Коротко


Подробно

Фото: Марина Молдавская / Коммерсантъ   |  купить фото

Город труда и творчества

Полевская земля знаменита не только своими месторождениями малахита, медных руд и мрамора. Здесь зародились сказы Бажова, навсегда прославившие Уральский край. Это родина талантливых музыкантов, писателей, общественных деятелей, которые внесли свой вклад в культуру нашей страны и не только.


Родина русского малахита


Малахит в русской камнерезной культуре прошел путь от никому не известного технического продукта, сопровождающего месторождения медных руд, до ценного поделочного камня, который использовался в отделке соборов, парадных залов, из него делали украшения и преподносили в качестве дорогих подарков высочайшим особам. Прославился и вошел в моду именно малахит из Гумешевского медного рудника — «главы всех уральских рудников», который находится к северу от города Полевского, в Западно-промышленном районе, недалеко от Северского пруда.

Изначально Гумешки использовались для добычи медной руды, к 1758 году став самым крупным месторождением медных руд на Среднем Урале. Новую страницу в истории рудника открыл промышленник Алексей Турчанинов, выкупивший у казны Гумешки вместе с Полевским и Северским заводами. Он сделал все, чтобы ввести в моду малахит, который добывался тут же, причем сначала в небольших количествах. «До Турчанинова в России не знали малахита. Он взрастил камнерезов, которые смогли раскрыть секреты камня, показать его с выгодной стороны. Довольно быстро малахит приобрел широчайшую известность и стал желанным и узнаваемым уральским “брендом”. А малахитовый промысел стал приносить большую прибыль, чем медный»,— отмечают местные краеведы.

Гумешевский малахит во дворце Большой Трианон в Версале

Гумешевский малахит во дворце Большой Трианон в Версале

На гранильной фабрике начали изготавливать различные декоративные вещи, в том числе знаменитые шкатулки, которые затем отправлялись в Санкт-Петербург в подарок именитым людям. На рудник приглашались эксперты, которые изучали необычный камень и его месторождение. В 1789 году наследники Турчанинова привлекли к гумешевскому малахиту внимание императрицы, подарив Екатерине II природный обломок гигантской глыбы малахита весом 1,5 тонны. Императрица, понимая ценность камня, отказалась от идеи распилить его на куски и использовать для ювелирных украшений. Гумешевский малахит был передан в дар Минералогическому музею Горного института в Санкт-Петербурге, где он хранится по настоящее время, занимая почетное место в экспозиции.

Мировую известность малахит из рудника под Полевским получил в 1807 году, когда был заключен Тильзитский мир между Россией и Францией. В знак дружбы Наполеон Бонапарт преподнес Александру I сервиз, который выставляется сейчас в Оружейной палате. Русский царь в ответ подарил набор из гумешевского малахита, изготовленный руками полевских камнерезов — две полуколонны, высотой около полутора метров, которые во Франции были увенчаны бронзовыми канделябрами, две столешницы и чашу. После этого в Европу пришла мода на уральский малахит. Как рассказывают краеведы, в подарочной дипломатии малахит стал играть значимую роль, и европейские монархи ждали этих подарков, даже делая заранее «заказы» в преддверии государственных визитов или торжественных приемов.

Поскольку такие вещи изготавливались в единичном экземпляре и массового производства не существовало, гумешевский малахит почти не сохранился до наших дней, ведь уже в первые десятилетия XIX века месторождение было выработано. Как считают специалисты, в числе которых уральский эксперт — заведующая отделом декоративно-прикладного искусства Екатеринбургского музея изобразительных искусств Людмила Будрина, набор Наполеона — единственная сохранившаяся коллекция гумешевского малахита. Сейчас она выставляется во дворце Большой Трианон в Версале в малахитовом императорском салоне.

Палаты мраморные


Кроме малахита в XVIII веке началась активная разработка полевских месторождений мрамора, в том числе и редких его разновидностей — белого, черного и голубого. Благодаря своему высокому качеству, не уступавшему итальянскому, мрамор подходил для облицовки правительственных зданий, столичных дворцов, оформлении художественных учреждений. В 1743 году заработала первая мраморная каменоломня в будущем селе Мраморском. Добытый здесь камень отправлялся на обработку на Горнощитский мраморный завод, Северскую камнерезную и Екатеринбургскую гранильную фабрики.

Как в свое время описывал руководитель научно-академической экспедиции на Урал, состоявшейся в 1770 году, академик Петр Симон Паллас в своем труде «Путешествие по разным провинциям Российского государства», полевской мрамор стал для него открытием: «Прекрасный, как снег, весьма приятно полупрозрачный и к полированию способный мрамор, которого еще нигде доселе в России не отыскано».

Часовня на территории СТЗ

Часовня на территории СТЗ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

После того как императрице Елизавете потребовались восемь тысяч белых и черных мраморных плит для своей загородной резиденции — Царского Села, пришлось построить новую камнерезную фабрику в Екатеринбурге и расширить Северскую, работы велись под руководством и по чертежам горного инженера Ивана Сусорова. За несколько лет фабрики были возведены, и в 1752 году началась работа над мрамором для императрицы. Ежемесячно работники изготавливали по 300 плиток из черного Горнощитского мрамора и по 180 из белого талицкого и северского.

После того как площадь в Царском Селе была устлана полевским мрамором, он вошел в моду и его стали активно использовать для строительства и отделки московских и петербургских резиденций (например, дома Демидовых, дома президента Академии наук Алексея Разумовского и др.), изготовления скульптур. Спустя почти сто лет после царскосельского заказа, в 1843 году, полевской мрамор был отправлен для украшения Нового Императорского Эрмитажа.

К сожалению, полевской мрамор из царских резиденций не сохранился до наших дней. Во время Великой Отечественной войны он был уничтожен в ходе бомбежек и затем, в послевоенный период, заменен аналогами при восстановлении архитектурных памятников.

Золотая лихорадка по-советски


С 20-х годов прошлого века в СССР была развернута государственная программа по добыче золота и восстановлению этой отрасли. На территории Урала, как классического «золотого» региона, активно велись поисковые и разведочные работы, открывались новые прииски. Одним из самых знаменитых советских самородков стало «Лосиное ухо» весом более 13 кг, найденное 15 декабря 1935 года на участке «Косой Брод» в 12 км от Полевского. Интересно, что бригада Ильи Пальцева, нашедшая столь редкий экземпляр, свою премию впоследствии направила на детские сады и школы.

Самородок "Лосиное ухо"

Самородок "Лосиное ухо"

Фото: Пресс-служба Северского трубного завода

Неофициальное название «Лосиное ухо» было дано самородку за его форму, однако государственная пропаганда не могла обойти вниманием подобную находку. Иосиф Сталин лично дал полевскому самородку название «Золотой поход имени М.И. Калинина» в честь «всесоюзного старосты». Под этим названием редчайший образец, найденный бригадой Пальцева, был зарегистрирован и находится сейчас в основной коллекции Алмазного фонда России, являясь третьим по величине самородком, найденным в России.

Бажовский город


На весь мир Полевской стал известен благодаря произведениям Павла Бажова, которые являются классикой русской литературы и переведены более чем на 100 языков мира. Именно здесь находится знаменитая Медная гора, где происходит действие цикла сказов. А с легенды о Девке-Азовке с местной Азов-горы, впервые напечатанной в 1936 году, начался путь Бажова в большой литературе.

Гумешевское месторождение меди

Гумешевское месторождение меди

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Как чтут писателя Павла Бажова в городе Полевском, видно буквально на каждом шагу — здесь находятся Бажовский центр детского творчества, городская детская библиотека названа в честь писателя, в 2000 году в Полевском был открыт культурно-экспозиционный комплекс «Бажовский». Имя Бажова носят улицы в селах Косой Брод, Мраморское, Станционный-Полевской, Зюзельский, поселке Ленинский. В феврале 2018 года в Полевском стартовал « Бажовский марафон» в честь приближающегося 140-летия писателя, в котором участвовали представители всех уральских городов, объединенных сказами и биографией писателя.

Полевской стал местом зарождения бажовских сказов, сердцем «бажовского Урала». Несмотря на то, что Павел Бажов провел здесь только три года своего детства, обучаясь в заводской школе (где был одним из лучших учеников класса), местный заводской фольклор и народные предания сильно повлияли на его воображение. В своих сказах писатель вывел образ старого горняка, выходца с Полевского завода Василия Хмелинина — «дедушку Слышко». Первоначально автор представил сказы как записи рассказов деда Слышко, которые Бажов мальчишкой слышал в 1892–1895 годах. Позже Бажову пришлось официально заявлять, что это литературный прием, и он является автором и сочинителем произведений, а не просто переписчиком чужих рассказов.

Скульптуры по сказам Павла Бажова

Скульптуры по сказам Павла Бажова

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Однако, как считают специалисты по творчеству Бажова, Василий Хмелинин был реальным человеком. «Павел Петрович Бажов, тогда Паша, приходил с местными ребятами к сторожке Хмелинина на Думную гору слушать его истории про Полевской край и случавшиеся здесь чудеса. Бажов впитал этот интерес к местным преданиям, колоритную речь и манеру повествования дедушки — с усмешкой, с особой «подковырочкой», свойственной жителям Полевского. Черты характера полевских жителей и рабочих — талантливость, упорство в труде, честность воплотились затем в героях произведений Бажова. Все услышанные в отрочестве истории — про Хозяйку Медной горы, Девку-Азовку, Синюшку, Огневушку-поскакушку, Полоза — писатель переложил уже зрелым человеком в сказы, которые были выпущены в 1936 году. Это был его подарок тем людям, мастеровым, которые жили в Полевском крае»,— рассказала заведующая центральной детской библиотекой им. П.П. Бажова Вера Глинских.

Книга «Малахитовая шкатулка» навсегда сохранила фольклор и устные предания горнорабочих и старателей. Как указывает Вера Глинских, на полевских заводах и рудниках были крайне тяжелые условия труда (неслучайно сюда в наказание за «острый язык» и вольнодумство с Сысертского завода был отправлен отец Бажова), поэтому местные предания, устно передаваемые из поколения в поколение, были необходимы, чтобы облегчить жизнь рабочих. И благодаря Павлу Бажову этот пласт уральской культуры сохранился и вошел в общемировую литературу.

София Вжесинская


Материалы по теме:

"Guide Полевской". Приложение от 13.07.2018
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение