Коротко


Подробно

Фото: Сергей Иванов / Коммерсантъ

«В сердце навсегда»

Генеральный директор «Стентекс» Егор Лукьянов о готовности отечественной медпромышленности помочь решить проблему высокой смертности от сердечно-сосудистых заболеваний


В России борьба за снижение показателей смертности от сердечно-сосудистых заболеваний вышла на принципиально новый уровень в 2015 году, во многом благодаря тому, что эта задача попала в майские указы президента РФ. Операции по стентированию и ангиопластике во всем мире признаны наиболее эффективным методом лечения, спасающим жизни миллионов людей при инфаркте миокарда. Россия пока не может встать в один ряд с развитыми странами по количеству проводимых операций, но добиться значимых результатов возможно. Правительство РФ уже уверенно шагнуло вперед, сделав ставку на поддержку локализации производства медизделий, считает генеральный директор компании «Стентекс» Егор Лукьянов.

Российский производитель «Стентекс» — совместное предприятие одного из мировых лидеров в области медицинских технологий и российской группы компаний «Ренова». Сегодня «Стентекс» занимается трансфером технологий производства коронарных стентов и катетеров, необходимых для лечения инфаркта миокарда и нестабильной стенокардии. В проект инвестировано более 5 млрд руб.; по предварительным оценкам, общая сумма инвестиций достигнет 9 млрд руб. К 2020 году мощность производства предприятия составит около 250 тыс. стентов в год.

— Сердечно-сосудистые заболевания по-прежнему остаются основной причиной смертности трудоспособного населения, хотя решением этой проблемы занимаются не первое десятилетие. Что из сделанного за последние годы вам кажется важным вкладом в развитие отечественного медпрома?

— Я бы отметил два ключевых направления, по которым была проделана колоссальная работа. Первое — активное развитие региональных сосудистых центров и первичных сосудистых отделений, в том числе их оснащение высокотехнологичным оборудованием — ангиографами, в частности,— для проведения малоинвазивных операций на сердце и сосудах. Второе — я считаю, что фундаментом комплекса мер, направленных на борьбу с сердечно-сосудистыми заболеваниями, является создание кадрового ядра по рентгеноэндоваскулярной хирургии. Это главная задача, на решение которой ушли годы. И успехи уже очевидны: когда в 2012 году мы только приступили к обсуждению проекта по локализации производства, число рентгеноэндоваскулярных хирургов в стране насчитывало чуть более 900 человек. В настоящий момент мы можем смело говорить о том, что таких специалистов уже более 1700 человек.

— Увеличивается ли при этом количество проведенных операций?

— Давайте сравним: в 2012 году в России сделано порядка 75 тыс. операций по стентированию и ангиопластике коронарных артерий, в 2017 году число таких вмешательств превысило 200 тыс.! Это практически трехкратный рост оказания высокотехнологичной медицинской помощи пациентам. В настоящее время в стране открыто около 300 сосудистых центров, где оказывается помощь людям с острыми сосудистыми состояниями. Но вы правы, несмотря на снижение показателей смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, для нашей страны они по-прежнему остаются проблемой №1. Потребность в стентировании и ангиопластике где-то в два раза больше, чем проводится сейчас. И главной задачей отечественного медпрома я считаю обеспечение хирургов бескомпромиссно качественными, клинически эффективными и безопасными инструментами мирового уровня, которые помогут не только спасти тысячи пациентов, но и сохранить качество их жизни после перенесенного инфаркта.

— Как вы оцениваете доступность новых методов лечения в регионах?

— Стентирование и ангиопластику не совсем корректно называть новыми методами. Более четверти пациентов с острым коронарным синдромом прошло через подобные операции. Но данные по субъектам сильно разнятся. В отдельных регионах число пациентов, которые были прооперированы со стентированием коронарных сосудов, достигает 85% от числа нуждающихся, в других — менее 20%. Президент в своем послании к Федеральному собранию обозначил важнейшую задачу — обеспечить доступность современной качественной медицинской помощи, ориентируясь на самые высокие мировые стандарты. Поэтому нам всем есть к чему стремиться.

— Какие результаты, благодаря внедренным механизмам господдержки, вы наблюдаете уже сейчас?

— Как я упоминал, растет число сосудистых центров со специально оборудованными операционными — их в России уже около 300. Сделан акцент на обучение специалистов по рентгенэндоваскулярной хирургии. Разработаны и внедряются системы маршрутизации пациентов: теперь больного привозят в ближайшую операционную, оснащенную ангиографом, что позволяет соблюдать сроки госпитализации, время транспортировки «острых» пациентов по критерию «симптом-баллон». Пересмотрены единые федеральные тарифы, совершенствуется методология оказания помощи. В прошлом году, например, приняты новые клинические рекомендации по чрескожным коронарным вмешательствам у пациентов с хронической ишемической болезнью сердца. Усовершенствование прошли стандарты оказания помощи, которые позволили увеличить количество используемых за одну операцию стентов в зависимости от тяжести сосудистого поражения.

— Проблема острой нехватки расходных материалов для проведения коронарных вмешательств, о которой ранее заявляло медицинское сообщество, решена?

— Проблема звучала иначе: речь шла не об острой нехватке стентов, они как раз были в наличии. Вопрос в другом: мы столкнулись с сильной зависимостью от импорта. В целом несколько лет назад рынок медицинских изделий на 90–95% состоял из продукции зарубежного производства. Сейчас процент уверенно снижается, но доля российской продукции сегмента коронарных стентов и баллонных катетеров все еще невелика. Импорт по итогам 2017 года составляет более 75%. «Стентекс» вышел на рынок в январе 2017 года, и к концу прошлого года суммарная доля российских стентов и катетеров составила почти четверть от общего объема рынка. Я уверен, у России есть потенциал развить сильную и современную, конкурентоспособную медпромышленность, тем более что необходимость в этом становится все более очевидной.

— Раз уж мы косвенно затронули тему санкций, как они сказались на «Стентексе»?

— Никак не сказались. В настоящее время компания продолжает успешно работать как в производственном плане, так и в сфере расширения поставок локализуемой продукции. В законтрактованном объеме (закупок стентов) наша доля продолжает расти: по состоянию на конец мая 2018 года — уже около 16%, что вдвое превышает соответствующий показатель за весь 2017 год.

— На российском рынке представлено четыре основных производителя коронарных стентов и катетеров. В чем «Стентекс» лучше конкурентов?

— Давайте говорить с точки зрения безопасности и эффективности лечения для пациента. В первую очередь, когда мы говорим о стентах, то должны понимать: это имплантируемое медицинское изделие, которое остается в сердце человека навсегда. Формально, конечно, тот, у кого есть лицензия на производство в России и зарегистрированный продукт, имеет полное право называть себя производителем. Пока же, несмотря на обилие зарегистрированных в России различных стентов — в том числе и зарубежных производителей, только «Стентекс» является единственной российской компанией, локализовавшей продукцию ведущего мирового производителя медизделий с клинической эффективностью, которая подтверждена многолетними исследованиями и используется миллионами пациентов во всем мире. И я не зря акцентирую внимание на том, что жизнь наших пациентов напрямую зависит от безопасности, качества и клинической эффективности медизделия. Именно в этом наше принципиальное отличие. Мы отвечаем за наш продукт.

— Почему же до сих пор сильна приверженность российских врачей к зарубежным продуктам?

— Не соглашусь с вами. Врачи в первую очередь выбирают качественную продукцию, которая обеспечит гарантированный результат лечения. Специалистам важно, чтобы пациент получил квалифицированную помощь и качество его жизни после операции было на высоком уровне. Поэтому нет ничего удивительного в том, что врачи предпочитают изделия производителей, проверенных годами и имеющих обширную доказательную базу. Отвечая именно на запрос профессионального сообщества и органов управления системой здравоохранения, «Стентекс» локализовал производство продукции одного из мировых лидеров. Отмечу, тенденция использовать только импортный продукт в России трансформируется. Наша компания стартовала с нулевой отметки — на 31 декабря 2016 года процент продукции «Стентекса» на российском рынке был равен нулю. Сейчас мы заняли 16% рынка, что доказывает отсутствие предвзятости врачей к отечественным продуктам. Уверен, что качество, эффективность и безопасность всегда будут на первом месте.

— Вопрос недофинансирования здравоохранения по-прежнему на повестке дня. Но не секрет, что ряд учреждений закупают стенты, цена которых в два-три раза превышает среднерыночную. Ваши цены устраивают заказчиков?

— Компания «Стентекс», согласно распоряжению правительства №855-р, имеет статус единственного поставщика стентов и катетеров в сегменте острого коронарного синдрома, поэтому стоимость нашей продукции определяется в соответствии с актами правительства и методикой, утвержденной Минздравом типовым контрактом. В настоящее время цена на нашу продукцию является средневзвешенной рыночной. Это делает наши стенты доступными для большего числа пациентов.

— Какие задачи на текущий год являются ключевыми для компании?

— Основная задача неизменна — мы стремимся обеспечить качественной продукцией отечественного производства каждое российское медучреждение, которое проводит операции по стентированию и ангиопластике в сегменте ОКС. Первоочередные планы — завершение локализации производства баллонных катетеров. Компания продолжит наращивать производственные мощности с акцентом на повышение производительности и неизменного контроля качества продукции. Естественно, мы готовы принимать активное участие в инициативах, направленных на совершенствование инфраструктуры здравоохранения страны, а также в поддержке комплекса образовательных программ и профессионального развития специалистов.

— Как вы оцениваете привлекательность Ростовской области, планирует ли компания здесь развивать свои проекты?

— Наша работа в регионе не ограничивается взаимодействием с Ростовской областной клинической больницей и сосудистыми центрами, которые мы обеспечиваем своей продукцией. Мы готовы участвовать в развитии областной системы здравоохранения, в том числе с точки зрения улучшения механизма логистики пациентов с неотложными состояниями при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Задача может быть решена с применением современных цифровых технологий в том числе. Мы также рассматриваем варианты сотрудничества с Минздравом Ростовской области по программам повышения квалификации специалистов рентгеноэндоваскулярной и кардиохирургии. Особое внимание будет уделено научным исследованиям и новым разработкам, без которых невозможно дальнейшее развитие отрасли.

Мы работаем со всеми субъектами Российской Федерации, и Ростовская область безусловно является одним из приоритетных регионов для нас.

Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение