Коротко


Подробно

3

Фото: Анастасия Курилова

«Заходит ко мне Юрий Дмитриев, кладет пистолет на стол: почему без меня начали?»

Корреспондент “Ъ” выяснил, почему мемориальное захоронение Сандармох зарастает соснами

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

Открытое краеведом Юрием Дмитриевым захоронение Сандармох, где в годы Большого террора были расстреляны свыше 7,6 тыс. человек, требует уточнения статуса и благоустройства. Об этом “Ъ” в День памяти расстрелянных сообщил директор Медвежьегорского музея, к которому приписан мемориал. Вопрос статуса захоронения подняли также члены президентского Совета по правам человека (СПЧ) в правительстве Карелии. Корреспондент “Ъ” побывал в Сандармохе и выяснил, кто заинтересован в передаче захоронения на региональный и федеральный уровень, кто против этого и почему в год на мемориал тратится всего 30 тыс. руб.


Ежегодно 5 августа в Карелии в урочище Сандармох у Медвежьегорска проходит День памяти расстрелянных во время Большого террора 1937–1938 годов. В 1997 году благодаря работе краеведа Юрия Дмитриева и международного общества «Мемориал» выяснилось, что здесь похоронены свыше 3,5 тыс. жителей Карелии, более 3 тыс. заключенных—строителей Беломорканала и 1111 заключенных Соловецкой тюрьмы, среди которых университетские преподаватели — историки и экономисты. Жертвами террора стали представители 60 национальностей, поэтому каждый год на мемориал приезжают люди из разных стран. Карельские чиновники в урочище 5 августа последние два года не появляются, заявляя, что официальный День памяти жертв политрепрессий отмечается 30 октября.

«Уровень мемориала международный, но выглядит он плачевно. А ведь здесь до сих пор лежат тысячи людей: раскрыто только шесть могильных ям из более двухсот»,— сказала “Ъ” депутат горсовета Медвежьегорска, учитель музыки Валентина Евсеева.



Чем дальше от входа на кладбище, тем меньше свидетельств ухода. Тропинки проходят прямо по провалам, в каждом из которых может быть до 60 тел убитых. Поставленные у ям столбики-голбцы покосились, на многих не хватает деталей. «Нужны рубки ухода. Нехорошо, когда сосна из могилы растет. Нужно обрамить могилы, восстановить пропавший барельеф "Расстрелянный ангел", заменить кровлю часовни, поставить новый туалет, оформить автостоянку, чтобы люди не шли километр до кладбища»,— перечисляет 73-летняя Валентина Евсеева. Она продолжает требовать внимания чиновников: раньше как депутат заксобрания республики, теперь как городской депутат. Она просит правительство Карелии взять мемориал на свой баланс.

В правительстве Карелии “Ъ” пояснили, что Сандармох с 2000 года является объектом культурного наследия регионального значения. Согласно распоряжению главы Медвежьегорского района от 26 февраля 1998 года, территория захоронения является филиалом Медвежьегорского городского краеведческого музея, а участок — в пользовании района.

«Когда захоронение было найдено, мы специально ставку в музее сделали, чтобы сотрудник работал по этой теме»,— рассказал “Ъ” Вячеслав Каштанов, начальник отдела по ЧС администрации района: в 1997 году он был заместителем главы района и организовывал в урочище раскопки. Место определили совместно с «Мемориалом», журналистом Надеждой Ермолович, опрашивавшей местных жителей, и начальником районного отдела ФСБ. «На второй день работ ко мне заходит Юрий Дмитриев, кладет пистолет на стол — почему без меня начали? Я свой выложил — теперь поговорим! Так и познакомились. Пистолеты были травматические»,— вспоминает Вячеслав Каштанов. У Юрия Дмитриева уже были списки расстрелянных, он же расширил место поисков. Когда стало ясно, что захоронение найдено и надо обустроить мемориал, глава республики сразу пошел навстречу, говорит Вячеслав Каштанов: «Выделил 130 тыс. руб.— большая по тем временам сумма». Сейчас деревянный мемориал требует обновления, признает господин Каштанов, но добавляет, что в районе денег нет.

«В начале июля глава администрации района Сергей Яляев распорядился подготовить письмо в правительство РК с инициативой, чтобы захоронение было взято на бюджет республики или федерации,— говорит господин Каштанов.— Предварительно в правительстве сказали, что вопрос решат положительно. Сандармох должен получить более высокий статус и финансирование».



Вопрос о развитии и статусе захоронения подняли в конце прошлой недели в Петрозаводске члены СПЧ на заседании рабочей группы, координирующей реализацию Концепции госполитики по увековечению памяти жертв политрепрессий. Представитель управления по охране объектов культурного значения РК Светлана Куспак сообщила, что власти РК готовы обсудить выделение 2,5 млн руб. на восстановление барельефа «Расстрелянный ангел». Тогда же, как стало известно “Ъ”, в правительстве РК заявили о намерении обратиться в Минкульт России с просьбой принять захоронение на федеральный баланс. Против этого выступает руководитель центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге Анатолий Разумов: «Это невозможно и ни к чему сейчас». Федеральным вмешательством для него стал приезд на Сандармох представителей Российского военно-исторического общества (РВИО), председателем которого является министр культуры РФ Владимир Мединский. С 25 августа по 5 сентября отряд РВИО будет искать следы расстрела в урочище финнами пленных красноармейцев. И Анатолий Разумов, и Вячеслав Каштанов, и местные краеведы считают эту версию как минимум необоснованной. «Весной 2016 года двое историков ни с того ни с сего заявили, что тут захоронены красноармейцы. 5 августа правительство Карелии решило, что не будет принимать участия в Днях памяти, а осенью того же года арестовали Юрия Дмитриева (по обвинению в изготовлении порнографии.— “Ъ”). Это звенья одной цепи»,— считает господин Разумов. Краевед и художник Владимир Попов, автор столбов-голбцов, считает, что идет попытка подменить захоронение жертв Большого террора памятником убитым во время войны, «чтобы снизить остроту места». «Поэтому и 5 августа заменяют на 30 октября: хотят, чтобы Сандармох был стерт из памяти»,— добавляет депутат Валентина Евсеева.

Директор Медвежьегорского краеведческого музея Сергей Колтырин считает, что властям надо определиться со статусом мемориала. «Министерство культуры РК в лице Светланы Куспак на совещании 3 августа с членами СПЧ внезапно сообщило, что Медвежьегорский район является ответственным за Сандармох. Но ни одного документа об этом нет. И то, что они пытаются нам его приписать, это неправильно»,— пояснил “Ъ” господин Колтырин. По его словам, с 1997 года так повелось, что власти района сказали: вы — музей, так и занимайтесь захоронением, а если будут финансовые вопросы, решим. «Район выделяет деньги на автобусы на Дни памяти и на краску для столбиков. Больше денег на Сандармох никто не выделял с 1997 года»,— говорит директор музея. Ежегодно музей составляет финансовый план, который согласовывает район: «В плане есть строка — проведение Дня памяти Сандармоха. Последние годы это порядка 30 тыс. в год. А аренда автобуса каждый год растет, кроме того, теперь надо его заказывать и на 30 октября». По данным с сайта районной администрации, на музей в 2017 году было выделено 3,6 млн руб., а в 2018 году запланировано 4,2 млн руб. Господин Колтырин не стал отвечать на вопрос, кто определяет объем трат на Сандармох, но пояснил, что «мог бы просить и 50 тыс., и 100 тыс. руб., но у района денег нет». «Сегодня на Сандармохе надо почистить лес, убрать сушняк, обложить камнями могилы, дорожки оформить, чтобы люди могли пройти в дальние части мемориала. Вроде мелкие работы, но очень важные, и на это нужны деньги не музея или района, а Министерства культуры Карелии, а оно видите как»,— говорит директор музея. Пока что за могилами 7,6 тыс. человек ухаживают волонтеры. В День памяти музей поставил у экспозиции про Сандармох ящик для пожертвований — на краску для голбцов и доски для туалета.

Анастасия Курилова, Москва—Медвежьегорск


Комментарии

Наглядно

валютный прогноз