Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Автопрому перекрыли выезд к соседям

Машины из РФ не проедут в Таможенный союз

Требования Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) по повышению локализации в автопроме до 50% могут с 1 июля резко затруднить поставки автомобилей российской сборки в страны Таможенного союза (ТС). Это не коснется лишь КамАЗа, который смог войти в реестр ЕЭК по локализации. По словам источников “Ъ”, отсутствие в реестре остальных российских автоконцернов в первую очередь связано с конфликтом между Москвой и Минском. Впрочем, на ключевой экспортный рынок Казахстана российские машины проникают через сборочные СП в стране, а спрос на автомобили в Белоруссии не слишком велик.


По решению ЕАЭС №72 от 2014 года, с 1 июля 2018 года для свободного обращения автомобилей на территориях государств—членов Таможенного союза (Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия) должно выполняться условие наличия технологических операций по сварке и окраске кузова и достижения уровня локализации производства от 50%. Речь идет о ввозе машин, собранных в одной из стран ТС, в другую. До этой даты локализация должна была составлять не менее 30%, была также предусмотрена квота в РФ для автомобилей из Белоруссии — не более 10 тыс. легковых машин в год.

В реестре Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) по локализации, обновлявшемся в феврале, упомянуты несколько десятков моделей, но речь идет всего о нескольких площадках, большей частью о сборке в Казахстане. Включен лишь один российский автоконцерн КамАЗ, один белорусский — МАЗ и шесть казахстанских — «Азия-Авто» (модели Lada), «Сарыаркаавтопром» (Ssang Yong), HyundaiTransAuto, DaewooBusKazakhstan, СемАЗ («ЛиАЗ» и модели «ГАЗ») и «КамАЗ-Инжиниринг». Ни российских АвтоВАЗа, группы ГАЗ и «Соллерса», ни заводов, построенных в РФ иностранными автоконцернами, в реестре нет.

Источники “Ъ” в отрасли оценивают ситуацию по-разному. «Остальные российские автоконцерны не могут свободно вывозить автомобили в страны ТС, теперь это неправомерно»,— говорит один. Другой собеседник “Ъ” утверждает: «Основанием для поставок в страны ЕАЭС выступает подтверждение страны происхождения, которое дает сертификат СТ1, выдаваемый ТПП». Еще один источник “Ъ” уточняет, что, напротив, «СТ1 нужен для беспошлинных поставок в СНГ». Он замечает, что решение ЕАЭС №87 от 2014 года привязывает реестр к электронным ПТС, полный переход на которые должен произойти к 1 ноября 2019 года. Вильгельмина Шавшина из юрфирмы DLA Piper подтверждает, что правом свободного обращения автомобилей из российских автоконцернов в ЕАЭС теперь обладает только КамАЗ, а в отношении остальных должны применяться пошлины.

Собеседник “Ъ” в отрасли напоминает, что исходно нормы по локализации были инициированы РФ для защиты своего рынка от «китайской отверточной сборки на заводе "БелДжи" в Белоруссии». По его словам, российские производители, кроме КамАЗа, не вошли в реестр из-за разногласий именно между Москвой и Минском: «В ходе проверки белорусская делегация не подтвердила соответствие уровню локализации даже у АвтоВАЗа».

Источник “Ъ” добавил, что, по его данным, ситуация должна была обсуждаться на совете ЕЭК до 1 июля, «но из-за чемпионата мира по футболу все отложили».

В Министерстве промышленности Белоруссии не ответили на запрос “Ъ”. В Минпромторге РФ “Ъ” сообщили, что «в 2017 году, согласно отчетам компаний, средний уровень локализации на предприятиях российского автопрома составлял более 55%». «В настоящее время в ЕЭК российскими предприятиями поданы заявки на включение в реестр»,— утверждают в министерстве.

Экспорт является ключевым направлением развития российского автопрома, согласно стратегическим документам Минпромторга (“Ъ” подробно писал об ориентации отрасли на экспорт еще 15 июня 2017 года). Это призвано помочь загрузке заводов РФ, для которых после падения спроса в РФ в 2014–2017 годах недостаточно внутреннего рынка. Владимир Беспалов из «ВТБ Капитала» отмечает, что ключевой экспортный рынок для РФ — Казахстан, где часть автоконцернов уже локализовала производство после того, как Астана в 2016 году ввела утильсбор на импортные автомобили. Таким образом, ограничение на свободный оборот машин в ТС коснется в первую очередь Белоруссии. Статистика по белорусскому импорту не дает единой картины. Так, по данным OICA, в 2017 году в стране продано 26 тыс. новых автомобилей, по данным Белорусской автомобильной ассоциации — 34,3 тыс. машин (на 29% больше, чем в 2016 году). При этом, по данным «Белстата», в 2017 году из РФ в Белоруссию импортировано 44,1 тыс. легковых автомобилей на $558,2 млн, что на 13,6% меньше, чем в 2016 году, в штуках и на 5,6% меньше в денежном выражении.

Ольга Никитина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение