Коротко


Подробно

2

Фото: Василий Дерюгин / Коммерсантъ

Пенсия и паспорт с доставкой на дом

Наталия Нехлебова продолжает следить за судьбой 95-летней беженки из Луганска

Ветеран Великой Отечественной войны, беженка из Луганска Раиса Шувар четыре года не могла получить российский паспорт. После публикации истории о ней в «Огоньке» («Бабушки войны», № 25 за 2018 год) Раисе Александровне дали гражданство и пенсию, но теперь она может лишиться дома


«Все начало так быстро происходить,— рассказывает Ольга Пивоварова, создательница приюта "Матронин дом", где нашли убежище две беженки с Украины — ветеран Великой Отечественной войны Раиса Александровна Шувар (95 лет) и Елена Спиридоновна Тимофеева (82 года).— Сначала вышла статья в "Огоньке", потом в социальных сетях вы предложили собирать бабушкам "народную" пенсию, и в тот же день начали приходить деньги. В строке "назначение платежа" люди писали "Бабе Рае, Бабе Лене, бабулям, бабушкам". Просто приюту деньги переводили. Стали приезжать и звонить журналисты. Новости о "народной" пенсии ветерану войны Раисе Шувар появились во всех основных лентах».

На полученные деньги Ольга оформила Раисе Александровне Шувар документы для получения разрешения на временное проживание на территории России (РВП). Десять с половиной тысяч рублей потратили на медицинские справки, прохождение всех медкомиссий, еще около 4 тысяч — на официальный перевод документов с украинского языка на русский.

Дальше — только ждать. Обычно разрешение на временное проживание выделяется по квоте, ее ждут несколько месяцев, потом еще столько же времени уходит на ожидание самого разрешения. Иногда приходится ждать чуть ли не год. Но, оказывается, если история становится резонансной и подхватывается СМИ — а вслед за «Огоньком» эту историю подхватили федеральные СМИ и сетевые ресурсы, причем даже не сославшись на наше издание,— возможно и быстрее.

Бабушка Рая получила РВП за неделю! Далее по закону нужно год ждать вид на жительство. И уже после этого можно рассчитывать на пенсию. При этом, чтобы получить гражданство, нужно обязательно иметь прописку. Но, как оказалось, общественное возмущение придает бюрократической системе необыкновенное ускорение и глубоко гуманистическое отношение к необходимым формальностям.

В торжественной обстановке


Пенсионный фонд районного центра Белая Калитва начал активно действовать, чтобы проследить историю трудового стажа Раисы Александровны, чиновники даже отправили запрос в Луганский пенсионный фонд.

Все препятствия, которые четыре года мешали ветерану войны получать пенсию, исчезли как дым!

Районный ОМВД в кратчайшие сроки оформил бабушке российский паспорт. Ей даже удалось сделать прописку. Начальник ОМВД России по Белокалитвинскому району Ростовской области полковник полиции Вячеслав Земба приехал в приют «Матронин дом» 27 июля. Целую неделю до этого бабушка учила присягу вступающего в гражданство. «Клянусь исполнять обязанности гражданина РФ на благо государства и общества, защищать свободу и независимость РФ, быть верным России»,— шептала она. Ольга на собственные средства купила флаг и герб, так как по закону «Процедура присяги при вступлении в гражданство России должна быть торжественной, на фоне государственных символов». Клятву бабушке запомнить так и не удалось, она читала текст, распечатанный крупным шрифтом. Раиса Александровна очень плохо видит. Начальник ОМВД Белокалитвинского района торжественно вручил Раисе Шувар паспорт гражданина Российской Федерации. «Столь значимое для ветерана Великой Отечественной войны событие стало возможным благодаря большой работе, проделанной сотрудниками МВД России»,— сообщила официальный представитель МВД России Ирина Волк. Об этом сообщается на официальном сайте МВД. Словом, смотрите, завидуйте… Практически сразу после получения паспорта бабушке перечислили социальную пенсию за июль — 4500 рублей. В ближайшее время приют посетит выездная медкомиссия, которая должна выдать Раисе Александровне розовую справку инвалида Великой Отечественной войны. Эту справку ждет не только она, но и Пенсионный фонд. «Звонили уже два раза,— рассказывает Ольга,— спрашивают, дали справку или нет. С этой справкой Раиса Александровна Шувар будет получать повышенную пенсию — 40 тысяч».

Елена Спиридоновна Тимофеева, вторая бабушка, бежавшая от войны в Донецкой области, не получила ни пенсии, ни гражданства. Она не ветеран войны, и ей предстоит пройти все круги бюрократической системы до получения пенсии. Еще целый год ей ждать вид на жительство. И уже с ним надеяться на пенсию. От жертвователей она получила около 50 тысяч рублей. Теперь каждый день она ходит на рынок и покупает себе то, что любит.

Дом под угрозой


Беженка из Донецкой области Елена Тимофеева. Она 30 лет проработала в России. По-прежнему ждет пенсию

Фото: Василий Дерюгин, Коммерсантъ

Благодаря совместным усилиям добрых людей и журналистов приюту «Матронин дом» удалось собрать 400 тысяч рублей. 200 тысяч жертвователи направили на ремонт отдельного маленького здания, где мечтают жить героини «Огонька». Там есть сад, куда можно выйти погулять, ведь около основного здания нет даже лавочек. «Там еще так много нужно сделать,— рассказывает Ольга,— весь ремонт мы делаем своими руками — я и мой муж. Нам так не хватает волонтеров. Я очень благодарна всем, кто помог. Но этого оказалось недостаточно, чтобы справиться с долгами».

За здание приюта Ольга обязана платить владельцу в рассрочку 134 тысячи рублей в месяц (всего необходимо выплатить 8 млн). С поступающих приюту пожертвований Ольге удается платить около 10 тысяч в месяц. Владелец терпел целый год. Накопился долг в 1 млн рублей, его нужно отдать срочно или приюту придется искать другое помещение: «Мы планировали открывать магазин свой и кафе, чтобы как-то зарабатывать,— признается Ольга.— Но со всей этой чудовищной бумажной волокитой просто не было времени. И сейчас у меня просто опускаются руки. До 19 августа нам нужно найти хотя бы 134 тысячи».

В приюте кроме бабушек войны живут сейчас 25 человек. Бывшие воспитанницы детдомов, у которых уже есть маленькие дети, но нет положенной по закону квартиры, инвалиды, которые почему-то не получили обещанное социальное жилье, женщины, бежавшие от домашнего насилия… Люди, которым больше некуда пойти.

— Жизнь такая странная у нас,— вздыхает Ольга,— порадуешься немного. А потом опять наваливаются неразрешимые проблемы.

Наталия Нехлебова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение