Коротко


Подробно

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ   |  купить фото

Подготовка к новогоднему теракту завершилась в суде

Начался процесс по делу пособников ИГ

Северо-Кавказский окружной военный суд (СКОВС) приступил к рассмотрению уголовного дела пятерых уроженцев Ингушетии, причастных, по версии следствия, к плану запрещенного в РФ террористического ИГ устроить теракт перед зданием посольства Франции в Москве в новогоднюю ночь в 2017 году. Самоподрыв должны были совершить смертники, а снабдить их взрывчаткой и оружием, а также подыскать для их главаря жилье в Москве поручалось подсудимым. Планы террористов сорвали силовики, четверо пособников террористов были убиты при задержании, а пятеро попали на скамью подсудимых. На предварительном следствии фигуранты дали признательные показания, однако в суде вину признал частично один из них, остальные теперь отрицают свою причастность к подготовке к теракту.


В СКОВС началось судебное разбирательство по уголовному делу Саламхана Сампиева, Руслана Эсмурзиева, Хусена Китиева, Магомеда Аматханова, Элберда Харсиева. Они обвиняются в участии в незаконном вооруженном формировании, участии в террористической организации, подготовке теракта, незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ, а также изготовлении взрывных устройств. Кроме того, Аматханову инкриминируется вымогательство чужого имущества и участие в подразделении террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ) в Сирии (ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 205, ч. 2 ст. 205.5, ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 222.1, ч. 3 ст. 163 УК РФ). Аматханов — единственный, кто признает на процессе свою вину, правда частично. Аматханов утверждает, что исполнял лишь роль водителя убитого при задержании Зубайри Саутиева (руководитель ячейки, прозвище Хабибуллах) и что стремление сражаться на стороне ИГ у него возникло в 2014 году после просмотра в интернете фото и видеоматериалов. Тогда он через соцсеть связался с односельчанином, воевавшим в Сирии, и тот пояснил ему, что и как нужно делать, чтобы присоединиться к боевикам. Последовав его советам, Аматханов приобрел билет на самолет Минводы—Стамбул, затем через проводников пересек турецко-сирийскую границу.

По его словам, воюя в Сирии, он получал по $50 в месяц и проценты с трофеев.

Спустя некоторое время, осознав, что он сам может погибнуть, а его семья останется без отца и мужа, Аматханов сообщил куратору о болезни своей дочери и о необходимости встретиться с родными в Турции. Его отпустили, а в Стамбуле Аматханова уже ждали мать, супруга и две дочери. Семья приобрела билеты на автобус, следующий из Стамбула в Тбилиси, оттуда на машине они выехали в Россию через пограничный пункт «Верхний Ларс».

По информации “Ъ”, аналогичную историю рассказал следователям и Саламхан Сампиев, еще один водитель убитого Саутиева.

Все участники ячейки, возглавляемой Саутиевым,— ровесники, уроженцы Ингушетии, знакомы были друг с другом или с учебной скамьи, или по спортивной секции борьбы, некоторые из них были родственниками.

По словам Сампиева, Саутиев уехал воевать в Сирию в 2013 году, спустя год они стали переписываться в WhatsApp или через соцсеть, где у Сампиева был аккаунт «Маши Кузнечкиной». Он также пытался уехать к боевикам, вылетев из Москвы в Стамбул, но там его вместе с другими российскими гражданами, желающими сражаться на стороне ИГ, задержали турецкие пограничники. Они выполнили просьбу арестованных, отправив их в Азербайджан без отметки о депортации. Откуда задержанные вернулись в Россию. Саутиев же, по словам обвиняемых, вернулся из Сирии через Украину.

Ему якобы помогли незаконно пересечь границу украинские пограничники, получив от Саутиева в подарок пистолет «Глок» и $2 тыс.

Встретил его в Воронеже Руслан Эсмурзиев, который до этого также летал в Стамбул. С его слов — «для участия в соревнованиях по борьбе», а по утверждению Сампиева, Эсмурзиев прошел там курс обучения по шифрованию информации и получил от куратора $5 тыс. на покупку автомобиля. Также, по словам Сампиева, Эсмурзиеву было поручено найти в Москве квартиру для руководителя отряда смертников. Эсмурзиев же заявляет, что в столицу ездил делать операцию на глазах.

Согласно обвинительному заключению, Саутиев, выполняя задание боевиков и получив от них $25 тыс., организовал в Ингушетии ячейку ИГ, участники которой должны были обеспечить оружием и взрывчаткой отряд чеченских смертников. Когда Саутиеву не хватало средств, он вымогал деньги у знакомых. Однажды вместе с Аматхановым он пытался якобы заполучить 5 млн руб. у одного из своих родственников. Следователи утверждают, что молодые люди приобретали оружие и самодельные взрывные устройства в Ингушетии.

В ходе оперативно-разыскных мероприятий и во время обысков, проводимых в домах обвиняемых, было обнаружено и изъято: восемь автоматов Калашникова, четыре кустарно изготовленных пистолета, а также боеприпасы — граната РГД-5, «пояс шахида», мощностью 500 г в тротиловом эквиваленте, 566 патронов различного калибра, пять самодельных ручных гранат-«хаттабок», два самодельных электродетонатора в виде медицинских шприцов с взрывчатым веществом, два СВУ фугасного действия типа «ведро» мощностью 11,6 кг и 12,8 кг и самодельную взрывчатую смесь, называемую «чеченской», мощностью равной 900 г тротила.

Также членам ячейки было поручено приобрести еще автоматическое оружие, боеприпасы, не менее 30 штук снарядов для ручного противотанкового гранатомета и «пояса смертника». Добытое оружие и взрывчатку обвиняемые должны были перевезти в Москву, где планировался «амирами ИГ» теракт в новогодние праздники 2017 года, говорится в материалах дела. Самоподрыв смертники должны были совершить перед зданием посольства Франции (Большая Якиманка, 45). По словам гособвинителя, члены ингушской группировки не смогли реализовать задуманное по независимым от них обстоятельствам. Так, 7 октября 2016 года руководитель ячейки Зубайри Саутиев и его подручные Паров, Цечоев и Аушев были ликвидированы силовиками при оказании вооруженного сопротивления в Назрани и в селе Гази-Юрт Назрановского района Ингушетии, остальные члены группировки — Аматханов, Сампиев, Эсмурзиев, Китиев и Харсиев — были задержаны правоохранителями спустя полтора месяца.

Защитники подсудимых воздержались от комментариев, сообщив “Ъ”, что их доверители не признают инкриминируемых им преступлений.

Олег Горяев, Ростов-на-Дону


Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение