Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Панацифра от всех болезней

Что предлагает Минздрав в нацпроекте по здравоохранению

Первые материалы Минздрава по будущему нацпроекту в здравоохранении не обещают принципиальных изменений в этом секторе до 2024 года — они есть лишь по части врачей. Как следует из паспорта нацпроекта, к которому уже весьма критично отнеслись в Белом доме, основные усилия Минздрав намерен приложить к дистанционному обучению практически всех врачей в РФ, закупке оборудования в действующие клиники, поголовному медосмотру населения и к завершению своих существующих программ. Новыми и адекватными в проекте пока выглядят лишь планы цифровизации медицины.


Нацпроект по здравоохранению, паспорт которого разработан Минздравом, 3–5 июля обсуждался на совещаниях в правительстве, в том числе у премьер-министра Дмитрия Медведева и вице-премьера Татьяны Голиковой, совещания назначены и на эту неделю. По данным “Ъ”, получившийся проект Белому дому не нравится — источник в правительстве уверенно прокомментировал его так: «Предложенный проект и подходы не одобряем». Доработка документа должна завершиться к октябрю.

Имеющаяся у “Ъ” версия документа датирована 3 июля. Он подписан министром Вероникой Скворцовой, она же — руководитель нацпроекта, его администратором заявлена замминистра Наталья Хорова. В нацпроекте восемь федеральных проектов (ФП): пять из них, чисто медицинские, курирует первый заместитель главы ведомства Татьяна Яковлева, проект по национальным медцентрам — замминистра Сергей Краевой, по цифровизации — госпожа Хорова, ФП по развитию экспорта медуслуг (пока заключающейся в разработке концепции поддержки экспорта и скромных тратах 30 млн руб. в год на продвижение российских клиник за рубежом) — замминистра Олег Салагай.

Как и предполагалось, наиболее затратная часть нацпроекта — развитие онкологической помощи. Центральной части расходов государства в нацпроекте нет — это увеличение расходов системы ОМС на онкопомощь с 2019 года более чем в три раза за счет спецсубсидии из федерального бюджета. Непосредственно в ходе нацпроекта предполагается потратить почти триллион рублей (982 млрд руб. до 2024 года, пик расходов — 2020 год, 217 млрд руб.) на переоснащение существующих онкоцентров, создание онкоамбулаторий и региональных лабораторных референс-центров.

Амбициозных целей этот ФП не ставит, смертность от онкозаболеваний должна снизиться с 200 на 100 тыс. населения в год до 185 в 2024-м. Вряд ли это может впечатлить электорат, для которого медицинский ФП — во многом компенсация увеличения пенсионного возраста. Отметим, что в целом цифры ожидаемого снижения смертности в паспорте нацпроекта амбициозны — это снижение показателя с 455 на 100 тыс. населения в 2018 году до 350 в 2024-м, однако из паспорта проекта невозможно понять, как этот показатель будет достигаться — схожая динамика ожидается только в снижении младенческой смертности.

Часть нацпроекта, которую население должно оценить,— это разворачивание в РФ сети по лечению сосудистых заболеваний, схожей с появившейся в Москве. Вторая составляющая — охват профилактическими медосмотрами к 2024 году 90% населения РФ. Цифра выглядит очень высокой, если не завышенной. В нацпроект в виде ФП «упаковано» завершение программы первичной медсанпомощи Минздрава с восстановлением на селе системы фельдшерско-акушерских пунктов и с федеральными дотациями вылетов санитарной авиации (плановые показатели телемедицинских услуг довольно скромны). «Детский» ФП в здравоохранении немасштабен и предполагает обучение педиатров и реконструкцию 34 детских больниц и отделений на территории РФ.

Центральной же частью нацпроекта выглядит большой федеральный проект по повышению квалификации врачей и среднего медперсонала (в основном на специальном образовательном портале). Проект проходит параллельно с аккредитацией медперсонала (и в целом не предполагает, что в системе останутся врачи, ее не прошедшие) и должен охватить непрерывным дистанционным обучением не менее 1,88 млн врачей и медсестер.

Одной из прямых задач нацпроекта является закрытие кадрового дефицита в системе здравоохранения.

При этом, по данным “Ъ”, Белому дому категорически не нравится идея Минздрава включить в качестве показателей нацпроекта внутренние цели — например, количество незанятых вакансий в больницах, число регионов, участвующих деньгами в том или ином ФП, поскольку эти цели легко выполняются формально и прямо никак не влияют на потребителей медуслуг.

В целом, судя по документу, опасения правительства о том, что под видом прорыва в нацпроекты будут включаться старые ведомственные программы без изменений, Минздрав пока оправдывает. Впрочем, документ явно сырой и будет дорабатываться (к примеру, в нем постоянно упоминается число «проученных» к определенному году врачей). Из недостатков проекта следует отметить практически полную его изолированность от других нацпроектов — впрочем, пока это особенность всех проектных документов, с которыми ознакомился “Ъ”, ведомства пока явно не рассчитывают на какие-либо синергетические эффекты.

Пока же наиболее интересной частью нацпроекта является ФП по цифровизации здравоохранения. Он предполагает быстрое и достаточно недорогое (около $2 млрд на страну с 145 млн населения) создание единого контура информобслуживания здравоохранения, полное подключение к сети большинства больниц к 2021 году, систему электронных рецептов к 2023-му, цифровизацию большей части медицинского документооборота к 2022-му и «личный кабинет пациента» с возможностью юридически значимых действий на портале госуслуг к 2023 году для большей части страны.

Дмитрий Бутрин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение