Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Если есть малейшая вероятность какого-то события, нужно учитывать ее как реальность»

Олег Богданов — о перспективах российского рубля

от

Август — традиционно неудачный месяц для российского рубля, и сейчас национальная валюта теряет в цене. В понедельник она в моменте дешевела на 1%. Доллар торговался на уровне 63,7, евро — 73,55. На рынках доминирует негативное отношение инвесторов к государствам с развивающейся экономикой. Снижением реагируют и другие валюты сектора развитых стран. Ситуацию прокомментировал экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Олег Богданов.


Есть несколько вариантов, несколько факторов, которые учитываются в курсообразовании. Во-первых, все валюты сегмента emerging markets находятся под давлением: турецкая лира падает непрерывно, в понедельник она стоила 5,19 за один американский доллар, падает и юань.

Отток инвесторов начался после начала цикла повышения процентных ставок в США. Сейчас он начал ускоряться. Игроки рынка ожидают повышения процентной ставки американского Центробанка в сентябре, соответственно, растут доходности американских государственных инструментов. Я не говорю о трежерис, это создает отток капитала из развивающихся рынков обратно в Соединенные Штаты. То есть, как только доходности на рынке казначейского долга идут вверх, сокращается спред между доходностями на рынках развивающихся стран и, соответственно, увеличиваются риски вашего нахождения в активах emerging markets.

Это традиционная схема, которая автоматически работает не в пользу стран с развивающейся экономикой — не в пользу Китая, не в пользу Турции, не в пользу Российской Федерации и других стран. И бразильский реал падает, и аргентинский песо страдает, и так далее. Это первое.

Есть еще санкции, и это другая тема. Когда, так сказать, стали поступать подробности, что же предлагают американские сенаторы, то многих эта вещь испугала достаточно серьезно. Вот в банке Barclays сделали серьезное заявление, что это затронет весь российский банковский и финансовый сектор. И я бы еще одну достаточно важную вещь отметил — уже много было разговоров по поводу российского госдолга, о том, что сроки обращения больше 14 дней, судя по всему, попадут под санкции. Но наши ОФЗ фундаментально очень хороши, доходности высокие, ЦБ держит ставку 7,25, несмотря на инфляцию 2,5. Поэтому это привлекает инвесторов.

Но остается тема, так сказать, вторичных санкций. То есть вопрос, будут ли американцы применять их к тем, кто покупает наш госдолг, остается открытым.

Вторая тема — это инструменты валютного рынка, которые тоже попадают в санкционный список. На это, наверное, не обращают внимания, но к этим инструментам относятся валютные свопы Центрального банка, Фонда национального благосостояния и Минфина. Как мы помним, если вдруг наступал кризис или большое историческое событие на букву «ж», только в этом случае российский Центробанк всегда выручал нашу систему и не только наши, но и зарубежные банки, предоставляя такой инструмент, как валютный своп.

Как только этот инструмент попадает под американские санкции, бежать становится некуда.

Соответственно, если эта глобальная ситуация, о которой я вначале говорил, с кризисом на сегменте emerging markets, будет ухудшаться и осложняться, то инструментов для того, чтобы поддержать банки, у нашего ЦБ не окажется. То есть нельзя будет использовать этот инструмент, если он попадает под американские санкции.

Как известно, если на рынке есть хоть малейшая вероятность какого-то события, то нужно учитывать ее как реальность. Это такой, так сказать, самый важный принцип существования любой финансовой организации: если у вас есть самый негативный сценарий, вы его должны заложить в развитие событий, потому что он как раз и реализуется. Так всегда бывало. Когда это произойдет, непонятно.

И еще здесь нужно не забывать, что российский Минфин по-прежнему покупает валюту на «горячем» рынке. Объем покупок в этом месяце составил 383 млрд руб., практически рекорд. И вопрос — когда они остановятся? Наверное, когда-то остановятся. Вот сейчас критический уровень сопротивления для рубля — 64,2 — будет проходиться быстро. Остановится ли Минфин? Трудно сказать. А если 70 будет? Тоже непонятно. То есть остается открытым вопрос, будут ли они подкидывать дровишек в огонь.

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз