Коротко



 

Подробно

Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ   |  купить фото

Принудительная защита

Воронежскому экоактивисту добавили адвоката вопреки желанию

Сегодня в Новоусманском районном суде Воронежской области должно продолжиться рассмотрение уголовного дела экоактивиста Михаила Безменского и казачьего атамана Игоря Житенева, обвиняемых в вымогательстве у Уральской горно-металлургической компании (УГМК) 26 млн руб. за прекращение антиникелевых протестов. Процесс неожиданно пополнился еще одним участником. Судья Дмитрий Сорокин в связи с повторной болезнью адвоката Безменского Владимира Кузьмичева утвердил подсудимому защитника по назначению Ивана Китаева. Против этого решения выступили как господин Безменский, так и сам господин Китаев.


Судья Дмитрий Сорокин 19 июня утвердил Михаилу Безменскому адвоката по назначению в связи со второй за полгода болезнью его адвоката Владимира Кузьмичева. В результате на последнее заседание 25 июня явились оба адвоката. Через полчаса после начала заседания адвокат Игоря Житенева Сергей Бутусов поинтересовался: «Мы коллегу (Ивана Китаева) держим и не определились, кто из защитников должен представлять интересы Безменского и на основании чего. Процесс идет, а с защитниками не решен вопрос». «А чего здесь решать? — удивился господин Сорокин. — У Безменского адвокат по соглашению Владимир Кузьмичев. Вы не отказываетесь от Кузьмичева?» «Я мало того что не отказываюсь, я возражаю против принудительного предоставления мне защитника по назначению», — заявил господин Безменский. В ответ судья напомнил про состояние здоровья адвоката Кузьмичева и сообщил, что «наличие двух адвокатов не нарушает права подсудимого, а, наоборот, ставит его в привилегированное положение».

Но такая позиция встретила у защиты непонимание. «За свою 40-летнюю практику я слышу в первый раз, чтобы при адвокате по соглашению в деле насильно участвовал адвокат по назначению, — удивился Сергей Бутусов. — И даже если суд пойдет на такое нарушение УПК, адвокат будет не подготовлен к данному делу и может только навредить подзащитному». «Председательствующим демонстрируется полное пренебрежение законом. Нигде не сказано, что адвокат не может заболеть. Однако это не основание для того, чтобы назначить защитника, которого не хочет подсудимый», — добавил сам господин Кузьмичев.

Во время заседания Михаил Безменский заявил ходатайство об освобождении адвоката Китаева: «Это нарушает мое право на защиту и тратит бюджетные деньги». Представители прокуратуры и УГМК возражали против удовлетворения ходатайства, и судья отказал подсудимому. Тогда с заявлением выступил сам Иван Китаев: «Существует как минимум три основания для неучастия в деле в соответствии с законом “Об адвокатской деятельности и адвокатуре” и кодексом профессиональной этики. Во-первых, Безменский категорически возражает против того, чтобы я участвовал в этом деле. Во-вторых, в заседании может участвовать его защитник по соглашению. В-третьих, по объективным причинам я не знаком с ходом судебного процесса и могу своими действиями причинить вред подсудимому». «Продолжение защиты — это однозначно дисциплинарное взыскание Китаеву со стороны адвокатской палаты Воронежской области», — добавил господин Бутусов. Но Дмитрий Сорокин и в этот раз не нашел оснований для освобождения адвоката и предоставил господину Китаеву два дня для ознакомления с делом, пригрозив в противном случае представлением в областную адвокатскую палату.

Господин Китаев вчера предпочел подробно не комментировать „Ъ“ ситуацию, отметив лишь, что намерен пока продолжать участие в процессе. По его словам, соответствующую рекомендацию дала адвокатская палата. Михаил Безменский сказал „Ъ“, что видит в назначении «попытку навредить защите в связи с незнанием дела новым адвокатом», охарактеризовав действия судьи как «правовой беспредел».

Напомним, Михаил Безменский вместе с казачьим атаманом Игорем Житеневым обвиняются в вымогательстве у УГМК 26 млн руб. за прекращение антиникелевых протестов в Воронежской области, но вину фигуранты дела не признают. Дело трижды уходило в Новоусманский райсуд, не раз менялась и квалификация обвинения. Первый процесс закончился в конце 2016 года возвратом дела прокурору в связи с «невозможностью постановления приговора» из-за недочетов в материалах дела. Затем судьи еще два раза отказывались рассматривать дело, сославшись на конфликт интересов и недостаточность доказательств. В четвертый раз дело рассматривает судья Дмитрий Сорокин, обычно специализирующийся на гражданских и административных разбирательствах.

Партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов отмечает, что представление суда в адвокатскую палату «не является самостоятельным основанием для инициации дисциплинарного производства»: «Таким основанием является обращение другого адвоката или доверителя, установление адвокатской палатой фактов нарушения закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре” или кодекса профессиональной этики». В то же время суд «не связан доводами подсудимого о том, что он хочет именно защитника по соглашению, поскольку затягивание процесса рассмотрения дела может нарушать права иных участников судопроизводства», и такая позиция соответствует общемировой практике, считает господин Горбунов.

Известный воронежский адвокат Николай Алимкин полагает, что действия судьи «обусловлены исключительно требованием закона о рассмотрении уголовного дела в разумные сроки». «Как правило, подобного рода действия и решения суда имеют место, когда суд приходит к убеждению, что действия участников уголовного судопроизводства направлены на необоснованное затягивание сроков рассмотрения дела, — отмечает господин Алимкин. — Вместе с тем жесткое ограничение защитника по назначению в сроках ознакомления с материалами дела может быть серьезным доводом в случае последующего апелляционного обжалования состоявшегося приговора по мотивам нарушения права на защиту».

Олег Мухин


Комментировать

Наглядно

в регионе

черноземье онлайн

спецпроект

обсуждение