Коротко


Подробно

2

Фото: Lee Jin-man, file / AP

Эффект Озила

Футбольную сборную ФРГ покинул один из самых звездных игроков. Виктор Агаев — из Бонна

Один из самых звездных игроков сборной ФРГ по футболу, а также символ сверхуспешной интеграции, полузащитник с турецкими корнями Месут Озил пошел против течения и ушел из сборной после ЧМ-2018. Напоследок он бросил: «Когда мы выигрываем, я — немец, когда проигрываем — иммигрант». Конфликт вышел далеко за пределы футбола


Нет сегодня в Германии более популярного человека, чем Месут Озил. Его печальные глаза глядят на вас с обложек серьезных журналов, о нем пишут комментаторы всех мастей, говорят все политики, включая канцлера, президента, министров и депутатов.

Дальше всех пошел президент Турции: Реджеп Тайип Эрдоган готов (по собственному выражению) «целовать глаза» 29-летнего полузащитника. Разумеется, в символическом смысле — это дань благодарности игроку за то, что тот помог Эрдогану победить на июньских выборах, существенно расширивших полномочия главы государства. Выразилась эта помощь в том, что в разгар предвыборной кампании Озил встретился с политиком, сфотографировался с ним и подарил футболку. Эрдоган верит: фанаты Озила стали после этого и его фанатами. И хотя прошла встреча в мае, месяца три назад, именно она задала тон истории, которая показывает, как накалены сегодня в Германии отношения с иммигрантами. По существу, речь о новом расколе: намечается противостояние между немцами и теми потомками иммигрантов, которые в ФРГ родились и вроде как полностью вписались в общество. С чем это связано и чем грозит?

Игра без мяча


Начать стоит с «фактора Эрдогана». Пожалуй, сегодня президент Турции — единственный в мире политик, общение с которым для всех немецких политиков и всех партий является нежелательным. По общему, господствующему в ФРГ, мнению, он деспот, ни в грош не ставит права и свободы, преследует журналистов и правозащитников, называет сегодняшнюю ФРГ фашистским государством, а засланные им исламские проповедники мутят воду в Германии.

В свете этого ясно, почему давно запланированный на конец сентября государственный визит Эрдогана в ФРГ уже вызывает бурные споры, протесты и серьезное беспокойство властей. В самом деле, высокий гость настаивает не только на том, чтобы его приняли по высшему разряду, но и на возможности встречи с турками, проживающими в стране. Их в ФРГ около 4 млн, и в большинстве своем это его избиратели. Но не все: в ФРГ укрываются и сторонники Гюлена (главный политический враг Эрдогана), и курды, воюющие против Турции. И это, понятно, грозит эксцессами.

Как бы то ни было, более спорной политической фигуры, чем Эрдоган, для немцев не существует: по данным свежих опросов, 70 процентов граждан страны против его визита и против контактов с ним в принципе. Пожалуй, только Ангела Меркель, сжав зубы под обстрелом немецких СМИ, изредка встречается с этим политиком, и то лишь в том случае, когда нет выхода. Например, чтобы уговорить его за 6 млрд евро перекрыть беженцам доступ в ЕС.

А тут вдруг Месут Озил, футболист национальной сборной Германии (!), нарушает неписаные табу, позирует с Эрдоганом, а возмущенной общественности и медиа объясняет, что для него «это фото — не про политику и не про выборы. Так я выразил уважение к высшему должностному лицу страны, откуда родом моя семья».

Мало того, Озил, никогда не живший в Турции, сознательно выбравший в 19 лет немецкий паспорт (это связано и с тем, за какую сборную выступать), признается, что на самом деле у него «два сердца, одно — немецкое, другое — турецкое».

Так за кого он играет? Появление скандального фото создало серьезные проблемы для руководства сборной ФРГ. Случайно или нет, но это произошло накануне оглашения состава команды, едущей на ЧМ-2018 в Россию. Политики и общественность стали требовать исключения Озила из сборной. Но за один день заменить его тренер Йоахим Лёв не мог, даже если бы считал это правильным в воспитательных целях. Чтобы смягчить впечатление, была срочно организована встреча президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера с Озилом и руководством команды. На встрече президент согласился, что у человека вполне может быть две родины. Йоахим Лёв дал понять, что проблема снята и посоветовал журналистам перейти к другим темам.

Но как только сборная проиграла все, что могла, и начались поиски виновных, футбольные функционеры и тренеры, отводя удар от себя, сделали именно Озила основным виновником поражения немцев на ЧМ в России. Не беда, что во время игр ни один из комментаторов не говорил, что он хуже других — из профессионалов, пожалуй, только президент футбольного клуба «Бавария» Ули Хёнесс всерьез раскритиковал Озила, уточнив: «Он уже несколько лет играет паршиво». Не секрет, правда, что Хёнесс никогда Озилу не симпатизировал.

Озил против всех


Первым же камень в игрока бросил менеджер (в прошлом — форвард) сборной ФРГ Оливер Бирхоф, сказавший как бы мимоходом в интервью Die Welt сразу после рокового проигрыша сборной Южной Кореи (0:2): «Наверное, лучше было бы не включать его в команду».

— Это дешевый и опасный популизм,— тут же заметил комментатор новостного телеканала N-TV.— Бирхоф подыгрывает расистам, уже давно требующим не включать в национальную сборную иммигрантов. Его слова будут иметь фатальные последствия.

Так и случилось. На следующий день в интервью Bild am Sonntag отец Месута Озила, который до 2013 года был его менеджером, расценил слова Бирхофа как проявление расизма и добавил: «Его теперь сделают козлом отпущения. Это всегда так: после выигрыша — мы команда, мы молодцы, а в случае поражения виноват лишь он».

Через две недели Месут повторит это почти слово в слово в твите, которым простится со сборной: «Пока мы выигрываем — я немец, а как только проиграли — иммигрант».

Он заявил, что считает себя жертвой расизма, существующего в немецком футболе. «Расистов нельзя допускать к руководству крупнейшим футбольным союзом, в котором много игроков, родившихся не в Германии»,— написал Озил. В этом несложно увидеть намек на немецкую сборную образца 2014-го, которая с блеском выиграла ЧМ (чего стоили 7:1 с Бразилией) и в которой играло много игроков, «родившихся не в Германии».

На этом Озил не остановился. К расистам он причислил и нынешнего председателя Немецкого футбольного союза (НФС) Райнхарда Гринделя: «Он еще в 2004 году называл мультикультурализм мифом, иллюзией…» Аргумент, прямо скажем, трудно считать исчерпывающим, поскольку через несколько лет об этом же заговорила и канцлер Меркель. Но обвинения в адрес Гринделя звучали и до Озила, как заметил один из «зеленых», Гриндель освоил язык популистов из «АдГ» еще до того, как эта партия появилась на свет в 2013 году. А в начале 2016-го, когда Гриндель добивался должности председателя НФС, еженедельник Spiegel предсказывал: «Футбольная Германия вряд ли будет согласна с отношением этого человека к иммигрантам, ведь без них немецкий футбол обойтись не сможет».

Само собой, Гриндель обвинения в расизме отметает. Как и большинство немцев: если верить опросам, они с расизмом не сталкивались. «Так это потому что они белые»,— сообразил еще один выходец из Турции Али Кан и запустил в интернете хэштег #MeTwo (не путать с #MeToo, где идет речь о сексуальных домогательствах). MeTwo — это «пароль» для тех, кто, как и Озил, готов сказать, что «у меня два сердца».

После того, как он это сделал, дискуссия вышла на новый уровень.

#MeTwo вместо #MeToo


Али Кан, которому сейчас 24 года — старший сын в курдско-алевитской семье, которая бежала из Турции в середине 1990-х. В Университете Гессена он изучает немецкий и этику, пишет книги и проводит семинары на тему «сосуществования различных культур». Кан предложил всем людям, столкнувшимся в ФРГ с расизмом, поделиться своими проблемами.

За первую неделю существования #MeTwo им воспользовались 60 тысяч человек в одной лишь Германии. Глава МИД ФРГ Хайко Маас посоветовал каждому, кто считает, что в Германии нет расизма, почитать, что там пишут.

Али Кан, как и Озил, считает расизмом не только откровенные проявления ненависти к людям другой расы, но и их дискриминацию при приеме на работу, при сдаче жилья. Такие жалобы чаще всего можно встретить под хэштегом #MeTwo. Немало сообщений о случаях, которые вроде бы и расистскими не назовешь, но люди их так воспринимают. Мюнхенская Sueddeutsche Zeitung процитировала некоторые записи.

Вот некая Софи пишет: «Ребенок в детском саду объясняет моей дочери: я знаю, почему ты коричневая, мне папа объяснил. Так метят особенно глупых детей». Или (пишет Мириам): «Искала несколько месяцев квартиру, никто даже не отвечал на запросы. Когда запросы стал писать мой друг — блондин с немецким именем, получили три предложения за неделю». Игорь Левит, пианист: «После концерта подходит пара пожилых немцев, просят автограф, говорят: это невероятно, что вам удается так глубоко прочувствовать музыку Баха, ведь вы, судя по имени, не из наших мест». Частая тема — жалобы на то, что учителя в начальной школе не рекомендуют детям иммигрантов учиться в гимназии, поскольку они заведомо не смогут сравняться с немцами.

Кстати, об успеваемости. Давно замечено, что у детей-иммигрантов оценки в школе практически всегда хуже, чем у немцев. Но, как показал эксперимент, проведенный в Университете Мангейма на кафедре педагогической психологии, очень часто отметка зависит не от количества ошибок, а от имени ученика. За один и тот же диктант, содержащий одно и то же число ошибок, написанный одним и тем же восьмилетним ребенком, большинство учителей — участников эксперимента ставили более высокую оценку, если ребенок считался Максом (как бы немцем), а не Муратом (как бы турком). К аналогичным выводам психологи пришли и в прошлом году, проведя эксперимент с участием 1500 гимназистов, выполнявших работу по математике.

А это то фото с президентом Турции, которое вызвало скандал в ФРГ: Озил дарит Эрдогану футболку, в которой играл за лондонский «Арсенал» в прошлом сезоне (в этом он сменил номер на свою любимую «десятку»)

Фото: Reuters

Якоб Аугштайн, публицист и издатель, обращает внимание на то, что и Озил, и большинство из тех, кто пишет в #MeTwo,— мусульмане и только этим объясняется неприязнь немцев к ним. «Мусульмане и ислам, конечно, не раса, но отношение к ним у многих вполне расистское, то есть высокомерное и пренебрежительное. Раньше были "гастарбайтеры", сейчас — "мусульмане"»,— уверен Аугштайн. Он напоминает, что французский философ Этьен Балибар ввел понятие «расизм без расы». Так это понимает и Али Кан. Когда его кто-то из журналистов спросил, есть ли расизм в Турции, он ответил: «Конечно, многие турки уверены, что все немцы нацисты».

В жарких дискуссиях на горячую тему просматриваются и партийные ориентиры. Так, левые пытаются доказать, что немцам, точнее, белым, высказываться на тему расовой дискриминации нельзя в принципе, поскольку они ее на своей шкуре не испытали и вообще, белым лучше молчать на эту тему, поскольку они виновники расизма. Комментатор Bild, самой массовой немецкой газеты, уверен: таким образом левые просто пытаются отсечь неугодные им аргументы и в итоге толкают тех, кто их не принимает, в лагерь правых популистов.

Ну а у тех логика и вовсе железная: иммигранты в принципе не интегрируемы, никакого расизма в Германии нет, просто «понаехавшие» неспособны интегрироваться и потому во всем винят «местных». «Дело Озила» — еще одно подтверждение этому.

Может быть, в каких-то случаях это и так, но в случае с Озилом такой аргумент работать не может. И не только потому, что, как выразился министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас, «проблемы мультимиллионера, живущего и работающего в Англии (Озил давно играет за лондонский "Арсенал".— "О"), вряд ли позволяют судить о проблемах интеграции в Германии».

Окончательно карты путает то, что не так давно — в 2010-м — канцлер Меркель и тогдашний президент ФРГ Кристиан Вульф доказательством того, что и ислам успешно интегрирован в Германии, называли… все того же футболиста Месута Озила. Да что там, всего года два назад именно он стал лауреатом телевизионной премии «Бэмби» в категории «Успешная интеграция». Название странное, но суть однозначна: премия присуждается человеку, деятельность которого видна на телеэкранах и способствует интеграции иммигрантов.

Что касается интегрированности самого Озила в немецкое общество, то о ней и спорить бессмысленно: с момента рождения он является его частью. Вот только события последних месяцев показали, что это ни от чего не гарантирует, потому что далеко не все это понимают и принимают. Тот же футбольный менеджер Оливер Бирхоф в одной дискуссии по поводу фото Озила с Эрдоганом бросил: «Мы должны научиться понимать турок». Это прозвучало как «турок всегда останется турком, даже если у него есть немецкий паспорт».

Впрочем, чтобы проверить, сколь однозначны такие выводы немецких футбольных чиновников, есть смысл подождать появления новых Озилов — они ой как нужны немецкой сборной после неудачного выступления на ЧМ-2018! Перестройка команды уже объявлена, и что-то подсказывает, что такой опытный тренер, как Йоахим Лёв, будет усиливать ее теми, кто умеет играть в футбол, не особо прислушиваясь к побочным дискуссиям и не вычисляя бабушек и дедушек своих атакующих полузащитников. В конце концов, именно Германия научила весь мир играть в прагматичный футбол.

Виктор Агаев, Бонн


Плеймейкер

Визитная карточка

Этот футболист славится искусством паса. Но любит и забивать


Месут Озил — атакующий полузащитник, футболист мирового уровня. Родился в 1988 году в Гельзенкирхене, в семье турецких предпринимателей, живущих уже в двух поколениях в ФРГ, имеет гражданство ФРГ (и только ФРГ).

Футболом стал заниматься в клубе родного города. Выпускник академии «Шальке-04», с которым подписал первый профессиональный контракт в 2005 году. В 2008-м перешел в «Вердер» (Бремен), где за два сезона наколотил 13 мячей. В 2010-м перешел в «Реал» (Мадрид), с ходу стал лучшим ассистентом Лиги чемпионов (2010/11). Через год стал чемпионом Испании и лучшим пасующим «Примеры» — 17 результативных передач. В декабре 2012-го признан игроком года в ФРГ. В сентябре 2013-го заключил пятилетний контракт с лондонским «Арсеналом», за который и выступает поныне.

С 2009 года выступал за сборную ФРГ (бронза ЧМ-2010 и Евро-2012, золото ЧМ-2014 в Бразилии). 22 июля из сборной ушел, обвинив через Twitter футбольных менеджеров в расизме. Его твит вызвал в ФРГ жаркие и небывало жесткие споры о расизме, интеграции, патриотизме, национальных чувствах. Пока трудно предсказать, какие перспективы открывает перед ним эта новая сфера деятельности, учитывая, что Озил давно уже миллионер (он успешно ведет игру не только на поле, но и в бизнесе). Имеет 31 млн друзей в Facebook.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение