Коротко


Подробно

2

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ   |  купить фото

Пром не грянул

Промышленное производство в Пермском крае замедлило свой рост

Прогнозы на бурный рост промышленного производства в Прикамье в 2018 году пока не оправдываются. Пермская промышленность в начале года не показывает прошлогодних темпов. Промышленники предполагают, что это связано с валютными колебаниями, и надеются на ускорение темпов промпроизводства.


В начале 2018 года промышленное производство в Пермском крае замедлило свой рост. По данным Пермьстата, за пять месяцев 2018 года индекс промпроизводства составил 2,8%, за первый квартал 2018 года — 2,1%.

По итогам 2017 года, производство в Пермском крае выросло на 4,4%. Годом ранее было зафиксировано падение (1,3%). Годовые результаты Прикамья в 2017 году оказались в два раза лучше общероссийского показателя (рост 1,7%). Рост промышленности в 2017 году ускорился во второй половине. Эксперты и власти делали прогнозы, что в 2018 году прикамская экономика покажет прорывные результаты. Краевые власти предполагали, что произошел процесс адаптации промышленников к новым экономическим реалиям. Впрочем, в краевом минпромторге заявляют, что ситуация в прикамской промышленности остается стабильной.

За пять месяцев на 5,3% выросло производство в обрабатывающем секторе, а основное снижение (3,8%) дал сектор «добыча полезных ископаемых». Среди добывающих организаций в минусе оказались нефтяники и газовики (минус 1,1%). Производство тепла, электроэнергии и газа за пять месяцев 2018 года выросло на 8,2%, что объясняется затяжной и прохладной зимой в Прикамье.

Среди обрабатывающих организаций «ударниками» оказались металлурги (рост за пять месяцев — 26,6%), производители кокса и нефтепродуктов (19,4%). Незначительно сократили производство прикамские химики (на 0,6%), машиностроители нарастили объемы на 19%.

В краевом минпромторге объясняют снижение объема нефтедобычи в регионе сделкой РФ с ОПЕК, из-за которой пермские нефтяники вынуждены не наращивать объемы нефтедобычи и даже снижать их. Источник в ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» это подтвердил. «У нас есть потенциал для роста. Но мы просто поддерживаем нефтедобычу на прежнем уровне — 15 млн тонн в год. Геологоразведка в регионе ведется, но новые месторождения не вводятся. Как только сделка с ОПЕК изменится, то и Пермский край подтянется в части нефтедобычи», — рассказал собеседник «Ъ — Экономика региона». Он отметил, что в других регионах присутствия компании, например в Республике Коми и в Западной Сибири, «ЛУКОЙЛ» гораздо больше снижает нефтедобычу.

Рост показателей в металлургии в минпромторге объясняют ситуацией на Лысьвенском металлургическом заводе: в конце 2017 года здесь сменился собственник, владельцем предприятия стал Магнитогорский металлургический комбинат (ММК). Новый собственник сразу же загрузил лысьвенскую площадку работой. В ЗАО «Лысьвенский металлургический завод» согласны с такой трактовкой: «У нас загрузка близка к оптимальной. С начала года она выросла в два раза. В 2017 году ЛМЗ произвел 114 тыс. тонн металла, а в этом году показатель в 100 тыс. тонн мы преодолели в мае», — рассказал собеседник. «ММК дал нам стабильность. С тех пор как мы вошли в группу, предприятие не испытывает проблем ни с финансами, ни с материалами. Мы встроились в корпоративную систему ММК, действуем с ним в одном производственном цикле», — добавил источник на предприятии.

Нефтепереработка и производство кокса растут из-за полной загрузки ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» и губахинского «Коксохима», рассказали в минпромторге. «Из-за дефицита бензина в стране производство топлива на Пермском НПЗ увеличилось», — отметили в ведомстве. По данным ООО «ЛУКОЙЛ-Перм­нефтеоргсинтез», в первом полугодии завод переработал 6,4 млн тонн сырой нефти и 877 тыс. куб. м газа, что на 584 тыс. тонн и 67 тыс. куб. м больше, чем в аналогичный период 2017 года. В итоге завод увеличил производство бензинов на 199 тыс. тонн (с 1,1 млн до 1,3 млн тонн), дизельного топлива — на 414 тыс. тонн (с 2,3 млн тонн до 2,8 млн тонн). На предприятии указали еще одну причину роста производства: весной ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» ввело в эксплуатацию эстакаду слива мазута и гудроновой смеси. Мощность новой эстакады составляет 1,2 млн тонн продуктов в год. Ее ввод позволил обеспечить эффективную загрузку производственных мощностей и увеличить объемы производства кокса, моторного топлива и дорожного битума. Кроме того, новая эстакада позволила пермской площадке дополнительно принимать в переработку смесь гудрона и легкого газойля производства ООО «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» в объеме 280 тыс. тонн в год либо мазут от других предприятий в объеме свыше 1 млн тонн в год.

Руководители промпредприятий осторожно оценивают итоги работы прикамской промышленности в первой половине 2018 года. Гендиректор Краснокамского ремонтно-механического завода Дмитрий Теплов в качестве основной тенденции на рынке называет стабилизацию с банковскими процентными ставками, которые наконец стали снижаться. «В целом ситуация стабильная. Оживление, которого мы ждали, не наступило так быстро. Первые полгода прошли инертно, без особых прорывов. Возможно, не способствовали оживлению валютные колебания, произошедшие в стране минувшей весной, из-за чего инвестиционные настроения поутихли, — поделился оценкой топ-менеджер. — Думаю, во втором полугодии будем расти быстрее».

Гендиректор Краснокамского завода металлосеток Дмитрий Пищальников также отмечает улучшение ситуации с банковскими кредитами: «Мы заметили тенденцию на снижение ставок, особенно по вновь выданным кредитам». По его данным, сейчас можно привлечь кредит под 8–9% годовых. При этом банки крайне неохотно идут на пересмотр ставок по старым кредитам, но «как только видят угрозу перекредитации, соглашаются», сообщил промышленник.

Дмитрий Пищальников констатирует, что среди промышленников бытуют следующие настроения: «Многие заняли позицию — выживать, деньги „в кубышку“, не модернизироваться. Инвестиционной активности нет». «Наш завод на такие настроения не ориентируется: мы планируем приобретать и модернизировать станочный парк», — заявил топ-менеджер. «Необходимо жестче бороться с издержками, заниматься. Шальные деньги закончились, мы столкнулись с реальной конкуренцией с иностранцами. Надо догонять их по эффективности производства, иначе можно отстать безвозвратно», — считает господин Пищальников.

Руководитель предприятия отмечает ужесточение конкуренции на внутреннем рынке: «Рынок сжался. В условиях, когда нет внутренних объемов, нужно ориентироваться на экспорт». Но и здесь промышленники видят сложности — по тому, как западные страны ставят барьеры и поддерживают своего производителя. «По своему предприятию мы видим: идет лоббирование. Нашу продукцию, например, не покупают в Германии. Берут пробную партию, но контракты не заключают, потому что есть германский производитель сетки», — рассказывает директор завода.

Еще одна особенность сегодняшней промышленности: основные заказчики — это государственные корпорации. Сотрудничество с ними несет риски, поскольку госкорпорации вводят такое понятие, как отсрочка платежа. «По сути, предприятия малого и среднего бизнеса вынуждены кредитовать крупные компании», — продолжает Дмитрий Пищальников.

Иван Аверьянов, председатель совета АО СТП «Пермский завод металлообрабатывающих центров» (ПЗМЦ), в свою очередь, отмечает новые сложности с получением кредитов. По его словам, Центробанк России создал для банков настолько жесткие условия по формированию залогов, что получить кредит, особенно молодому предприятию, крайне сложно: «Мы с этим столкнулись. Банки не очень активно финансируют молодые предприятия. Если бы не было этого, нарастили бы объемы».

В то же время промышленник не теряет оптимизма: «Мы — как тот оркестр на „Титанике“, который, играя музыку, шел ко дну. Думаю, все, кто занимается промпроизводством, сегодня по духу — как участники того оркестра».

Вячеслав Суханов


"Экономика региона". Приложение от 13.07.2018, стр. 10
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение