Коротко


Подробно

21

Фото: Александр Ведерников / Коммерсантъ

Песня ветра и воды

Чем живет Баргузинский заповедник? Фоторепортаж Александра Ведерникова

Баргузин — это ветер. И река. И хребет. И песня. «Эй, баргузин, пошевеливай вал!» Это имя дано и Баргузинскому природному заповеднику, старейшему в России — ему больше ста лет


Одна из крупнейших рек, питающих Байкал, 480-километровый Баргузин берет начало на стыке Икатского и Южно-Муйского хребтов. Справа по ходу течения реки возвышается Баргузинский хребет, а слева — Икатский хребет. Между ними и раскинулась баргузинская долина с плодородными землями, идеальными для животноводства и земледелия. Природной красоты здесь хватит на несколько европейских стран: есть высокие горы с шумными реками и озерами с чистейшей водой, широкие степи с ослепительно золотой травой, есть непроходимая тайга. Весной и летом баргузинская долина расцвечивается многообразием красок: лиловый багульник, оранжевые жарки, ослепительно белая черемуха… Здесь живут и буряты, и русские, поклоняются как Будде, так и Христу.

И царствует здесь красавец Байкал, самое чистое и глубокое озеро в мире. Его только по незнанию человек может назвать озером. Для местных это самое настоящее море, которое и водой напоит, и рыбой накормит.

Здесь расположено несколько заповедников. Джергинский природный заповедник простирается по левому берегу реки Баргузин от самых истоков до кордона Умхей, захватывая озера Амут и Балан-Тамур на высокогорном плато и обширную территорию с притоками Баргузина. Старейший Баргузинский природный биосферный заповедник находится по другую сторону Баргузинского хребта и вмещает большую территорию между ним и Байкалом. Забайкальский национальный парк включает весь Чивыркуйский залив и часть Баргузинского залива Байкала и большую часть суши, примыкающую к ним.

Лошади знаменитой забайкальской породы. Считается, что в их жилах течет кровь скакунов, которых разводили кочевники еще в 1-м тысячелетии до н.э.

Фото: Александр Ведерников, Коммерсантъ

Попутешествовать по этим краям мне довелось и пешком по горам, и по воде, и на автомобиле.

В Джергинском заповеднике удалось подняться вверх по течению Баргузина на аэролодке «Пиранья-4». Управлял ею заместитель директора заповедника Юрий Ведерников, мой однофамилец. Он и родился здесь, в поселке Майск на берегу Баргузина. Юрий — человек таежный, охотник, рыболов, и секретов для него в тайге нет. Его главная задача — охрана заповедника, а угроза здесь исходит не только от браконьеров, но и от самой природы: в последние годы здесь засуха, то и дело вспыхивают сухие грозы и бушуют пожары.

Забайкальский национальный парк, как и Баргузинский заповедник, входит в единую дирекцию «Заповедного Подлеморья». На въезде в парк помимо шлагбаума красуется фотогалерея с лисами, соболями, медведями. Есть там и мои фотографии. Всех этих и других животных, а также большой отряд птиц можно встретить на территории парка. Чтобы рассмотреть их получше, можно вооружиться биноклем или телеобъективом.

У туризма здесь суровое лицо. Николай Пантин — капитан катера «Круиз»

Фото: Александр Ведерников, Коммерсантъ

Вместе с Андреем Разуваевым, сотрудником научного отдела Забайкальского национального парка, и инспектором Юрием Гороховским мы отправились в рейд по учету бурого медведя. Андрей говорит: «У науки есть только два способа учета зверя: визуальный и по следам». Вот эти два способа мы и опробовали. Дело в том, что в начале июня медведи выходят на берег Байкала в поисках еды. И если незаметно подплыть на лодке к берегу, то можно близко их увидеть и сфотографировать. Нам повезло — удалось «застукать» медведя, поедающего нерпу. Ее, видимо, прибило к берегу после таяния льдов. Нас мишка не заметил, солнце било ему в глаза, и он увлеченно ел. В другой раз мы наткнулись на целую медвежью семью, это были мама и трое двухгодовалых медвежат, которые слизывали с камней «байкальского ручейника» икру байкальских бычков. Медведица, завидев нас, поспешила увести свою семью в лесок. Другие медведи были еще осторожнее, убегали подальше от берега, не подпуская лодку на близкое расстояние.

«А то, что боятся, это хорошо,— говорит Андрей Разуваев,— раз рефлекс самосохранения есть, значит, не перестреляют. Ведь даже в заповедных местах главный враг — это человек с ружьем».

Фото и текст: Александр Ведерников


Журнал "Огонёк" от 23.07.2018, стр. 16
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение