Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Люстрация — одна из уникальностей политического состояния Украины»

Виктор Лошак — о применении ограничений на практике

от

На Украине примечательный скандал: высокопоставленный депутат от партии президента внес поправки в законопроект о люстрации, отменяющие санкции в отношении бывших сотрудников КГБ и выпускников вузов этой организации. Журналист Виктор Лошак — о том, как работает украинский закон о люстрации, и почему ничего подобного не было и не будет в России.


Украинскому закону о люстрации без малого четыре года. На волне последнего из Майданов он ограничил в правах, прежде всего, всю властную элиту Януковича, а заодно на десять лет закрыл доступ к профессии работавшим при советской власти военным, партаппаратчикам, сотрудникам МВД и КГБ.В принципе, украинский закон с некоторой спецификой повторил аналогичные документа стран, успешно влившихся в Европу после перестройки: Венгрии, Польши, Чехии, Прибалтики, Румынии… Смешно, конечно, что те люди, которые и дали Украине свободу, должны были бы этим законом лишиться прав на государственные должности — это касается и Горбачева с Ельциным, и Кравчука с Кучмой.

К закону о люстрации Украина подходила сложно, пытаясь принять его несколько раз. Первый — еще в 2005 году при президенте Ющенко. Тогда же возникла и общественная организация «Всеукраинская люстрация». Может быть, из-за количества неудачных попыток узаконенный вариант готовили в тайне. Говорят, что 16 сентября 2014-го депутаты Рады увидели окончательный текст буквально за несколько минут до голосования.

В масштабах 40-миллионной Украины успехи закона о люстрации невелики: за четыре года в список внесены 926 человек. Закон, особенно в отношении военных, оказался неудобен — многие высокопоставленные офицеры учились еще в России, занимали командные посты разных уровней в советской армии.

В воюющей Украине президенту пришлось не раз спасть от люстрации генералов.



Тут и первый заместитель начальника Генштаба, и командующий военно-воздушных сил, и первый заместитель командующего сухопутными войсками, и некоторые другие. Теперь дошла очередь до парадокса едва ли не с главной мишенью закона – бывшими сотрудниками КГБ. Объясняя свою инициативу журналистам, председатель парламентского комитета Петр Паламарчук говорит, что люди могли сотрудничать с советскими органами госбезопасности номинально или непродолжительно, а к ним применяют, по сути, меру уголовно-правового воздействия. «И вообще, — считает он,— не стоит ждать массового возвращения старых кадров. Многие давно ушли в бизнес».

У части украинских политиков инициатива Паламарчука вызвала возмущение, подогретое, оказывается, тем, что личные дела всех бывших КГБшников, в том числе и украинских, находятся в Москве. А на негласных сотрудников собственное СБУ давать данные отказалось.

В России было единственное политическое окно для возможного принятия подобного закона – время после августа 1991 года. Но нельзя сказать, что общество внятно и массово требовало сатисфакции, и, кроме того, не мог же Борис Ельцин, как бывший секретарь ЦК КПСС, инициировать ограничения против себя и многих своих коллег. Собственно, это и были издержки революции сверху. Страна при наличии около 20 млн коммунистов и приблизительно полумиллиона сотрудников КГБ не могла воевать сама с собой. Казалось достаточным, что на руководство спецслужбами в Москве и стране были брошены люди никогда в них не служившие. Но, конечно, с точки зрения политического футуризма, было бы интересно представить будущее России, если бы и она в свое время взялась за люстрацию.

Очевидно, что и персональный состав сегодняшней власти, и общественный контроль за спецслужбами могли бы оказаться кардинально другими.



Люстрация – это, пожалуй, одна из уникальностей политического состояния Украины. Это едва ли не единственная страна, где, несмотря на закон, существует люстрация снизу – так называемая «мусорная люстрация», когда неугодных бьют и закидывают в мусорные контейнеры. Спектр причин самый широкий: от политики до денег. В народе есть убеждение, что инициаторы как законной, так и «мусорной» люстрации одни и те же. Может быть, поэтому вы можете услышать в Киеве шутку, что лучшей для страны люстрацией было бы падение люстры в зале заседаний Верховной рады.

Комментарии
Профиль пользователя