Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

«Представьте, я один — и со мной в студии десять русских»

Трики о русском хип-хопе и о своем выступлении на фестивале Park Live

С 27 по 29 июля в Парке имени Горького пройдет ежегодный фестиваль Park Live. Его хедлайнерами будут диджей Дэвид Гетта, виртуальный проект Деймона Албарна Gorillaz и главная трип-хоповая группа планеты Massive Attack. В программе множество актуальных музыкантов, как зарубежных, так и отечественных. 29 июля, в один день с Massive Attack, Bonobo и Everything Is Made In China, на Park Live выступит искренне симпатизирующий российским музыкантам Трики (настоящее имя — Эдриан Тоз), герой бристольской трип-хоп-волны 1990-х, ныне проживающий в Берлине. Борис Барабанов поговорил с ним о записи альбома в Москве, о новой волне американского рэпа и о том, кто скрывается под псевдонимом Бэнкси.


— Эдриан, ваш прошлогодний альбом «Ununiform» наполовину записан в России. Вы не просто привлекли наших музыкантов, вы делали альбом в Москве, на студии «Газгольдер». Такого раньше с западными музыкантами не случалось.

— Есть у меня дружок по имени Алекс. И вот на протяжении долгих лет он приучал меня слушать русский хип-хоп. Я много слушал Ноггано во время своих гастролей по России. У меня сложилось очень хорошее взаимопонимание с русской публикой. И со временем родилась идея, что можно не только выступать в России, но хорошо было бы однажды зависнуть в какой-нибудь русской студии и попробовать что-то записать. Это было естественное решение. Но вы не представляете себе, насколько странным оно было для некоторых людей в Англии. Я это понял по вопросам, которые мне стали задавать журналисты. Верьте или нет, но многие люди не просто никогда не были в России, у них нет вообще никакого представления о том, что это за страна. Или же образ России складывается из того, что предлагает пропаганда. Малосимпатичное место с отрицательной энергетикой.

К счастью, все меняется, сейчас к вам ездят многие английские музыканты, и я постоянно слышу позитивные отзывы о вашей публике. Я рад, что они это видят. И всячески агитирую других, тех, что у вас еще не были, проверить все на своем опыте. Мой альбом я записал наполовину в Москве, наполовину в Берлине. Для записи русской части альбома я приехал в Москву без каких-либо менеджеров или сопровождающих. Это нормальная практика для меня — путешествовать в одиночестве, даже не зная языка. Представьте, я один — и со мной в студии десять русских. Далеко не все они могли говорить по-английски. И представьте, я чувствовал себя абсолютно комфортно. Четыре недели я сидел в Москве, общался с чужими людьми и был в прекрасном расположении духа.

— В треке «Bang Boogie» рэп читает наш соотечественник Смоки Мо, читает только по-русски. Вас там вообще нет.

— Голос Смоки Мо настолько хорош, что я там не нужен. То есть мне даже в голову не пришло добавить что-нибудь на английском. Я понимаю, о чем он читает, даже не зная русского языка. Это происходит на уровне чувств, на уровне энергии.

— Кто-то из русских музыкантов, которые участвовали в записи альбом «Ununiform», выйдет вместе с вами на сцену Park Live?

— Это не так-то просто организовать. У этих парней дел по горло. К тому же странно выдергивать их ради одного-двух треков. А у меня в программе не только этот альбом, но и много материала разных периодов. Дуэты требуют репетиций, на любом фестивале не так много времени для этого. Но если Смоки Мо или Скриптонит нарисуются где-то на горизонте, я буду счастлив. И в любом случае в конце нынешнего года я, вполне возможно, приеду в Россию с сольными концертами, тогда это будет сделать легче.

— А как насчет того, чтобы выйти на сцену вместе с Massive Attack? Они будут играть на Park Live в этот же день.

— Не думаю, что это получится. В прошлом году мы делали несколько шоу вместе. У меня остались самые лучшие воспоминания. Но мы с ними все же очень сильно отличаемся в том, что касается концертного звучания и выступлений на фестивалях. Кстати, с Massive Attack приезжает группа Young Fathers, которую Massive Attack очень сильно поддерживает в последние годы. Я горд, что когда-то открыл эту группу и работал с ними задолго до Massive Attack. Но я не представляю себе, что Young Fathers делает сейчас.

— Тут некоторое время назад гуляли слухи, что под псевдонимом Бэнкси скрывается 3D, Роберт Дель Наджа, лидер Massive Attack. Это похоже на правду?

— Мне наплевать. Что-то из изобразительного искусства меня цепляет, конечно, а так — я целиком погружен в музыку.

— Интересно, что вы думаете о новой поросли рэперов, с которыми происходят трагедии, одна за другой. Лил Пип, Тентасьон… вам эти имена что-то говорят?

— До того как погиб Тентасьон, я не слышал о нем. Но об этом говорили во всех выпусках новостей. Я спросил у своей дочери: «Ты его слушала вообще?» Она сказала: «Нет, но он очень напомнил мне тебя, папа!» Очень странная штука, да? Вообще, такие новости повергают в депрессию, конечно. Я слушал кое-что из этой новой школы. Что я могу ответить на сравнения с моим поколением? Смотрите, криминал всегда ходит рядом с рэпом. В те времена, когда рэп еще только набирал обороты, артисты предпочитали читать о красивой жизни, о машинах, о девочках, но мало кто видел за этим уличную изнанку их жизни. Сегодняшние звезды не скрывают ничего, их жизнь как на ладони. И из-за этого их ремесло значительно опаснее.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение