Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Экоактивистам примерили сроки

Прокуратура попросила для фигурантов «хоперского дела» семь и восемь лет заключения

Гособвинение попросило приговорить экоактивиста Михаила Безменского и казачьего атамана Игоря Житенева, обвиняемых в вымогательстве у Уральской горно-металлургической компании (УГМК) 26 млн руб. за прекращение антиникелевых протестов в Воронежской области, к восьми и семи годам лишения свободы соответственно. Подсудимые, которые уже провели в СИЗО по два с половиной года, удивлены позицией обвинения и планируют добиваться признания полной невиновности.


В ходе заседания в Новоусманском райсуде Воронежской области 11 июля гособвинитель Александр Харьков в течение двух часов знакомил участников процесса с позицией обвинения. Фактически он прочитал обвинительное заключение, затем раскритиковал доводы защиты о давлении на судью Дмитрия Сорокина со стороны облсуда, в итоге попросил признать Михаила Безменского и Игоря Житенева виновными в вымогательстве (ст. 163 УК РФ) и приговорить экоактивиста к восьми годам лишения свободы, атамана — к семи годам.

Прокурор отметил, что «как бы он ни относился» к обвиняемым (процесс с многочисленными скандалами идет уже три года), он видит в деле смягчающие обстоятельства. «У Житенева есть несовершеннолетние дети, а у Безменского — престарелая мать. Кроме того, показания Безменского на первоначальном этапе следствия мы рассматриваем как явку с повинной, а его действия в это время — как помощь в изобличении сообщников»,— заявил господин Харьков.

Михаил Безменский и Игорь Житенев обвиняются в вымогательстве у УГМК 26 млн руб. В ноябре 2013 года сотрудники ГУЭБиПК МВД РФ задержали господина Безменского после получения 15 млн руб. от топ-менеджера УГМК Юрия Немчинова. При задержании оперативники достали эти деньги из багажника Audi Q7, которую, по версии обвинения, активист тоже получил от холдинга путем вымогательства. Деньги якобы предназначались за прекращение протестных акций на востоке Воронежской области, где в интересах компании проводилась разведка двух медно-никелевых месторождений. Публичные акции, одна из которых закончилась поджогом буровых установок и погромом в лагере геологов, проходили возле месторождений неподалеку от реки Хопер. Местные казаки, действия которых, по версии следствия, координировал господин Житенев, были наиболее агрессивной частью протестующих.

Разбирательство идет почти пять лет, оба фигуранта не признают себя виновными. Дело трижды уходило в Новоусманский райсуд, не раз менялась и квалификация обвинения. Еще на стадии следствия заместитель генпрокурора Виктор Гринь утверждал, что в действиях обвиняемых нет состава преступления. Первый процесс закончился в конце 2016 года возвратом дела прокурору в связи с «невозможностью постановления приговора» из-за недочетов в материалах дела. Затем судьи еще два раза отказывались рассматривать дело, ссылаясь на конфликт интересов и недостаточность доказательств. В четвертый раз дело рассматривает судья Дмитрий Сорокин, обычно специализирующийся на гражданских и административных разбирательствах. Подсудимые неоднократно заявляли ему отводы, ссылаясь на давление на него со стороны областного суда, но эти ходатайства всегда отклонялись.

Разбирательство сопровождалось и другими скандалами. В мае 2018 года стало известно, что из материалов расследования исчезли 15 млн руб. наличными, после получения которых был задержан Михаил Безменский. Как выяснилось, полиция передала их на депозит воронежского главка МВД в казначействе. Защита настаивает, что силовики утратили ключевой вещдок и предмет преступления, и планировала добиться исключения из дела денег как доказательства, а затем развалить обвинение в целом. Но представители УГМК считают, что отсутствие денег ничего не меняет и «препятствий для обвинительного приговора» в отношении активистов нет. Кроме того, Дмитрий Сорокин в связи с повторной болезнью адвоката господина Безменского Владимира Кузьмичева в конце июня 2018 года утвердил подсудимому защитника по назначению Ивана Китаева. Против этого решения выступили как Михаил Безменский, так и сам господин Китаев, опасавшийся навредить подсудимому из-за незнания дела, но господин Сорокин не стал менять свое решение.

Подсудимые оказались удивлены позицией обвинения. «Прокурор не предоставил ни одного доказательства нашей вины. Он в очередной раз прочитал утвержденное обвинительное заключение, а мнение Генпрокуратуры о полной невиновности было просто проигнорировано»,— сказал „Ъ“ Михаил Безменский. «У нас одна надежда — на председателя областного суда Василия Тарасова как большого специалиста в области права. Мы надеемся, что он реально разберется в нашем деле, и мы будем полностью оправданы»,— добавил он. Игорь Житенев пояснил „Ъ“, что «не ожидал такого произвола» и также намерен бороться до признания его невиновным.

Олег Мухин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение