Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«В столь чудовищном геополитическом окружении Армении опасно так залихватски себя вести»

Максим Юсин — об аресте экс-президента республики Роберта Кочаряна

Смена власти в Армении привела к первым громким арестам. Обвинения предъявлены второму президенту республики Роберту Кочаряну: ему вменяется насильственное свержение конституционного строя и грозит 15 лет тюрьмы. Дело касается столкновений в Ереване в 2008 году. При разгоне протестов тогда погибли 10 человек, более 200 пострадали. По этому делу также проходят генсек ОДКБ Юрий Хачатуров, который отпущен под залог, и бывший министр обороны республики Микаел Арутюнян — он в розыске. Ранее за этот же митинг отсидел срок нынешний премьер-министр Армении Никол Пашинян: его обвиняли в организации беспорядков. Международный обозреватель ИД «Коммерсантъ» Максим Юсин в беседе с ведущим «Коммерсантъ FM» Маратом Кашиным заключил: Армения сейчас находится в непростом геополитическом положении. Может ли она себе позволить раскол элит — большой вопрос.


— Можно ли считать арест Качаряна зачисткой политических оппонентов или попыткой свести счеты нынешней власти с предыдущей?

— Я бы не взял на себя смелость ставить такие диагнозы: тем более, наши армянские соседи и друзья — люди обидчивые. Но достаточно процитировать многочисленных армянских политиков, в том числе и тех, кто отнюдь не относится с любовью к Кочаряну. Они говорят именно подобные фразы: и про зачистки, и про охоту на ведьм, и про сведение счетов. Но политизированная часть аудитории, поддержавшая смену власти и поддерживающая Пашиняна, пребывает в восторге, ждет, когда начнут падать следующие головы. Уже называют еще одного экс-президента — Сержа Саргсяна.

Но закрадываются сомнения: не слишком ли резко проходит этот процесс? Бывший президент оказывается за решеткой, Юрий Хачатуров, который 10 лет возглавлял Главный штаб и восемь лет был министром обороны — а сейчас он генсек ОДКБ, — тоже по не совсем очевидным для части армянского общества обвинениям был арестован, потом выпущен под подписку о невыезде. Когда происходят такие серьезные процессы, есть сомнения: а действительно ли сейчас в Армении такая прочная внутриполитическая, внешнеполитическая, военная ситуация? Она не находится на грани вооруженного конфликта с гораздо более мощной в экономическом плане страной по соседству, которая мечтает о реванше за поражение 25-летней давности? Может ли Армения сейчас позволить себе эту роскошь раскалывать военную и политическую элиту? Я не знаю, на этот вопрос армяне ответят. Я очень люблю эту страну, я очень люблю этот народ и хочу им только добра. Я не хочу, чтобы из-за вот этого, как мне представляется, — могу со стороны ошибаться и заранее прошу прощения у армянских товарищей, — юношеского максимализма, который сейчас охватил часть армянского общества, пришлось потом горько пожалеть, если начнутся обострения на азербайджанском фронте, в Карабахе, если Армения окажется не в состоянии так сплотиться, как она это сделала 25 лет назад.

— Мы помним, какие были массовые протесты, какая была поддержка у людей, которые теперь во власти в Армении. Есть ли поддержка у предыдущей власти, которую сейчас арестовывают и, может быть, посадят? Стоит ли ожидать похожего всплеска волнений в Армении?

— Конечно, у тех людей, которые сейчас подвергаются преследованиям, есть определенная поддержка. Но, как после любой смены власти, те, кто проиграл, дезориентированы, деморализованы, их все-таки меньшинство — причем это пассивное меньшинство, они сейчас стараются голову не поднимать. Поэтому, мне кажется, они недовольство проявляют где-то на кухне в разговорах с родными, с друзьями за бутылкой армянского бренди, но едва ли выйдут на улицы. Пока диктуют политическую моду те, кто привел к власти Никола Пашиняна, они пытаются этой ситуацией воспользоваться на 100%, на 200%. Немножко или уже даже «множко» с перегибом, как мне представляется.

— Может ли ситуация в Армении дойти до такой точки, что потребуется вмешательство неких международных организаций?

— Я думаю, международные организации не могут там вмешаться, я просто не вижу теоретически такой ситуации. Единственная страна, которая находится по соседству и желает Армении добра и процветания — это Россия. Но пока я тоже не вижу, как должна складываться ситуация, до какой катастрофы она должна дойти, чтобы Армения официально обратилась к России с просьбой навести порядок. Надеюсь, до этого не дойдет. Опять-таки, слишком сложное геополитическое окружение у Армении: там есть и Азербайджан, жаждущий реванша, и Турция — какие отношения между Турцией и Арменией, мы все знаем. В столь чудовищном геополитическом окружении очень опасно так залихватски себя вести.

— По людям, которые уже арестованы, дела дойдут до суда, они будут наказаны так серьезно, как это планируется сейчас?

— Вполне возможно, потому что ветер дует в паруса тех, кто хочет взять реванш за события 2008 года, это активно поддерживается экзальтированной частью общественного мнения. Пашинян отражает интересы этих людей и определяет интересы этих людей, поэтому, думаю, здесь дело дойдет до реальных приговоров. Дальше, возможно, уже по другим обвинениям в отношении других непопулярных лиц будут начаты уголовные дела. Думаю, нынешняя власть на этом не остановится.

— Как Россия может прокомментировать происходящее в Армении, прозвучит ли традиционная для Кремля фраза, что это внутреннее дело страны и мы не вмешиваемся?

— Думаю, прозвучит, и это правильно, иного и быть не должно. Еще не хватало, чтобы Россия диктовала Армении, против кого возбуждать уголовные дела, против кого не возбуждать. Все-таки это суверенная страна, хоть и наш союзник. Может быть, именно в силу того, что это наш союзник, мы должны втройне уважать ее суверенитет. То, что я себе сейчас позволяю говорить как независимый журналист, ни в коем случае не должны себе позволять ни министры, ни депутаты, ни даже сенаторы. Надо быть предельно деликатными и помнить главное: Армения не собирается менять свою внешнеполитическую ориентацию, выхода у нее нет. Если вдруг что-то, не дай бог, произойдет на карабахском фронте, единственная страна, которая сможет помочь Армении минимизировать ущерб — это Россия, и это все понимают. Поэтому надо относиться к нынешней ситуации как к неизбежным последствиям революции. Идут внутренние разборки, но кто бы ни пришел к власти в итоге этих разборок, этот человек по определению будет дружественно настроен по отношению к России.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение