Коротко


Подробно

Фото: Сергей Бровко / Коммерсантъ   |  купить фото

Для оппозиции никого нет дома

Претенденты в Курултай Башкирии не смогли собрать подписи

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 12

Уфимские активисты штаба Алексея Навального, «Открытой России» и партии «Яблоко» не примут участие в выборах в Курултай республики. Они не смогли собрать необходимое число подписей для регистрации и уверены, что сделать это в такие сроки было физически невозможно: избирателей нет дома, а те, что есть, боятся предоставлять паспортные данные. Избиратели в целом очень пассивны в отношении местных выборов, отмечают активисты. Отдельные представители оппозиции смогли зарегистрироваться, включившись в список парламентских партий, например, КПРФ. Политтехнологи признают, что сбор подписей — первый фильтр защиты системы от неудобных кандидатов, без оргструктуры и финансирования он действительно затруднен.


Партия «Яблоко», выдвигавшая в Курултай Башкирии 70 кандидатов по списку и четырех — в одномандатных округах, не примет участие в предвыборной гонке. В местном штабе решили, что не смогут за 10 дней, остававшихся с момента выдвижения до регистрации, собрать необходимые 15 тыс. подписей. У «Яблока» в Башкирии традиционно плохо с организацией избирательных кампаний. «На эту кампанию денег нет, хотя Москва обещала»,— говорит руководитель регионального отделения партии Альберт Хусаинов.

Кандидаты от партии, которые выдвигались в избирательных округах, через пару-тройку дней сбора подписей «тоже отказались от этой идеи», отмечает господин Хусаинов. В среднем в каждом округе надо было собрать до 1800 подписей. «За один день наши добровольцы максимум собирали по 170 подписей в округе, но иногда всего 15-17. Люди отказываются впускать агитаторов, элементарно не открывают двери. А когда узнают, что нужно внести данные паспорта, отказываются даже те, кто открыл»,— отмечает партиец.

На президентских выборах в марте этого года «Яблоку» удалось собрать за выдвижение кандидата 3500 подписей. «Работа тогда шла веселее. Была зима, а не как сейчас — все на даче», — говорит господин Хусаинов.

Местный координатор «Открытой России», юрист Зульфия Гайсина (шла по Центральному округу в Уфе) тоже не собрала подписи: «Так как я выдвинулась с хорошим запасом времени, у меня было три недели. За это время мы с помощниками собрали около 600 подписей — треть необходимого». «На подъезд многоэтажного дома максимум собирали 10 подписей,— отмечает она.— Все на дачах или в отпусках». Активистам не сильно помогли и сходы граждан против строительства возле домов в этом округе трамвайных линий. «Они, конечно, позволяли познакомиться с людьми, рассказать о себе, но все равно — летом в городе мало людей»,— говорит Зульфия Гайсина.

Уфимский штаб Алексея Навального выдвигал своего кандидата на выборы впервые — процедуру решили отработать на выдвижении волонтера Айдара Исмагилова (шел по Пушкинскому округу в Уфе). Каждый из 20 волонтеров обходил по 200 квартир в день, открывали только 15-20, подписи давали двое-трое, на каждую уходило не меньше 15 минут, говорит господин Исмагилов. За 10 дней штаб собрал около 200 подписей. «Мы пахали с утра до вечера. В установке на улице кубов для сбора подписей городские власти отказали. Кроме того, что все летом на выезде, а пожилые боятся показывать паспорт, в целом пассивны и не видят смысла участвовать в любом политическом процессе, особенно в местных выборах. Мы так поняли, что у большинства нет никакого представления о том, как работает Курултай, какие полномочия у депутата республиканского парламента»,— отмечает активист. Он не верит, что подписи в принципе реально собрать силами кандидата или нескольких его помощников. «Чтобы успеть, надо, наверное, человек сто помощников и деньги. Обычному смертному не под силу»,— говорит Айдар Исмагилов.

По данным Центризбиркома Башкирии, из 25 кандидатов, шедших самовыдвижением, пройти регистрацию смогли только шесть. Остальным было либо отказано в регистрации по итогам проверки подписей, либо они даже не начинали этого делать и утратили статус кандидатов.

На сбор подписей кандидатам предоставлялось в зависимости от даты выдвижения до месяца.

«Уловка, которая была придумана законодателем, работает: проводить сбор подписей в разгар лета — это лотерея. Участие в выборах теперь не для всех. Единственный вариант — договариваться и идти от какой-нибудь парламентской партии»,— отмечает уфимский юрист Виталий Буркин, выдвигавшийся от «Яблока». Собирать подписи он также не стал.

Некоторые из участников оппозиции, например, активист неформального национального движения «Башкорт» Айнур Ишкильдин, смог избежать сбора подписей, так как был выдвинут в Сибайском округе КПРФ.

Не пришлось собирать подписи на эти выборы всем парламентским партиям, а также «Патриотам России» и «Зеленым», у которых уже есть представители в Курултае. В то же время подписи собрали по два кандидата от Партии роста и Партии ветеранов, по одному — «Партии дела» и «Защитники отечества». Связаться с ними вчера не удалось.

Юрист, политтехнолог Юрий Сидоров полагает, что активисты «Открытой России» и штаба Алексея Навального «просто не рассчитали свои силы, да и опыта не хватило». Что касается «Яблока», то эта партия в Башкирии «традиционно не доходит до регистрации — не важно, собирала она подписи или нет: у нее все завершается на этапе выдвижения». «Человеку без опыта практически нереально собрать вроде бы незначительное число подписей — 3% от общего числа избирателей в округе, не говоря уже о подписях за партию».

«Со сбором подписей и их качеством не возникает проблем в двух случаях — если кандидат или партия популярны, имеют оргструктуру и необходимые ресурсы или если подписи качественно «нарисовали»,— отмечает политолог Константин Калачев.— Две тысячи подписей собрать реально даже, если ресурсов минимум. По-моему, ваша оппозиция ведет разговор в пользу бедных. С другой стороны, сбор подписей по факту действительно стал барьером для отсева случайных или неугодных людей. Даже собрав необходимое количество, нужно еще пройти их проверку, что сложнее».

Наталья Павлова


Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение