Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Чернов / Коммерсантъ   |  купить фото

Неважная перспектива

Самарский бизнесмен по требованию кредитной организации признан банкротом

Коммерсантъ (Самара) от

Бенефициар известной региональной инвестиционной компании ООО «ИК „Перспектива плюс“» и бывший помощник генерального директора ЗАО «Волжское конструкторское бюро» ракетно-космической корпорации «Энергия» Игорь Чекменев стал банкротом. В отношении предпринимателя введена процедура реализации имущества. Соответствующее решение по заявлению Кошелев‑банка вынес Арбитражный суд Самарской области. Вслед за Игорем Чекменевым банкротами могут стать подконтрольные ему компании. Признать их несостоятельными пытается Сбербанк, но пока его исковые заявления не приняты судом по формальным ­причинам.


В понедельник Арбитражный суд Самарской области по требованию Кошелев‑банка признал Игоря Чекменева банкротом. Погашать долг перед кредитной организацией в размере 8,4 млн руб. предприниматель будет за счет продажи собственного имущества. Процесс банкротства бизнесмена из-за долга 62 млн руб. сначала запустил Сбербанк, но его требования суд счел необоснованными.

• Игорь Чекменев — совладелец ООО «ИК „Перспектива плюс“», ООО «Гринланд», ООО «Лесное», ООО «НПФ ТУМ», АО «Оргтехнефтестрой», ООО «Стаунтон‑1», ООО «Фонд-Инвест» и ликвидирующегося ООО «Комплекс современных технологий».

Согласно данным сайта Федеральной службы судебных приставов, в отношении предпринимателя ведется пять исполнительных производств на общую сумму порядка 39 млн руб. Из этих средств более 32 млн руб. господин Чекменев должен АктивКапитал Банку, который весной этого года лишился лицензии. В 2017 году кредитная организация в районном суде взыскала эту сумму солидарно с Игоря Чекменева и «Оргтехнефтестроя». Бизнесмен также является фигурантом уголовного дела о мошенничестве на посту заместителя генерального директора ЗАО «Волжское конструкторское бюро ракетно-космической корпорации „Энергия“» Владимира Рябова. В 2017 году господина Чекменева обвинили в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) при выполнении государственного заказа по программе «Роскосмоса». Аналогичное обвинение предъявляли Владимиру Рябову и бывшему главному конструктору «Энергии» Михаилу Фирстову. В 2016 году Михаила Фирстова приговорили к двум годам колонии общего режима, Владимира Рябова — к полутора годам в колонии общего режима. Расследование дела в отношении Игоря Чекменева продолжается. Ранее он восемь месяцев находился под домашним арестом.

С заявлением о несостоятельности Игоря Чекменева из-за долга более 62 млн руб. по договору поручительства за «Оргтехнефтестрой» (находится в процедуре наблюдения по заявлению ФНС) Сбербанк обратился в суд в феврале этого года. Он также требует банкротства подконтрольных господину Чекменеву «Перспективы плюс» и «Стаунтона‑1». Иски пока оставлены без рассмотрения из-за неявки заявителя на судебное заседание.

Самому бизнесмену сначала удалось избежать банкротства — в апреле заявление банка признали лишенным обоснования и прекратили производство по делу. Позже с аналогичным требованием в деле появился Кошелев‑банк. В начале текущей недели требование банка признали обоснованным и включили требования кредитной организации в размере 8,4 млн руб. в реестр кредиторов должника.

По словам Игоря Чекменева, обслуживать кредиты ему помешало уголовное дело. «На меня заведено надуманное дело УФСБ по Самарской области, и арестовано все мое имущество и счета. Это и стало причиной моего банкротства», — сказал „Ъ“ Игорь Чекменев.

Как поясняют юристы, теперь арбитражный управляющий будет вынужден обращаться к суду за снятием ареста по причине введения процедуры реализации ­имущества.

«Должник будет существенно ограничен в своих правах на распоряжение финансами и имуществом. Фактически конкурсный управляющий будет его полностью контролировать, заниматься сбором всего ликвидного имущества, оспаривать заключенные им сделки и проводить реализацию имущества. Принадлежащие ему доля в уставных капиталах компаний, как и остальное имущество, будет подлежать реализации. Их оценят и пустят с молотка», — говорит партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов.

Как добавляет специалист практики имущественных и обязательственных отношений НЮС «Амулекс» Галина Гамбург, после банкротства возможность вести предпринимательскую деятельность у господина Чекменева будет серьезно ограничена.

«Предприниматель в течение пяти лет с даты завершения процедуры реализации имущества не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам без указания на факт своего банкротства и не может повторно заявлять о своем банкротстве. В течение трех лет он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица, в течение десяти лет не может занимать должности в органах управления кредитной организации, в течение пяти лет — в органах управления страховой организации, негосударственного пенсионного фонда, управляющей компании инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда и негосударственного пенсионного фонда или микрофинансовой компании», — рассказывает эксперт.

Также Галина Гамбург отмечает, что окончательные выводы делать еще преждевременно, так как решение о признании Игоря Чекменева банкротом еще не вступило в законную силу и может быть обжаловано.

Сабрина Самедова


Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя