал людей нового театра, передавая им кроме мастерства и стремления к художественному поиску органическую связь с классическим образом и классической традицией русского театра.

«Брусникинцы» — в театральном мире это понятие давно уже стало понятным и узнаваемым, такое происходит только с настоящими, действительно успешными педагогами.

Среди его первых выпускников были Сергей Лазарев, Дарья Мороз, Александра Урсуляк, Екатерина Соломатина, Юрий Квятковский, Анастасия Скорик и многие другие успешные, талантливые актеры и режиссеры.

Именно со студентами в последние годы Дмитрий Брусникин работал много и плодотворно. Соединение поиска и школы, эксперимента и профессионализма — это было именно то, что его интересовало, в этом соединении он видел путь и перспективу театра. Сам избалованный популярностью и славой, он был счастлив успехам своих студентов и учил их всегда идти дальше, оставаться в поиске, не теряя почвы под ногами. На этом же ефремовском соединении поиска и почвы он хотел строить театр завтрашнего дня — вместе со своими студентами. После необычайного успеха нескольких студийных спектаклей, среди которых была «Конармия» Максима Диденко, коллективный проект «До и после» и несколько других значительных постановок, он надеялся на то, что театр завтрашнего дня, о котором он мечтал, получит реальное воплощение. Назначение художественным руководителем «Практики» было шагом к осуществлению этой мечты, которая на самом деле была насущной необходимостью.

Еще вчера казалось, что планы и надежды — на пороге осуществления, еще вчера театральное сообщество поздравляло Дмитрия Брусникина с тем, что у «Практики» появился опытный, мудрый директор Борис Мездрич, который должен был стать помощью и опорой художественному руководителю. Это была новость дня, хорошая новость дня. Сегодня из «Практики» пришла трагическая новость дня. Дмитрия Брусникина больше нет. Остались ученики, осталась мечта, осталась память.

Ольга Федянина


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз