Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Украинские власти не готовы идти на компромиссы»

Максим Юсин — о встрече «нормандской четверки»

В четверг в Берлине состоится встреча заместителей министров иностранных дел «нормандской четверки», куда входят Россия, Германия, Франция и Украина. Они попытаются сдвинуть с мертвой точки буксующий минский процесс. На последнем брифинге представитель МИД ФРГ Кристофер Бургер, в частности, сообщил, что на встрече «речь будет идти о реализации минских договоренностей и о том, как реализации соглашений может помочь миссия ООН в Донбассе». Ситуация, однако, складывается таким образом, что ни на какое продвижение вперед в обозримом будущем рассчитывать не приходится, считает международный обозреватель “Ъ FM” Максим Юсин.


Переговоры пройдут в Берлине, но есть ли шансы, что они приведут к какому-то существенному продвижению, к выводу из мертвой точки минского процесса? Практически нет таких шансов. Почему? Время уж больше неподходящее.

Я только что вернулся с Украины. И все мои беседы с местными политиками и политологами подтверждают мысль, что до завершения на Украине электорального цикла — то есть президентских выборов, потом парламентских, а это еще год с лишним — никакого существенного продвижения не будет. Почему? Потому что любое продвижение подразумевает компромиссы с обеих сторон.

Украина в нынешней ситуации, украинские власти не готовы идти ни на какие компромиссы — за любой компромисс патриотическая часть электората власти заклюет.

Это понимают в полной мере, конечно, сами украинцы и россияне, которые все-таки представляют себе, как утроена украинская политическая кухня. Но, видимо, это не до конца понимают французы и немцы — они в данном случае больше идеалисты, хотят добиться вполне позитивного результата, продвижения в части урегулирования в Донбассе, реализации миротворческой миссии, но не по американскому сценарию, а по какому-то улучшенному с учетом предложения россиян. Об этом надо говорить, эти идеи надо проговаривать. Но при этом держать в голове, что все, что будет сейчас проговорено полезного, реализовывать мы начнем в лучшем случае через год с лишним.

И собираться есть смысл хотя бы потому, чтобы донести до Украины мысль, что европейцы — не синоним американцев в том, что касается миротворческих схем в Донбассе.



И если украинцы думают, что Берлин и Париж поддержат их и, соответственно, американский план, то они ошибаются. Берлин и Париж настроены более гибко, Берлин и Париж настроены на компромисс. С Европой, так или иначе, надо считаться, потому что все-таки нормандский формат признан всеми, минские соглашения тоже формально признают все, в том числе и Соединенные Штаты, что бы ни говорили Волкер и другие политики в кулуарах. Поэтому надо исходить из мнения европейцев: если европейцы считают, что присутствие миротворцев должно быть на несколько других правилах, чем это Волкер и компания оговаривают, то украинцам придется это учитывать.

Американцы сами включены в переговорный процесс через украинцев. И украинские дипломаты особо не скрывают, что у них в данном случае единая позиция с Соединенными Штатами.

Поэтому когда говорит Климкин, это фактически говорит Курт Волкер.



Но сейчас мы видим любой другой международный кризис, куда включены американцы, и видим результаты этого включения. Вот, допустим, с Ираном не было кризиса — американцы включились, сейчас серьезнейший кризис. С признанием Иерусалима — то же самое. Северная Корея, казалось бы, единственный пункт, который Трамп во внешней политике мог бы поставить себе в актив, но на самом деле мы видим, как сейчас разваливаются все те, казалось бы, иллюзорные договоренности, которые он с Ким Чен Ыном в Сингапуре достиг. Сегодня ночью американцы даже заблокировали абсолютно невинное предложение Международного олимпийского комитета поставлять спортивный инвентарь в Северную Корею.

Так что лучше бы американцев в нынешнем виде, эту нынешнюю администрацию, которая сама в себе не разобралась, не допускать до серьезных переговоров.



Пусть украинцы транслируют их точку зрения. Россия вместе с европейцами пытается эту точку зрения как-то нивелировать. Год и два месяца у нас есть до украинских парламентских выборов.

Спешить некуда, России некуда спешить абсолютно. Какой был бы стимул России? Единственный — ускорить процесс реализации минских соглашений через введение миссии ООН. Это если бы была реальная надежда на смягчение европейских санкций, но только что проголосовали за их очередное продление на полгода, и стимула нет. Полгода можно спокойно вести, не надрываясь, этот процесс.

Вот с кем бы я ни общался — с представителями Блока Петра Порошенко, с представителями администрации президента, — они не скрывают, что президент и его команда рассчитывают на голоса патриотического электората и не надеются завоевать те 30-35% голосов, которые представляют, условно, юго-восток, это бывшие избиратели Партии регионов, заметно поредевшей после того, как Крым и Донбасс отошли. И никаких уступок на этом направлении от властей не будет.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение