Коротко

Новости

Подробно

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

«Говорить, что автоперевозки забрали все рынки, не совсем корректно»

Глава «Жефко Россия» Валерия Селедкова о санкциях, новых клиентах и майских указах

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

В 2017 году российский автопром, долго пребывавший в кризисе, вернулся к росту. Крупнейший перевозчик автомобилей в России, французская GEFCO (подконтрольна ОАО РЖД), также показывает рост продаж, несмотря на ужесточение санкций. О балансе разных видов перевозок, диверсификации бизнеса и роли в нем геополитики “Ъ” рассказала гендиректор ООО «Жефко Россия» Валерия Селедкова.


— В последние несколько лет условия работы в России сильно изменились, а этой весной санкционный режим резко ужесточился. GEFCO, как европейскому концерну, стало труднее?

— Нет релятивной базы для оценки, легче стало или сложнее. Достижение эффективности стало интереснее. Почему? Потому что, на мой взгляд, логистический рынок в России еще не так развит, как в других странах. У нас низкая база, и нам точно есть, куда расти. Стало интереснее, поскольку мы работаем над эффективностью, и хотя есть холдинги, имеющие все свое, когда встает вопрос об оптимизации издержек, мы становимся более востребованы. Ни сложнее, ни тяжелее — интересно.

— Ощущаете ли вы ухудшение условий работы из-за политических обстоятельств, санкционного режима?

— Мы очень пристально следим за всеми геополитическими событиями на рынке, но сегодня компания работает в штатном режиме, и влияния на нашу деятельность мы не наблюдаем.

— Нет проблем, например, если вы берете груз «Русала», который находится под санкциями?

— Пока мы не почувствовали на себе никаких последствий изменений на геополитической арене.

— Изменилась ли стратегия GEFCO в России?

—Что касается «Жефко Россия», мы в принципе ничего не меняли, с точки зрения стратегии это долгосрочное присутствие с нашими клиентами. Плюс, наша стратегия в диверсификации портфеля. Если вначале автопром играл превалирующую роль, то сегодня мы уходим от него, и на автопром приходятся только 56%. В 2017 году рост продаж составил 31%. Это хороший показатель.

— Какого финансового результата ожидаете в 2018 году?

— Пока сказать сложно. Мы ожидаем прирост к базе 2017 года по продажам на 18%, и в принципе первый квартал показывает, что есть все предпосылки.

— А какой была доля автопрома раньше?

— В 2003 году она превышала 90% с двумя якорными клиентами, сейчас при 56% число якорных клиентов увеличивается.

— За счет каких отраслей растет клиентская база?

— Это и фешен, и промышленные клиенты, и фармацевтика. Мы остаемся лидерами в автопроме, в частности, в перевозке готовых автомобилей. Это одно из сложных логистических направлений, где наша компетенция позволяет нам переходить на других клиентов, в других областях. Потому перевозки готовых автомобилей у нас лидируют, но также мы развиваем наземные перевозки, железнодорожные перевозки, 4PL-логистику, складскую деятельность и так далее.

— В последнее время автотранспорт забирает у железной дороги грузопотоки, в вашем случае тенденция подтверждается?

— Говорить, что автоперевозки забрали все рынки, не совсем корректно. Почему они лидируют? Это время. Но есть успешные примеры, когда мы клиенту, наоборот, предлагали железнодорожные перевозки, прорабатывая транзитное время. И географию нашей страны никто не отменял: есть те участки и те решения, где для клиентов более выгодно воспользоваться железнодорожными перевозками. Нет цели увеличить железнодорожные или автомобильные перевозки, цель — оставаться эффективными.

— ОАО РЖД как акционер вас не подталкивает к тому, чтобы увеличивать объем перевозок грузов конкретно по железной дороге?

— Ни в коем случае. Мы успешно добиваемся синергии во всех проектах, но нет задачи все переключить. Приоритетна эффективная коммерческая составляющая.

— Вообще, комфортно внутри ОАО РЖД?

— В России — да, конечно.

— Есть планы покупки российских активов?

— Россия — это важный стратегический рынок для группы, здесь всегда идет очень активный мониторинг. Прежде всего мы, конечно, компания «asset light», без активов. Однако на российском рынке инвестиционные возможности есть. К тому же, есть различные формы инвестиций, не только приобретение активов: аренда, партнерство того или иного рода и так далее.

— Какие изменения законодательства были бы полезны логистическому бизнесу в РФ?

— Сложно давать рекомендации регулирующим органам. Сегодня часто говорят о big data, искусственных интеллектах, дронах, беспилотных автомобилях — это все очень увлекательно. Но если начать с насущного, было бы здорово, если бы мы начали с повсеместного внедрения электронного документооборота. Думаю, это позволило бы снизить либо элиминировать риски разного рода, начиная с человеческого фактора, и высвободить бесценные ресурсы на разработку инновационных решений.

— Видит ли GEFCO для себя место в реализации новых майских указов президента?

— В контексте одного из пунктов — международная кооперация и экспорт — GEFCO вполне успешно реализует себя, работая совместно со своим основным акционером над новыми логистическими продуктами для клиентов, в том числе автопрома, что укладывается в концепцию развития транспортного коридора Запад—Восток. Также в указе фигурирует задача по достижению определенного объема экспорта несырьевых неэнергетических товаров — мы, как логистический интегратор, также вносим свой вклад, сотрудничая с Российским экспортным центром.

Интервью взяла Наталья Скорлыгина


Комментарии
Профиль пользователя