Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ   |  купить фото

Минфин не внял слезам вдовы

Чиновники не видят морального ущерба в уголовном преследовании Екатерины Пузиковой

Коммерсантъ (Самара) от

Министерство финансов РФ отказалось признавать поданный к нему иск вдовы отравленного заместителя главы самарского отделения Россельхозбанка Дмитрия Пузикова о выплате ей компенсации морального ущерба. Ранее сумму нанесенного вреда Екатерина Пузикова оценила в 10 млн руб. Женщина утверждает, что от уголовного преследования кроме нее пострадали ее родители, сын и карьера. Представитель Минфина считает, что Екатерина Пузикова не представила доказательств пережитых страданий.


Министерство финансов РФ в лице управления Федерального казначейства по Самарской области не признает иска вдовы отравленного заместителя главы самарского отделения Россельхозбанка Дмитрия Пузикова о выплате ей компенсации морального ущерба. Об этом в среду на заседании Ленинского районного суда Самары сообщил представитель регионального управления Федерального казначейства Дмитрий Шумеев.

«Мы полагаем, что истцом не предоставлены доказательства, подтверждающие заявленный размер компенсации морального вреда», — сказал представитель ответчика.

Он также заявил, что общий срок уголовного преследования Екатерины Пузиковой составил более пяти лет, и «для такого рода обвинения и дела такой сложности это не является чем-то из ряда вон выходящим».

Гражданский иск к Минфину РФ о взыскании компенсации морального ущерба, нанесенного уголовным преследованием, Екатерина Пузикова подала в суд в июне текущего года. В иске женщина заявила, что в результате преследования нравственные страдания были причинены не только ей, но и ее родителям и сыну, здоровье которых в этот период ухудшилось.

«Представьте: мне было 23 года. У меня появился ребенок, когда меня обвинили в таком страшном преступлении. Кто-нибудь задумывался о том, что у меня есть семья, немолодые родители? Отец постарел за один день и стал весь седой. Маме в это время вообще диагностировали третью степень онкологии. Благо, диагноз впоследствии сняли. Но у нее до сих пор бессонница и скачет давление. На протяжении шести лет они (родители и сын Екатерины Пузиковой. — „Ъ“) находились в состоянии жуткого стресса», — рассказала на заседании Екатерина Пузикова, которая не смогла сдержать слез.

Также, по словам вдовы банкира, от уголовного преследования пострадал ее несовершеннолетний сын: вскоре после того, как женщину поместили под арест, у ребенка начались проблемы со здоровьем, он редко виделся с матерью. Когда сын вырос, по словам Екатерины Пузиковой, он стал обижаться на нее за ее ­отсутствие.

«Попробуйте на несколько секунд представить, как вы объясняете своему ребенку, что вы должны уехать на неопределенный срок неизвестно куда, и он плачет, и впоследствии просто отказывается с вами разговаривать», — сказала женщина в суде.

Кроме того, когда ребенок начал ходить в детский сад, Екатерина Пузикова была вынуждена сменить ему и себе фамилию, так как воспитатели и другие дети быстро узнали о ее уголовном преследовании: это также стало причиной нравственных страданий, считает ­женщина.

Дополнительным поводом для них вдова отравленного банкира называет проблемы со своим трудоустройством. «Я в тот момент не могла устроиться на работу, потому что в отношении меня тогда возбуждали уголовное дело. Люди (потенциальные работодатели. — „Ъ“) в мягкой форме говорили мне: „Вы больно известная личность. Нам такие не нужны“. Моя карьера тоже загублена», — добавила Екатерина Пузикова.

По мнению представителя Минфина РФ, причинно-следственная связь между незаконным уголовным преследованием вдовы банкира и состоянием здоровья ребенка и родителей истицы не доказана.

«Кроме того, законодательством предусмотрена компенсация морального вреда в связи с реабилитацией конкретно истицы. В этой связи доводы о том, что она страдала из-за страданий родителей, из-за того, что ребенок страдал, не относятся к делу и не могут служить доказательством», — заключил представитель ответчика.

Приведенный в иске Екатерины Пузиковой аргумент о нанесении ей морального ущерба распространением в отношении нее порочащих сведений родственниками погибшего супруга Дмитрий Шумеев не считает относящимся к делу, «поскольку такие сведения могут и могли распространяться независимо от привлечения Екатерины Пузиковой к уголовной ответственности».

Вдова банкира, помимо прочего, в своем иске отметила, что ее уголовное преследование широко освещалось в СМИ, но Минфин РФ полагает, что женщина не представила доказательств этого.

В итоге суд объявил перерыв до 19 июля, дав время для ознакомления с материалами дела представителю прокуратуры.

В дальнейшем защита вдовы Дмитрия Пузикова планирует подключить к процессу родных и друзей Екатерины Пузиковой, которые подтвердят факт пережитых ею страданий во время уголовного преследования. Кроме того, адвокат вдовы банкира Андрей Карномазов намерен обратиться за помощью к представителям СМИ, которые подтвердят в суде, что процесс вдовы отравленного банкира подробно освещался журналистами и вызвал общественный резонанс.

Банкир Дмитрий Пузиков погиб в марте 2012 года после встречи с 11 гостями у себя дома в поселке Кондурчинский Красноярского района Самарской области. Он с двумя гостями, братом Александром Сафоновым и его спутницей Марией Борисовой, был госпитализирован. Гости выжили, но Александра Сафонова частично парализовало, а Дмитрий Пузиков умер в больнице. Было возбуждено уголовное дело. Подозреваемой по нему стала супруга банкира Екатерина Пузикова. Она дважды обвинялась в убийстве, но в итоге была оправдана и признана потерпевшей по делу.

Георгий Портнов


Комментарии

Рекомендуем

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя