Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Адвокату закрыли личное дело

Николай Шмаков осужден на три года общего режима за попытку мошенничества

Единственный из обвиненных в мошенничестве воронежских адвокатов, кого коллеги публично поддержали акцией против «произвола» ФСБ, получил наиболее суровое наказание. Вчера Железнодорожный райсуд Воронежа приговорил сына бывшего судьи облсуда, экс-сотрудника конторы «Баев и партнеры» Николая Шмакова к трем годам колонии общего режима и штрафу. Под стражу его взяли в зале суда. В юридическом сообществе приговор считают «показательным» и обещают «не отворачиваться» от осужденного.


Судья Железнодорожного райсуда Воронежа Олег Авдеев практически полностью удовлетворил требование прокуратуры — гособвинение настаивало на трех годах и двух месяцах общего режима для Николая Шмакова. Итоговый срок оказался на два месяца меньше, штраф составил 300 тыс. руб. Осужденного взяли под стражу в зале суда и отправили в СИЗО, где он пробудет до вступления приговора в силу. Вне зависимости от результата обжалования приговора Николай Шмаков может провести в колонии лишь год и девять месяцев. Так как шесть месяцев он уже провел в изоляторе, соответственно, зачтены они должны быть (с коэффициентом 1,5) как девять, а еще полгода находился под домашним арестом. Таким образом, считается, что экс-адвокат отбыл год и три месяца до приговора. Сын бывшего судьи облсуда Ивана Шмакова Николай признан виновным в покушении на особо крупное мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, максимальное наказание — десять лет лишения свободы, но с учетом незавершенности преступления оно может быть сокращено как минимум вдвое). Дело рассматривалось в особом порядке — без изучения доказательств и опроса свидетелей.

По версии следствия, с которой согласился суд, Николай Шмаков пытался похитить 4 млн руб. у жены своего подзащитного. За эти деньги адвокат обещал оказать содействие в решении вопроса об изменении подзащитному меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест. Напомним, Николай Шмаков в 2017 году защищал воронежского предпринимателя, ресторатора Максима Скоркина, которого подозревают в участии в преступном сообществе «обнальщиков». В момент передачи денег от Алены Скоркиной адвоката задержали с поличным сотрудники УФСБ. Защитник Николая Шмакова Роман Ижокин вчера не стал комментировать планы по обжалованию приговора без согласия своего доверителя. Ранее защита Шмакова, полностью признавшего свою вину, рассчитывала на условный срок.

В Воронежской области за последние два года были возбуждены несколько уголовных дел, по фабуле которых адвокаты гарантировали подзащитным прекращение преследования за взятку или снижение тяжести наказания, но в итоге были задержаны чекистами. Однако Николай Шмаков получил самое тяжелое наказание. В частности, его бывшие коллеги Артур Бесов, Мария Григорашенко и Алексей Громов подозревались в особо крупном мошенничестве, родственница члена президиума облсуда Жанна Храпина — в покушении на мошенничество, Геннадий Попов и Алексей Кухтин — в покушении на мошенничество с причинением значительного ущерба. Дело господина Кухтина было завершено по примирению сторон, Геннадия Попова — находится в суде. Алексей Громов год назад получил полтора года условного наказания, Артур Бесов — 150 тыс. руб. штрафа, Жанна Храпина в августе 2017-го осуждена на год колонии-поселения, Мария Григорашенко в октябре — на два года поселения.

Впрочем, и защита Николая Шмакова начиналась наиболее эффектно. Сразу семь адвокатов из конторы «Баев и партнеры» в августе прошлого года, во время рассмотрения жалобы на арест коллеги в облсуде, официально заявились как его защитники. В ходе суда они обвинили сотрудников областного УФСБ в «никем не контролируемом произволе» по отношению к арестованному, единственным основанием для содержания которого под стражей, как им казалось, был «отказ сотрудничать». После этого выступления Николай Шмаков все равно остался под арестом, в дальнейшем никто из местных юристов публично в поддержку обвиняемого больше не высказывался. Акция осталась единственным открытым проявлением солидарности коллег по делам воронежских адвокатов.

Опрошенные вчера „Ъ“ представители местного юридического сообщества предпочли не давать публичную оценку приговору. Но на условиях анонимности они отметили, что фигуранты уголовных дел по более серьезным преступлениям с крупным ущербом в Воронежской области получали условные сроки. «Вспомните получившего условный срок за вывод активов на 10 млн руб. (бывшего владельца “Павловскгранита”) Сергея Пойманова, похитившего 130 млн руб. на дорожном строительстве Ивана Нетесова, главу связанной с делом Антона Шевелева компании “Вламиан” Владимира Кадыша с хищением 12 млн руб., — напомнил один из собеседников „Ъ“. — Все они получили условное наказание. А Шмаков даже не крал эти 4 млн руб., его осудили за покушение. Он полностью признал вину и постарался компенсировать ущерб пострадавшей».

Еще один воронежский адвокат обратил внимание на то, что реальные сроки уже получили Шмаков и Храпина, которые являются выходцами из судейских семей: «Это родство стало неформальным отягчающим обстоятельством, чтобы не было разговоров о поблажках для своих». «Пусть акция адвокатов в облсуде никак не облегчила приговор, зато показала всем нам, что мы все еще остаемся тесным сообществом. И адвокатская корпорация после этого поняла, что не стоит отворачиваться от человека, даже если он что-то совершил», — заключил собеседник „Ъ“.

Сергей Калашников


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение