Коротко


Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

Нападению на школу добавили мотив

Окончено следствие по делу о покушении на детей в Перми

В Третьем следственном управлении ГСУ СКР окончено предварительное следствие по уголовному делу в отношении двух подростков, напавших на учащихся школы №127 в Перми в январе этого года. По данным источников, сейчас их представители знакомятся с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК. Один из нападавших в результате экспертизы был признан невменяемым, в отношении него вынесено постановление о применении мер медицинского характера. Действия другого квалифицированы как покушение на убийство двух и более лиц, в том числе и малолетних, из хулиганских побуждений.


Напомним, нападение на школу №127 в Мотовилихинском районе произошло 15 января. Двое подростков, ученик и бывший ученик учебного заведения, пронесли в школу ножи, беспрепятственно миновав пост охраны. Поднявшись на третий этаж, предполагаемые злоумышленники зашли в аудиторию, где в это время проходил урок труда у 4-го класса, который вела учительница Наталья Шагулина. Подростки, перекрыв выход, напали на детей, нанося им ножевые удары в область груди и шеи. Позже нападавшие нанесли удары ножами друг другу. Воспользовавшись ситуацией, дети смогли покинуть помещение класса и здание школы. В результате нападения пострадали 15 человек, 12 из которых были госпитализированы. Наиболее серьезные ранения получила учительница, пытавшаяся защитить детей. Врачи несколько дней боролись за ее жизнь. Педагога удалось спасти. Позже Наталья Шагулина была награждена медалью «За отвагу».

Оба нападавших были задержаны на месте происшествия, а один из них, также получивший серьезные ранения, был госпитализирован. Изначально уголовное дело было возбуждено следственными органами СУ СКР по Пермскому краю, но потом оно было передано в производство Третьего следственного управления ГСУ СКР. Как сообщал «РБК-Пермь», всего потерпевшими по делу были признаны 30 человек — все, кому действиями нападавших был нанесен физический, материальный и моральный ущерб. Также было возбуждено уголовное дело о халатности в отношении не­установленных лиц, ответственных за социальную профилактику среди несовершеннолетних. О ходе и результатах расследования не сообщалось.

Ранее в ходе комплексной психолого-психиатрической экспертизы, которую проводили специалисты института Сербского, было установлено, что один из подростков на момент совершения преступления был невменяемым. В отношении него вынесено постановление о применении мер медицинского характера, которое должен будет утвердить прокурор. «В ходе рассмотрения уголовного дела в суде его процессуальный статус будет не „подсудимый“, а „лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера“. Если суд сочтет, что в момент нападения он действительно был невменяемым, то, скорее всего, он будет направлен в стационар для лечения», — говорит знакомый с ситуацией собеседник „Ъ-Прикамье“. Уголовное дело в отношении нападавшего, признанного невменяемым, выделено в отдельное производство.

Источники утверждают, что действия вменяемого подростка квалифицированы как покушение на убийство двух и более лиц, в том числе и малолетних, в составе группы лиц по предварительному сговору из хулиганских побуждений. Что касается постановления о медицинских мерах, то, по словам собеседника „Ъ-Прикамье“, в этом документе формально уголовной квалификации действий подростка не дается, но описываются общественно опасные действия, совершенные невменяемым лицом, без оценки их субъективной стороны.

Стоит отметить, что в первоначальной конструкции обвинения хулиганский мотив не фигурировал. Собеседники „Ъ-Прикамье“ отмечают, что Верховный суд понимает под хулиганскими побуждениями умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом хулиганский мотив совершения преступления исключает все остальные. По их словам, на первых допросах обвиняемые так и не смогли толком объяснить, почему они совершили преступления, при этом совершение нападения они не отрицали. «Они даже не знали, кого будут убивать, так что о личной неприязни тут говорить не приходится. Мотив совершения преступления по мотивам ненависти или вражды также был исключен», — утверждает собеседник „Ъ-Прикамье“.

Дмитрий Астахов


Коммерсантъ (Пермь) от 10.08.2018
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение