Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Подзарядьились

Как градообразующе показали себя Владимир Путин и Сергей Собянин

18 июля президент России Владимир Путин принял участие в Урбанистическом форуме в Москве, и специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников считает, что он в очередной раз дал понять, что является большим поклонником Сергея Собянина накануне выборов мэра столицы.


Урбанистический форум проходил в парке «Зарядье», который, кажется, только что освободили для этого форума исландские болельщики. Все тут дышало, казалось мне, не форумом, а этими болельщиками, и никто, не подумайте, еще не остыл: ни мы, ни они…

Амбиции форума нельзя было, разумеется, даже сравнить с амбициями чемпионата, но я обратил внимание, что тут, на Урбанистическом форуме, что-то уж очень много тоже людей. С одной стороны, логично, он же урбанистический, значит, люди по идее должны толпиться здесь, не знать, в каком направлении им всем идти, а главное, зачем идти, но все-таки идти, потому что главное — не останавливаться…

Журналистам, впрочем, надо было идти сначала в медиацентр, где необходимо было получить бедж на форум, а потом уже начинать искать концертный зал, где он проходит. Расстояние было по крайней мере в несколько сотен метров, и с препятствиями в виде упругих холмов Зарядья, и я уже слышал мнение экспертов-урбанистов, «что лучше подняться и возвращаться к метро через Варварку, а потом начинать искать Китайгородский проезд, это совсем другое место, но надо идти, а то там уже начинается, хотя жара такая, что просто ужас, взмокнете непременно…».

И как-то это говорилось мне без сочувствия или тем более сострадания, и я даже не был уверен, что именно мне говорилось, потому что гляделось куда-то в сторону… И я подумал, что даже отвык от такого... А оно вдруг навалилось, и где… На форуме, где только что Сергей Собянин говорил об «искреннем сервисе», о близком и светлом будущем, когда сотрудники МФЦ и других городских центров встанут, как он надеялся или даже был уверен, плечом к плечу с людьми, для которых работают, и пойдут с ними до конца…

— Вам на выходе налево,— сказал мне сотрудник центра аккредитации,— потом еще раз налево, потом подниметесь, потом спуститесь до конца и уже упретесь… И останется недалеко до рамок…

Я понял, что это со мной тут так сухо прощаются, и смирился, но тут еще одна девушка за стойкой, видимо, уловив что-то такое горькое во мне, вдруг сказала:

— А давайте я вас провожу?

И через минуту я уже понимал, что происходящее со мной — это и есть тот самый искренний сервис, который Сергей Собянин еще только обещает москвичам. Ну кто заставлял волонтера Веронику бегать со мной по холмам в эту жару? Я точно не заставлял. А она рассказывала мне на мой вопрос, что да, никто, конечно, не платит, но разве дело в этом, и что она счастлива, потому что тут столько людей. С которыми можно говорить и говорить… И что, к сожалению, причем великому, ей не удалось попасть на чемпионат мира, потому что ей досадно мало лет, не дотянула она до чемпионата мира…

— Сколько? — прямо спросил я.

— Не скажу,— твердо ответила Вероника.

Не так уж часто встречаешься с отказом девушки признаваться в том, сколько ей лет, не потому, что лет многовато, а потому, что ничтожно мало. Но потом она все равно призналась: 14.

И я понимал, что этот Урбанистический форум на самом деле должен делаться для них, которым столько лет и которые так безоглядно могут броситься в этот человеческий омут Зарядья, уловив чей-то только один растерянный взгляд. Форум должен делаться для них и их руками. И состоять, может быть, прежде всего из них.

— Я вам больше не нужна? — спросила Вероника, когда мы подошли к некоторому скоплению людей у металлических ограждений на горке, с которой отлично уже просматривался концертный зал.

Я понимал, что она может подождать до окончания форума и помочь найти выход, например, к метро, потому что если кто-то и был здесь, в этом парке, а скорее всего и во всем этом городе, волонтером, то ее звали Вероника, и никак иначе. И я, конечно, отпустил ее. А сам остался ждать, пока меня пропустят дальше, потому что движение тут было надежно блокировано до выяснения обстоятельств.

Через какое-то время обстоятельства изменились, видимо, в лучшую для нас сторону, и шесть или семь десятков делегатов форума все-таки попали на его площадку. И теперь я не был уверен в том, что это было хорошо и для них, и для остальных делегатов, ибо фойе оказалось узким, хоть и двухэтажным, и, похоже, не было приспособлено для таких масштабных мероприятий. Год назад этот форум проходил в Манеже, и вот там места хватало всем и даже еще оставалось. Конечно, я понимал, что именно на этой площадке форум должен выглядеть еще урбанистичней, чем, может, даже есть на самом деле, но все-таки я вошел не в вагон метро на станции «Киевская» в восемь, не дай бог, утра.

А накануне, когда выступал Сергей Собянин, говорят, еще и не особо работали кондиционеры, а на улице было, как известно, за 30, так что было как на улице…

Зато прекрасной историей закончилась моя, казалось, уже безрезультатная попытка найти кофе. На втором этаже, на стенде строительного концерна «Крост» (тут: то ли в коридоре, то ли в фойе, назовите как хотите, все к тому же было в этих стендах строительных концернов) делали отличный, судя по запаху, кофе, но я ахнул, узнав, что есть условия предоставления тебе чашечки: надо было прежде опубликовать у себя в соцсетях логотип компании «Крост». То есть именно это мне и предложили, и я, конечно, теперь еще больше оценил искренний сервис Вероники, и отчаянно захотелось идти опять и опять получать тот бедж в медиацентре…

Акция компании «Крост» была, без сомнения, вызывающей (возможно, на это и был расчет), и я только теперь осознал, почему возле других стендов так или иначе стояли люди, а тут сейчас, кроме меня, не было ни одного человека: никто здесь не хотел, кажется, пасть жертвой вероломных услуг компании «Крост». То есть у делегатов форума, в конце концов, надеюсь, была собственная гордость — прежде всего за свое имя, а точнее никнейм, в социальных сетях…

Не скрою, что подошедший ко мне юноша вдруг предложил мне, в виде исключения, налить кофе в чистом виде, то есть без логотипа в сетях, но этот сервис показался мне очень неискренним, хотя я и согласился… Да нет, отказался, конечно.

Владимир Путин был почти вовремя, у него в этот день в графике было еще несколько мероприятий, хотя да, когда его это останавливало…

Между прочим у президента России была длинная речь. Это было совершенно неформальное приветствие. Он говорил примерно четверть часа, и делегаты подтверждали свое звание урбанистических, ибо не было ни одного человека в зале, который не поднял бы в начале выступления Владимира Путина телефон и не снимал бы теперь его и себя тоже на его фоне, а это было не очень просто, надо было развернуться спиной к сцене и прежде протянуть руку, а перед тобой уже сидел же делегат, и тоже с протянутой рукой, потому что сам еще не додумался до селфи…

— Наш форум,— сказал президент,— проходит в парке «Зарядье», здесь собраны самые передовые достижения и решения в сфере урбанистики и создания общественного пространства, в том числе концертный зал, где мы находимся, где проходит наша встреча… Думаю, что он по праву может считаться сегодня одним из лучших в Европе.

С этим, кстати, можно было и согласиться: зал был хорош, с прекрасной акустикой и с огромным количеством обвивавших его площадей, на которых можно демонстрировать видео. Впрочем, расстояние между рядами в зале могло быть и пошире…

— В городах,— отметил президент,— уже живет свыше половины населения планеты, а в России еще больше: три четверти жителей страны живут в городах, и, по прогнозам, во всех странах урбанизация будет и дальше стремительно расти.

Сегодня Владимир Путин, конечно, одобрительно говорил прежде всего о городах, потому что выборы в сентябре пройдут в основном в них (даже Подмосковье, которым во второй раз подряд грезит Андрей Воробьев, тоже в основном состоит из городов).

— При этом очевидно, что те города, которые не смогут найти гармоничную модель развития,— продолжал Владимир Путин,— неизбежно столкнутся с серьезными социальными проблемами и дисбалансами, проиграют конкуренцию за качество жизни, комфорт и безопасность людей.

Не потому ли Сергей Собянин, к примеру, накануне выборов решил поделиться своим ресурсом, в том числе и материальным, с Андреем Воробьевым: наземное метро, новый глобальный проект московских властей, будет проложено сразу до многих городов Подмосковья, ищущих гармоничную модель развития, и к тому же свяжет их между собой… Нет, не потому.

— Конечно, любые перемены, ремонт, обновление — это всегда хлопоты, сложности и, к сожалению, часто выход из зоны привычного комфорта,— добавил президент.— Городские власти порой жестко, эмоционально критикуют за временные неудобства, связанные с реконструкцией улиц, строительством дорог, станций метро. Звучат и справедливые оценки, и, прямо скажем, иногда и несправедливые. На что хотел бы обратить внимание: ко всем этим мнениям нужно прислушиваться.

Я, правда, так и не понял, зачем прислушиваться к несправедливым.

— Я знаю,— произнес Владимир Путин,— что московские власти планируют продолжить программу создания качественной городской среды, восстанавливать уют городских московских улиц, сделать при этом все районы Москвы такими же комфортными, как исторический центр. И это не просто новые объекты, работы по благоустройству — изменения городской среды меняют, по сути, даже мировоззрение, самочувствие, настроение людей.

Это сейчас трудно отрицать. И тем более невозможно хоть на мгновение остановиться и не выбрать опять Сергея Собянина мэром. Хотя уж, кажется, всем давно (еще до начала, я бы сказал, первого срока) понятно, что так и будет.

Высказался президент и про чемпионат мира:

— Обновленные площади и улицы наших городов стали символом притяжения, дружбы, общения гостей из разных государств мира, а Никольскую улицу в Москве, мы с вами знаем, назвали главной футбольной улицей планеты на эти дни проведения чемпионата…

— Что важно, перед нашими гостями предстала не какая-то витрина (ГУМа, например. Но ведь и витрина тоже, ни с одной из которых так и не произошло то, что предрекал ей, особенно после проигрыша российской сборной хорватам, глава Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович.— А. К.), не какой-то искусственный, созданный на короткий срок внешний вид, показной, виртуальный мир…— говорил российский президент.— Все было, как у нас говорится, по-настоящему!

Более того, ведь то, что едва ли не прежде всего отличало Никольскую улицу, то есть ее освещение, было настолько по-настоящему, что висело еще с Нового года. Казалось, это и было правда по-настоящему, то есть по-нашему: не дошли руки убрать до следующего декабря, как искусственную елку в квартире, устоявшую в квартире до мая,— то ли не до того все, то ли жалко разрушать ее, да и что-то в себе самом…

Так и Никольская достояла до июня, и надо же, все это сыграло и выиграло…

— Миллиарды людей посмотрели на Никольскую. Но они не знали, как она выглядела буквально несколько лет тому назад! — за день до этого говорил вообще-то тоже про это на форуме Сергей Собянин.— Благоустроенные улицы выдержали испытание мундиалем, когда миллионы людей со всей планеты приехали в наш город! Город образца 2010 года это бы не перенес (Честно говоря, я тоже об этом думал во время чемпионата, и невозможно было сейчас не согласиться. Иногда складывалось впечатление, что все делавшееся последние несколько лет специально под этот, как говорит Сергей Собянин, мундиаль и делалось. И город вместил его в конце концов как нечего делать, и даже еще осталось место.— А. К.). Все это выглядит просто, но для этих изменений нужна последовательная работа: необходимо решить массу конфликтных ситуаций, бороться с рекламодателями, с владельцами проводов, которые завешивали небо над головой, приводить в порядок вывески, очистить территории от нестационарной архаичной торговли и принять целый ряд других решений, каждое из которых является небольшой, но реально городской революцией.

Кажется, господин Собянин первый раз после критики, в которой жили, но главное, работали все московские власти, пока все это происходило, высказался на эту тему и даже рискнул назвать случившееся революцией.

Владимир Путин уехал, и тут же разошлась полностью удовлетворенная половина зала, но зато появился куда-то запропастившийся было Михаил Куснирович. Он после пленарного заседания выступал на панели и продолжал эту тему. Впрочем, у него был свой взгляд на мундиаль и на его Никольскую улицу. Господин Куснирович считает ее просто продолжением образовавшейся в эти дни очереди в ГУМ, то есть, строго говоря, хорошо забытым старым.

Он отметил и еще одну особенность мундиаля: его проведением очень доволен не только масс-маркет, который в эти дни обречен был на успех, как всегда в этих случаях, но и люксовые бренды, которые в дни таких мероприятий обычно неизбежно теряют посетителей. Так, в выигрыше почувствовали себя по истечении чемпионата не только французские футболисты, но и Cartier, Louis Vuitton… (то есть тоже, в конце концов, черт возьми, французы… Ну ладно, все-таки и Van Cleef тоже, и Etro…)… Болельщики покупали и у них, а такого не было ни в Бразилии, ни в ЮАР (может, было 20 лет назад в Париже).

Когда я уже вышел из концертного зала и досматривал на улице, на еще одном большом экране, выступление сотрудницы Центра стратегических разработок Натальи Труновой, ко мне подошел средних лет человек, которого я знал лет 25 назад и с которым работал еще в одной передовой перестроечной газете. Он тоже вкратце рассказал мне, как обстоят дела в мегаполисе, а когда я спросил, почему его это так интересует, сказал, что иначе быть не может, потому что это его работа.

— Кем же вы работаете сейчас? — заинтересовался я.

— Я эксперт-урбанист,— самодостаточно пожал он плечами.

И вот именно эта встреча окончательно убедила меня не просто в том, что урбанистом может стать каждый, а в том, что у любого человека, а тем более города, есть будущее.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение