Коротко


Подробно

Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ   |  купить фото

Беззащитный НДС

Вадим Вислогузов о том, почему большое решение о повышении большого налога было принято так быстро

Из полутора десятков российских налогов к действительно большим можно отнести лишь четыре: НДС и НДПИ являются основой для федерального бюджета, налоги на прибыль и на доходы физлиц — региональных. Поэтому даже в теории найти действительно значимые деньги на светлое будущее, обрисованное новым майским указом (а надо в общей сложности 8 трлн руб.), можно лишь за счет этой «большой четверки». При этом при ближайшем рассмотрении становится очевидным, что на увеличение ставки был обречен именно НДС — потому что, в отличие от трех других больших налогов, за него просто некому было заступиться.

Нет, НДПИ в России повышать можно — власти за последние два десятка лет проделали это несколько раз. Но каждый раз такие налоговые маневры растягивались на годы — нефтегазовое лобби вступало в позиционные бои с Минфином, которые заканчивались определением приемлемой для сторон суммы отступного. Покуситься на налог на прибыль — это объявить войну крупнейшим корпорациям, имеющим налаженные каналы отстаивания своих интересов (в виде бизнес-ассоциаций и контактов на высшем уровне),— тем же сырьевым компаниям, а еще и влиятельному финансово-банковскому сектору, концентрирующему прибыли российской экономики.

Наконец, не менее рискованной была бы попытка напрямую залезть в карман населению, повысив ставку подоходного налога (его увеличением только для богатых с помощью прогрессивной шкалы обойтись бы никак не удалось). Низкая и плоская ставка НДФЛ признана национальным достоянием и едва ли единственным бесспорным достижением двадцати лет фискальной реформы. Кроме того, объявить о росте подоходного налога на фоне повышения пенсионного возраста и стагнации доходов граждан — более чем сомнительная идея.

Вот так и остался чиновникам на указные нужды один НДС. Благодаря механизму вычетов он «размазан» по всей экономике, и всей своей пока 18-процентной тяжестью ложится на конечного потребителя. Потребитель же о строчке чека «в т. ч. НДС» особо не задумывается, незаметно для себя уплачивая этот налог в ежедневном режиме. «У налога широкая база»,— с удовлетворением отметил представитель правительства, представляя проект о повышении НДС Госдуме. Настолько широкая, что своего лоббиста у налога не нашлось — население не совсем поняло, о чем идет речь, бизнес-ассоциации оперативно признали повышение НДС наименьшим злом. Это, конечно, действительно так — экономисты солидарны в том, что лучше повышать косвенные налоги, чем прямые. Но это не отменяет сакраментального вопроса: «А поговорить?» Законопроект о НДС ценой в несколько триллионов (630 млрд допдоходов только в первый год) был внесен в Госдуму весьма небрежно — без предварительного обсуждения, с «поясниловкой» всего в несколько строк и без каких-либо расчетов.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение