Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«В правительстве начинают понимать, что с бюджетным правилом можно поиграть»

Олег Богданов — о заявлении министра финансов Антона Силуанова

Цена отсечения в бюджетном правиле вырастет до $45 за баррель к 2023 году. Об этом, выступая в Госдуме, заявил министр финансов Антон Силуанов. По его словам, власти движутся в этом направлении, но резко ослаблять бюджетную политику нельзя. Ранее глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что увеличение цены отсечения до $45 позволило бы на шесть лет отложить повышение НДС — его увеличение до 20 процентов планируется в следующем году. Экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Олег Богданов пояснил, что может значить такой шаг .


— Если цена отсечения в бюджетном правиле вырастет до $45 за баррель, то доходы бюджета явно увеличатся, потому что сейчас все, что выше $40 от продажи различных нефтегазовых ресурсов поступает в Российскую Федерацию, отсекается в Фонд национального благосостояния. На эти деньги Минфин ежемесячно покупает валюту — вот в этом месяце объем покупки валюты составил 387 млрд руб. Плюс $5 — это значит, что дополнительно в бюджет будет поступать ежемесячно 15-20 млрд руб. Соответственно, ежегодная цифра может составить до 200 млрд руб., может быть, больше. Таким образом, нет необходимости каким-то образом, изыскивая дополнительные доходы в бюджет, повышать налоги и так далее.

Здесь парадокс заключается в следующем. Дело в том, что Минфину необходимо взыскивать очень серьезные дополнительные средства для того, чтобы выполнять майские указы президента. В результате они пытаются, соблюдая и сохраняя бюджетное правило, ставя себя в жесткие условия, отсекая нефтегазовые доходы по $40 за баррель, повышая различные налоги, в частности, налог на добавленную стоимость, эти доходы изыскать. Но влияние данных действий на экономику в целом с точки зрения классической теории — повышение пенсионного возраста в эту же корзину можно складывать — однозначно.

Речь идет о повышении инфляционных ожиданий, замедлении темпов роста.



С другой стороны, тот же Алексей Кудрин месяца два-три назад предлагал повысить планку отсечки на $5, и, собственно, это позволит лет пять-шесть не поднимать налоги и не ужесточать социальные условия. Соответственно, это позволит сохранять темпы роста, а, может, даже их увеличивать, потому что все-таки большая часть майских указов направлена именно на социальную составляющую. То есть расходы как раз в этом отношении должны быть большими, поэтому это не будет создавать дополнительную напряженность.

Я так понимаю, что своими последними заявлениями Антон Силуанов мягко дает понять, что мы будем двигаться в сторону ослабления бюджетного правила.



Вот если вспомнить дискуссии между Кудриным и российским правительством, в частности, Минфином и Министерством экономического развития, то она была достаточно жесткой. Я помню даже из Министерства финансов раздавались фразы подобного рода: изменение бюджетного правила — это отступление от реформ, мы никогда на это не пойдем, это противоречит нашим принципам и интересам. Сейчас риторика изменилась.

Кроме того, думаю, что все-таки мнение Алексея Кудрина сейчас приобретает гораздо больший вес, независимо от того, занимает он должность руководителя Счетной палаты или нет. Его позиция повлияла на мнение других людей, которые, в общем-то, и определяют мнение финансового блока в правительстве, я бы так аккуратно высказался.

Но еще есть одна важная вещь. Выполняя бюджетное правило, Минфин почему-то решил складировать все эти отсеченные деньги в американские доллары. И вот это создает давление на внутреннем валютном рынке. Соответственно, при нефти почти в $80 за баррель мы имеем рубль в районе 63, соответственно, баррель нефти в рублях приближается к 5 тыс. руб., чего никогда не было.

Это подогревает инфляционное настроение, раскручивает те же цены на бензин, которые поднимают общий уровень инфляции.



Именно это поднятие инфляции, с другой стороны, не позволяет российскому Центробанку снизить процентную ставку до тех уровней, о которых говорил президент, — до 6%. Этого не происходит, и ЦБ совершенно поменял риторику как раз вследствие того, что у нас наметился рост инфляционных ожиданий. Вот в этом парадокс.

Понятно, что в правительстве потихоньку начинают понимать — при необходимости выполнять указы президента, когда есть давление с внешних рынков, и не все стабильно, присутствует определенная турбулентность, можно поиграть как-то с этим бюджетным правилом. $5-$10 в одну сторону позволит серьезно решить текущие финансовые задачи и проблемы, которые у правительства могут возникнуть. Вот, судя по всему, высказывание Антона Силуанова можно трактовать именно таким образом. И в скором времени, наверное, на $5 мы все-таки сдвинемся, а не к 2023 году.

Однако я боюсь, что в кабмине инерционность очень велика, и они не могут быстро приспосабливаться к меняющимся событиям. Это, наверное, самая главная проблема нашего правительства и нашей экономической ситуации.

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение