Коротко


Подробно

Фото: Evan Vucci / AP

Трамп и конец эпохи модерна

Победит ли коммерческий расчет политические принципы? Размышления Акио Кавато

Как относиться к тому, что в мировой политике калькулятор приходит на смену принципам


Знаменитый американский стратег Генри Киссинджер недавно дал интервью обозревателю Financial Times. Откровений было немного, но в разговоре о политике президента Трампа прозвучали многозначимые слова: «Думаю, что он такой человек, который якобы случайно появляется в мировой истории, но несознательно для себя возвещает конец одной эпохи и упразднение старых ценностей».

Я согласен с ним. Трамп символизирует закат богов, то есть падение ценностей эпохи модерна, цивилизации, созданной в результате индустриализации в XIX веке. Из уст Трампа никогда не звучат такие термины, как свобода и демократия. Он откровенно заявляет, что воздерживается от попыток regime change в автократических странах. Он определяет своих друзей и врагов, лишь основываясь на одном простом критерии: пользуются ли США внешнеторговым профицитом в отношении партнера. С таким меркантилизмом перспектива очевидна: весь мир имеет шанс вернуться к началу ХХ века, когда мировые державы без всяких оглядок на красивые ценности, только на основе сиюминутных тактических расчетов меняли союзников одного за другим.

По сути, Трамп силком вводит в мировую дипломатию новые правила игры и отмежевывается от само собой разумеющихся для прежних элит концепций вроде союзнических обязательств и представлений о сферах влияния.

Он устраняется от зарубежных конфликтов, потому что вмешательство в них «стоит лишних денег». При этом Трамп инстинктивно знает, что лидирующая позиция США на международной арене от такой радикальной «переналадки» не пострадает: американское лидерство сохранится как бы само собой благодаря двум ключевым факторам — подавляющему преимуществу американских вооруженных сил и доллару как мировой валюте.

Надо отметить (и понимать): все это с точки зрения устоявшихся «представлений о прекрасном» в международном диалоге выглядит, мягко говоря, экстравагантным, но при этом полностью совпадает с интуитивными мировоззрениями обыкновенных американцев. Когда я работал как генеральный консул Японии в Бостоне, помню, устроил ужин в своей роскошной резиденции с участием местных политиков и известных профессоров Гарварда. Разговор зашел о проблеме союзничества между Японией и США, и неожиданно супруга одного видного американского политика непринужденно вступила в беседу, сказав, примерно, следующее: «Господа, я не понимаю, почему мы должны заставлять Японию зависеть от США в своей безопасности. Ведь Япония уже не враг. Пусть она защищает саму себя…» Тяжелая пауза повисла тогда над столом. И долго висела, пока ее не прервал, с трудом оправившись от шока, всемирно известный гарвардский профессор, принявшийся разъяснять даме прописные (в ту пору) «союзнические истины», тщательно подыскивая нужные слова, чтобы ни ее, ни японских участников ужина не огорчить. Прошли годы, и сегодня уже очевидно: радикально звучавшие в ту пору слова на самом деле отражали настроения, которыми живут и сегодня обыкновенные американцы, не отягощенные политкорректностью,— именно этим настроениям соответствует позиция Трампа.

Если так, то с Киссинджером можно поспорить: Трамп не целиком отрицает эпоху модерна, как опасается бывший госсекретарь. Он лишь отвергает идеи правящей элиты, которая из-за своих самоуверенности и агрессивности причиняет всему миру ненужные конфликты. Другими словами, Трамп именно так толкует интересы «простого народа», который предпочитает жить в свое удовольствие, но без дополнительной «нагрузки», вроде обременительных обязательств и нарочитых конфликтов с другими государствами. И такой подход не представляется антиподом эпохи модерна, а наоборот, является ее детищем.

Это стоит принять как данность и спокойно взвесить «новые обстоятельства», которые в равной степени резонируют не только в отношениях США с союзниками, но и с противниками тоже. России, например, Трамп через новые правила игры сознательно (или несознательно?) навязывает неудобную для нее конкуренцию. Он фактически лишает элиту России ценной опоры для сохранения власти — «антиамериканизма». Ведь если верить формуле Трампа (он не считает Россию врагом и не намерен свергать существующую в ней власть), то какова причина упорствовать в противостоянии США? Иными словами, теряется смысл возбужденно доказывать, что Россия должна защищать свою сферу влияния от посягательства американских империалистов. И что тогда остается? Россия будет вынуждена конкурировать с США только посредством своих достижений в экономике и повышении уровня жизни своего населения. А если ей не удастся это сделать, то во внутреннем недовольстве виновата будет уже не Америка…

И последнее. Из-за Трампа либеральные интеллектуалы, как в России, так и в других странах, попали в трудное положение: в США, цитадели либеральной идеологии, во главе государства оказался человек, политика которого «истинным либерализмом» и не пахнет. Как быть?

Мне кажется, не стоит отчаиваться. На мой взгляд, такие универсальные ценности, как свобода, человеческие права, достойная жизнь,— это все же не монополия США, а проявление естественных и здоровых человеческих стремлений. Это и есть главное завоевание уходящей эпохи модерна.

Политические элиты в США и других странах Запада, правда, с ценностями свободы и демократии явно заигрались, используя ссылки на них в качестве предлога для вмешательств и силового расширения сфер влияния. Я высоко оцениваю политику Трампа, который отказывается от злоупотреблений такого рода, но при этом с большой настороженностью отношусь к его чрезмерному популизму, который может завести в итоге в другую крайность — к шовинизму и даже расизму.

Эпоху модерна, иными словами, не жалко. А вот за ее главное завоевание интеллектуалам в разных странах стоит побороться.

Акио Кавато, японский писатель


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение