Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Адвокатов поставили в беззащитную позицию

Олегу Сорокину и его уехавшей из России жене отказано в жалобах на следствие и суд

Коммерсантъ (Н.Новгород) от , стр. 8

Бывший вице-спикер нижегородского заксобрания Олег Сорокин, знакомящийся с материалами своего уголовного дела, пытался обжаловать действия следователя, настаивая, что от него незаконно утаили диски с файлами изъятых на экспертизу компьютеров. Однако выяснить, приносил ли следователь в СИЗО диски и ноутбук, не удалось: защите арестанта было отказано в ходатайствах по этому поводу. Другой судья отказал адвокатам жены господина Сорокина Элады Нагорной, которая еще в марте просила исключить довод следствия о том, что ее семья не собирается возвращаться в Россию. Сторона обвинения считает, что защита господина Сорокина умышленно старается затянуть процесс ознакомления.


Нижегородский райсуд рассмотрел жалобу адвокатов Олега Сорокина на нарушение его прав на защиту. Напомним, бывшего главу Нижнего Новгорода и вице-спикера заксобрания обвиняют в двух тяжких преступлениях: получении взятки и участии в похищении человека в 2004 году под видом «оперативного эксперимента» сотрудников угрозыска. С декабря Олег Сорокин находится в СИЗО.

В своей жалобе адвокат Дмитрий Артемьев просил признать незаконными действия следователя СК, который 25 и 26 апреля при ознакомлении Олега Сорокина с результатами экспертиз намеренно утаил от обвиняемого «оптические носители». Речь шла о прилагаемых к экспертным заключениям CD и DVD-дисках, на которые была записана информация с компьютеров, изъятых в ходе обысков. Олегу Сорокину и его защитникам эти файлы увидеть не удалось, и в суде они обвинили следователя в нарушении прав на защиту.

Следователь Евгений Лагунов все это отрицал. По его версии, адвокаты сами не пожелали ознакомиться с содержимым электронных носителей, подписав протокол об ознакомлении с заключениями экспертиз. Защитники Олега Сорокина заявили, что они подписали этот протокол, не догадываясь об имеющихся приложениях в виде дисков. Встал вопрос, проносил ли следователь в СИЗО сами диски и ноутбук для их чтения, для чего требуется соответствующее разрешение начальника тюрьмы. Двое адвокатов Олега Сорокина заявили, что в апреле присутствовали на ознакомлении, однако не видели у следователя Лагунова никакой оргтехники, и диски он тоже никому не показывал. Следователь настаивал, что часто носит с собой ноутбук, а разрешение получал заранее. Тогда защита Олега Сорокина попросила суд затребовать из СИЗО сведения, получал ли следователь разрешения на то, чтобы пронести оргтехнику, а также обязать его предоставить сами диски. Олег Сорокин, успевший за время своего ареста изучить особенности тюремного документооборота, дополнил ходатайство своих защитников. По видеоконференцсвязи он рассказал, что каждый пронос техники в тюрьму фиксируется в специальном журнале учета, и затребовал выписки из этого журнала. «Я никаких оптических дисков не видел. Необходимо установить, были ли они физически на территории следственного изолятора», — добавил арестант. С тем, что следует в сжатые сроки проверить журналы СИЗО, неожиданно согласилась и прокурор Елена Шкаредная, считающая, что защита умышленно стремится затянуть ознакомление с материалами дела, но просившая защите в целом отказать. Однако судья Анатолий Данилин отказал Олегу Сорокину и его адвокатам во всех ходатайствах и действия следователя признал законными.

Параллельно Нижегородский областной суд рассматривал апелляционную жалобу супруги Олега Сорокина Элады Нагорной: вскоре после ареста мужа в конце 2017 года она вместе с детьми уехала за границу. В феврале аргумент следствия о том, что семья Олега Сорокина не намерена возвращаться в Россию, был использован Нижегородским райсудом в качестве одного из оснований для продления ему срока ареста. По словам адвоката Дмитрия Кравченко, утверждение райсуда относительно нежелания госпожи Нагорной возвращаться домой «абсолютно бездоказательно» и «негативно влияет на ее бизнес, на партнеров». Элада Нагорная попыталась частично обжаловать судебное решение о продлении ареста своему мужу. Она попросила исключить довод в части ее невозврата в Россию как ложное предположение.

Получив в марте ее жалобу, Нижегородский райсуд по телефону связался со следователем. Тот пояснил, что супруга Олега Сорокина по его уголовному делу не проходит и стороной по делу не является. Поэтому суд вообще не стал рассматривать ее жалобу. Адвокат Кравченко заявил, что телефонные консультации между следователем и работниками суда «выглядят очень странно», а райсуд, решивший не рассматривать жалобу на свое же решение о продлении ареста, фактически «присвоил себе полномочия вышестоящего апелляционного суда». «Никто не может быть судьей в своем деле», — цитировал принципы права адвокат. Он попросил отменить решение о возврате апелляционной жалобы Элады Нагорной и все-таки рассмотреть ее по существу надлежащей судебной инстанцией. Однако апелляционный судья отказал защите, тем самым признав обоснованным решение предыдущей инстанции и некоторым образом закрепив неформальный статус «невозвращенца» Элады Нагорной.

В обоих процессах адвокаты пообещали обжаловать судебные отказы.

Роман Кряжев


Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя