Коротко


Подробно

6

Фото: instagram.com/natalyayisa

Черно-белое счастье

Наталья Радулова познакомилась с русской женой нигерийского принца

Русская девушка из Ижевска вышла замуж за нигерийского принца, уехала с ним жить в вечное лето, работает за троих и считает себя счастливицей


«Я влюбилась. Мы учимся вместе. Он из Нигерии, его зовут Джейкоб»,— так 21-летняя студентка Наташа Соколова сообщила родственникам о переменах в своей личной жизни. Мама и папа не сразу нашлись, что ответить. Зато бабушка выдала: «Какой цвет кожи у его родителей?», решив, видимо, что такой вопрос будет звучат деликатнее. Потом бабушка попросила показать фотографии жениха: «Те, где нос видно». Посмотрели на снимки. Снова помолчали. «Если человек хороший, то какая вообще разница?» — подвел итог дед.

Русская принцесса


«Я — жена принца»,— так представляется теперь Наталья. Муж ее действительно носит в Нигерии этот титул. Да и в российском университете он считался первым парнем: стал мистером ИжГТУ, был моделью для модных бутиков Ижевска, принял участие в шоу на местном телевидении, преподавал танцы и выступал на праздниках. Как в такого не влюбиться? Тем более — член королевской семьи!

Потом, правда, оказалось, что королей и принцев в Нигерии много, у каждого трайба, племени, свои. Хоть оптом в другие края поставляй! Семья Джейкоба, к примеру, относится к трайбу Нупи. «Наша деревня была образована двумя братьями королевской семьи Нупи с фамилией Йиса,— объясняет Джейкоб.— Сейчас это большая деревня, где каждая семья носит эту фамилию. И каждый житель, в принципе, может получить королевский титул». Дедушка Джейкоба по папиной линии — второй человек после деревенского короля. А дедушка по маминой и вовсе родился в королевской семье.

Чтобы угодить русским родственникам, Джейкоб сразу после свадьбы в Ижевске заявил: «Я хочу назвать сына Соколов!» — и долго не мог понять, почему все смеются. На родине его фамилия — Йиса — является и мужским именем. Он был уверен, что в России так же. А папа Наташи, чтоб уважить новых родичей, передал им в Нигерию литр водки и две баночки красной икры. С бутылкой те кое-как разобрались, а вот с икрой не знали, что делать. «Я попробовала: вроде запах рыбный, но на рыбу не похоже,— отчиталась мама Джейкоба.— Просто так есть не смогла. Добавила кубики "магги" и перемешала с вареным рисом. Получилось вкусно».

Обе семьи не знали, как окружающие отнесутся к интернациональной паре. В Ижевске переживали, что жених «темненький», в нигерийском городке Минна нервничали из-за того, что невеста «беленькая».

У африканцев свои стереотипы насчет белых: например, считается, что они лентяи, не любят много работать и легко разводятся, не понимая, какой это позор для всего клана и как тяжело разведенному человеку в Нигерии найти новую партию.

В общем, на Наташу с другого континента тоже поглядывали с опаской. Но что делать. Свадьбу решили гулять и там, и там, чтобы продемонстрировать, что у этих двоих все серьезно. Обручальные кольца заказали в виде географических карт: у Джейкоба кольцо с очертаниями России, у Натальи — Африки. Вот только масштабы свадебных гуляний получились разные. В Ижевске торжество было довольно скромным. Зато в Минне развернулись — на две тысячи гостей!

Когда Наташа в 2015 году приехала к мужу, во дворе его дома бегали несколько десятков куриц и индюков, а в специальном загоне стояли бараны и коровы. «К свадьбе купили,— радостно сообщила свекровь, статная женщина с золотым зубом.— Будем завтра резать». Молодых повезли к протестантскому пастору — слушать наставления, а затем по родственникам — знакомиться. Языкового барьера россиянка не ощутила: в Нигерии, бывшей британской колонии, все говорят по-английски, ну и дополнительно еще на каком-то из 514 действующих языков. Зато проблемы начались ночью перед свадьбой, когда Наташа решила накрасить ногти гель-лаком на ногах и руках — для этого она специально привезла из Ижевска маникюрную ультрафиолетовую лампу. «А как эта штука будет работать? — удивилась свекровь.— Электричество ж отключили!»

«Вот тебе и беленькая»


«С маленьким Джаго в доме разговаривают на русском, английском и языке нупи»

Фото: instagram.com/natalyayisa

Собираясь к принцу, Наталья ничего не знала об условиях жизни в его государстве. И не хотела узнавать. «В моей голове всегда была и есть одна мысль: если в этой стране родился и был воспитан такой классный мужчина, значит, эта страна тоже классная». Она с восторгом вспоминает ту ночь, когда, для того чтобы она могла высушить накрашенные ногти, пришлось заправлять бензином огромный аварийный электрогенератор: «Это все делали для меня одной! Может быть, чего-то я не знаю, но я никогда не чувствовала себя в этой семье чужой или недолюбленной. С первой встречи — только добро!»

Венчали пару в местной христианской церкви, там же выдали и свидетельство о браке. «Готовы ли вы любить ее как дочь?» — спросил пастор у родителей жениха. Те заявили, что она уже для них дочь и они уже ее любят. Наташа к тому моменту звала их мамой и папой. Приняла девушка всем сердцем и веру своей новой семьи, почти как библейская героиня Руфь, которая говорила свекрови: «Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом».

А вот подарков молодым почти никто не принес. Зато гостям вручали тарелки, ведра и тазики — на каждом презенте была наклейка с фотографией молодоженов и датой регистрации. В Нигерии нет традиции дарить даже цветы, да и отыскать их очень сложно. Но специально для русской невесты привезли букетик роз из другого штата. «Я знаю, что ты хотела видеть живые цветы и в оформлении,— подмигнула свекровь.— Смотри, я их достала» — и гордо указала на два горшка с пальмами.

С тех пор Наталья была на многих нигерийских свадьбах, но отзывается о них сдержанно. Свадьбы — это, пожалуй, единственное, что ее не восхищает в Нигерии. «Для чего звать всех родственников до десятого колена? Ведь намного приятнее праздновать в кругу тех, кого ты хорошо знаешь! Так и накормить проще. А то за всю свадьбу здесь обычно выдают бутылку воды, бутылку газировки и рис с небольшим куском мяса. И все! Развлекательная программа — никакая не развлекательная. Помолились, послушали слова от 10–20 важных людей, немного потанцевали. И самое обидное — здесь не дарят подарки молодоженам. Для чего тогда это все? Для того, чтобы другим себя показать!»

«Папа и мама говорят, что только я их дочь. Остальные уйдут в другие семьи, а я всегда буду Йиса»

Фото: instagram.com/natalyayisa

После свадьбы в 5-комнатном доме разместились 12 человек: родители, дети, двоюродная сестра мамы, родственница папы. Но Наташе и это было в радость. Она восторгалась шумом, спонтанными танцами, играми в карты, песнями под гитару и тем, как ловко женщины заплетали косы друг другу. А родив сына Джаго, она еще больше оценила достоинства большой африканской семьи: все женщины, как настоящий львиный прайд, сразу же включились в заботы о ее малыше.

Жизнелюбивую уроженку Ижевска не расстроил даже тот факт, что ее принц на родине оказался без работы — устроиться по профессии трудно без связей. Принцесса почти сразу начала зарабатывать сама. С помощью той самой лампы она стала делать маникюр соседкам и даже иногда подрабатывала моделью: белокожих охотно приглашают на фотосъемки для различных каталогов, правда, для этого приходится ездить из Минны в столицу и тратить на это целый день. Затем неугомонная русская нашла работу редактора в крупном онлайн-журнале, открыла магазинчик по продаже тканей, начала пробовать себя и как декоратор в организации свадеб. Муж стал помогать. А Наталья взялась еще вести в Instagram страничку «Африка глазами счастливого человека», на которую уже подписано несколько десятков тысяч человек. Нигерийские родственники смотрят на нее теперь с уважением: вот тебе и беленькая!

«Как надо докатиться!»


«Наш союз — это союз двух континентов, поэтому и свадьбы было две»

Фото: instagram.com/natalyayisa

С самого первого дня в Минне Наташа мечтала сделать ремонт в доме. И, как только появились деньги, убедила семью в необходимости переделки. Тут выяснилось, что у африканцев к интерьеру строгие требования: в гостиной должно быть много кресел и диванов для гостей, самый шик — массивная мебель с богатой отделкой, блестящие шторы и рамы «как в Эрмитаже» для многочисленных фото. Наталья рискнула и сняла со стены старые фотографии, на которых уже и лиц было не узнать: «А уже через несколько дней мама пригласила фотографа сделать новые портреты. Дала указание распечатать их огромного формата и, естественно, изготовить золоченые рамки».

Кровати в Нигерии, как выяснилось, тоже продают довольно громоздкие, так как родственники имеют привычку спать вместе. Сестры разных возрастов, к примеру, запросто могут жить в одной комнате, и никто им отдельные спальные места не выделяет. Да они и сами не хотят. «А могут и просто друзья остаться ночевать,— делится ижевчанка познаниями.— Поэтому часто можно встретить кровати, которые я бы назвала 5-спальными. И постельное белье здесь продается сразу с 4 наволочками и гигантской простыней».

Каждый дом также обязательно снабжают металлическими оконными решетками — от воров, москитными сетками — от комаров и потолочными вентиляторами — от жары. Такой вентилятор можно зарядить, и он будет автономно работать 4–5 часов. С электричеством все сложно: дают несколько часов в день, по расписанию. Расписание постоянно меняется без всяких предупреждений — не угадаешь. Только рано утром и вечером можно на что-то рассчитывать. Однажды света не было несколько дней, и Джейкоб, избалованный российским комфортом, пошел разбираться с местными электриками. Те заявили, что сети старые, надо все менять, а денег в бюджете нет. Тогда бывший ижевский студент снова проявил инициативу, предложил всем соседям скинуться, чтобы купить для района новые провода. Но радовались электричеству недолго — сначала ураган повалил столбы, а потом провода обрезали воришки. В итоге чиновники сжалились и выделили все же деньги для ремонта. «Я привыкла к свету по расписанию,— не унывает Наташа.— Глажу одежду теперь заранее, встаю пораньше, чтобы включить стиральную машинку, и по графику отдыхаю от телефона и телевизора».

В Минне есть только дорогой мобильный интернет, да и тот частенько пропадает — тогда отдыхать Наташе приходится дольше. Читатели ее блога иногда даже недоумевают: «Вам когда-нибудь бывает грустно? Или вы все время на позитиве?» Находятся и те, кто лезет с оскорблениями: «Это как надо докатиться, чтобы с черным мутить». При этом на вопрос «Сталкивались ли вы когда-нибудь с расизмом?» Наталья искренне отвечает: «Нет, никогда! В России нас все любили и здесь любят. И мы любим своих друзей, свои семьи на обоих континентах, любим все, что происходит в нашей жизни!» Они действительно убеждены, что у них все прекрасно. А на случай аварии у них есть генератор. И запасы хорошо прожаренного мяса, которые можно целую неделю хранить без холодильника.

В Африку гулять


«Церковь в воскресенье — это праздник. Красивые наряды, макияж, каблучки»

Фото: instagram.com/natalyayisa

«Россия — это Нигерия в снегу»,— как-то заявил Сергей Брин, сооснователь Google. Наталья тоже нашла много схожего у наших стран: бюрократизм, пофигизм, привычку чуть что яростно сигналить на автодороге и убежденность, что какашки снятся к богатству. Здесь так же смотрят футбол и горячо болеют, хотя и признают: «Мы не умеем играть». Здесь две господствующие религии: христианство и ислам. Самые высокооплачиваемые профессии — в нефтяном секторе, а средняя зарплата равна примерно 34 200 российским рублям, и это очень близко к средней заработной плате в России — 36 тысяч. Хотя этот показатель, убеждена мадам Йиса, в обеих странах ничего не значит, так как представителей среднего класса мало, а разброс между бедными и богатыми колоссальный.

Но многое в Африке удивляет. Женщины в России под полупрозрачную одежду надевают белье телесного цвета — чтоб было незаметно, а в Нигерии с этой же целью надевают черное. «Для них оно тоже телесное,— смеется Наташа.— Это так логично, но я была поражена, заметив это первый раз». Никак она не привыкнет, что яблоки считаются дорогим экзотичным фруктом, а заявления вроде: «О, ты становишься толстой» и «Ух, у тебя живот появился!» — комплиментом. Что нигерийские мамы запросто дают сладкие леденцы младенцам и считают растворимую лапшу отличной пищей для школьников. Что во все блюда добавляют кучу перца и почти не едят овощей — если заказать овощной суп, официант принесет варево из сушеной рыбы, говядины, курицы и пальмового масла. «А овощным этот суп называется потому, что посыпан зеленью».

В Минне мало развлечений. Нет театров, галерей, парков, нет даже тротуаров для пешеходов. «Никто здесь почему-то не гуляет,— вздыхает Наташа.— Все сидят в гостях или на лавочках у ворот и жуют семечки. Именно жуют, с кожурой. Так принято». Но даже в этом небольшом городе она нашла нескольких русскоговорящих девушек, которые тоже когда-то вышли замуж за нигерийских студентов. Вместе они и гуляют — на территории самой дорогой частной школы есть детская площадка, куда россиянки носят своих малышей. Именно носят — с детскими колясками по выбоинам туда не доберешься. «На коляске мы только дома по двору катаемся, кур пугаем»,— хохочет Наташа. А еще иногда с мужем они ходят в кафе. Там показывают нигерийские фильмы, которые очень похожи на индийские, но без песен и танцев. «Настоящее нигерийское кино — это всегда драма и что-то, связанное с колдовством. Вот недавно мы смотрели, как собака загрызла всех людей в доме, одного за другим, и стала хозяйкой».

К колдовству многие все еще относятся достаточно серьезно. В июле в Нигерии погиб 26-летний знахарь, который сделал оберег от пуль, повесил себе на шею и, уверенный в защитной силе магии, предложил выстрелить в него. В штате Риверс толпа линчевала мужчину, которого заподозрили в умении превращаться в черного козла. Даже в Калининграде во время недавнего чемпионата мира футбольные болельщики из Нигерии безуспешно просили разрешения пронести на матч своей сборной живых куриц — вероятно, для жертвоприношений.

«Я люблю мужа, его семью и страну. Все остальное — решаемо»

Фото: instagram.com/natalyayisa

Наташа утверждает, что ничего подобного ни разу не наблюдала. Да, иногда она слышит, как люди жалуются: «Мне не повезло, наверное, кто-то наколдовал», но считает, что это несерьезно — и россияне ведь говорят: «Меня сглазили». Каких-то реальных опасностей молодая мама тоже не видит, хотя знает, что еще несколько лет назад страна считалась опасной, белых, детей и взрослых, здесь то и дело похищали ради выкупа. Сейчас здесь гораздо спокойнее, по улицам можно ходить без оглядки. И все же в Нигерии фактически ведется несколько локальных войн — армия воюет с боевиками дельты Нигера на юге страны, с сепаратистами «республики Биафра» на западе и с боевиками радикальной исламистской группировки «Боко Харам» на севере. Но семья Йиса живет в центре, поэтому все беды кажутся такими далекими...

Наша Наташа как обычная нигерийская мать семейства ходит в гости, бегает в лавочку на соседнюю улицу за продуктами, заботится о муже и сыне, каждое воскресенье наряжается в церковь, где собирается весь бомонд района: женщины в платьях, будто сшитых для церемонии «Оскар», мужчины в костюмах всех цветов радуги и остроносых туфлях. Хор поет и пританцовывает. На улице — солнце. Оранжевая пыль. Счастье.

Наталья Йиса уже получила документ, который называется «Нигерийская жена». Она открыла счет в местном банке, научилась водить машину по суровым нигерийским дорогам и завязывать традиционный африканский тюрбан несколькими способами. Скучает ли она по стране, в которой зимой идет снег? Может показаться, что не особо, особенно когда читаешь ее африканский блог. Но вот ездила недавно она с двухлетним сыном на праздник в столицу, в российское посольство, и чуть не расплакалась там: «Я поняла, что совсем отвыкла видеть много белых лиц, слышать русскую речь, наблюдать за чисто русскими движениями. И от всего этого — мурашки! Кажется, все такие родные!»

Наталья Радулова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение