Коротко

Новости

Подробно

Фото: Саид Царнаев / РИА Новости

Генпрокуратура даст оценку следователям из Чечни

Комиссия СПЧ раскритиковала ход проверки по заявлению Оюба Титиева о подбросе ему наркотиков

от

Совет при президенте РФ по правам человека (СПЧ) направил в Генпрокуратуру научно-консультационное заключение о работе следователей, проверявших заявление главы чеченского «Мемориала» Оюба Титиева о подбросе сотрудниками полиции ему наркотиков и фальсификации процедуры их изъятия. Члены СПЧ отмечают, что следователи не провели все необходимые действия, чтобы аргументированно сделать вывод о возбуждении или невозбуждении уголовного дела. Генпрокуратуру просят изучить заключение и принять меры прокурорского реагирования.


Дело главы офиса правозащитного центра «Мемориал» в Грозном Оюба Титиева, обвиняемого в хранении наркотиков, члены СПЧ изучили в начале мая. «Дело Оюба Титиева состоит из двух: само дело о наркотиках и заявление о том, что они были подброшены. В уголовное дело мы вмешиваться не можем: скоро будет суд. А вот по заявлению Оюба о подбросе идут отказы, суда не предвидится, и мы можем дать оценку процессуальным действиям»,— пояснил “Ъ” член СПЧ и председатель Комитета против пыток Игорь Каляпин. В итоге комиссия СПЧ по научно-правовой экспертизе, в которую входят кандидаты юридических наук, а также доктор юридических наук экс-судья Конституционного суда РФ Татьяна Морщакова, оценила работу следователей гудермесского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ (СУ СКР) по Чеченской Республике (ЧР) по заявлению Оюба Титиева и подготовила свое заключение.

Напомним, правозащитник был задержан 9 января. В его машине под передним сиденьем был обнаружен сверток с 200 г марихуаны. Оюб Титиев утверждает, что наркотики ему подбросили, а процедуру досмотра и изъятия фальсифицировали. После задержания его доставили в Курчалоевский ОМВД, где правозащитник указал, что изъятие пакета из машины прошло без понятых. Тогда полицейские отправились вместе с ним обратно на трассу, где его машину опять остановили и досмотрели уже с понятыми, после чего снова привезли в ОМВД. В полиции утверждают, что первой остановки, досмотра и доставления в отдел не было.

Комиссия СПЧ увидела в этих событиях составы преступлений, предусмотренных пятью статьями Уголовного кодекса РФ: ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями»), ст. 286 («Превышение должностных полномочий»), ст. 299 («Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела»), ст. 301 («Незаконные задержание, заключение под стражу или содержание под стражей»), ст. 303 («Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности»). Члены комиссии отметили, что следствие было обязано проверить все заявленные правозащитником факты, но в особенности все, что происходило до официального, отраженного в документах факта остановки машины Оюба Титиева — второго, по его словам. Однако следователи ограничились опросом сотрудников полиции, которые сослались на составленный протокол досмотра.

Единственное, что следователи сделали, чтобы проверить доводы Оюба Титиева,— запросили показания видеорегистраторов в Курчалоевском ОМВД, которые, как оказалось, были сданы на две недели в ремонт.

«Таким образом, предмет проводимой процессуальной проверки был искусственно и незаконно сужен следствием в отношении фактических обстоятельств, указанных Титиевым, с намеренным исключением из него обстоятельств, установление которых привело бы к формированию вывода о фальсификации уголовного дела»,— говорится в заключении СПЧ. «При этом наличие сговора между лицами, производившими вторую остановку и инициировавшими действия по документальному оформлению обнаружения пакета, следствием не проверялось»,— добавляют члены комиссии. Они также обратили внимание на нарушение следствием презумпции невиновности Оюба Титиева: в отказе в возбуждении уголовного дела о подбросе наркотиков говорилось, что вина правозащитника подтверждается показаниями свидетелей и материалами дела о хранении наркотиков.

Комиссия СПЧ подчеркнула, что следователь отказался проводить те следственные действия, о которых ходатайствовал в суде адвокат правозащитника и которые суд удовлетворил. Речь идет о получении документации, подтверждающей проблемы с видеорегистраторами, демонтаже оборудования, его транспортировке, приеме и передаче в ремонтную организацию, проведении ремонта, передаче собственнику и оплате проведенных работ. Также адвокат просил выяснить, велась ли в течение двух недель запись с камер видеонаблюдения на иные регистраторы, так как он сомневался, что отдел полиции мог остаться без видеозаписей на такой длительный период. «Следствием не были приняты иные меры для проверки доводов Титиева: получение данных системы ''Поток'', осмотр иных видеокамер, находящихся по маршруту следования (в том числе на прилегающих зданиях), действия по поиску очевидцев рассматриваемых событий, биллинг по номерам мобильных телефонов»,— говорится в заключении СПЧ.

Члены комиссии отметили, что действия следователей противоречат позиции СКР, который требует незамедлительно принимать меры для фиксации следов преступления и иных доказательств. «В данном же случае допущенный временной промежуток и бездействие следственного органа мог привести к утрате значимых сведений: существовавших видеозаписей происшедшего (при обнаружении видеокамер по маршруту следования Титиева), а также к усложненному поиску очевидцев»,— делают вывод эксперты. Впрочем, как сообщил “Ъ” адвокат Оюба Титиева Илья Новиков, ему известно, что на следующий день после задержания правозащитника полицейские ездили по автовладельцам и изымали у них видеозаписи.

В материалах проверки видно, что следователи пытались найти родственников Оюба Титиева, которые не имеют отношения к его заявлению о фальсификации доказательств, что, отметили эксперты, «вызывает опасение ввиду того, что Титиев в своем заявлении указывал, что ему угрожали незаконным возбуждением уголовного дела в отношении его сына».

«Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенные по результатам указанной проверки, являются необоснованными, поскольку выводы следователя не основаны на достаточных сведениях, подтверждающих отсутствие обстоятельств, указанных в заявлении Титиева»,— делают вывод члены комиссии СПЧ. Генпрокуратура, как ожидается, ответит СПЧ в течение 30 дней.

Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела следователь выносил несколько раз, напомнил “Ъ” еще один адвокат правозащитника — Петр Заикин. После чего защита выходила в суд с обжалованием, где выясняла, что руководитель Гудермесского МСО СУ СКР по ЧР отменял это решение об отказе, возвращая материалы следователю. Только 24 мая этого года Старопромысловский районный суд Грозного постановил, что очередное решение следователя об отказе в возбуждении дела против сотрудников полиции является законным.

Что касается основного дела в отношении Оюба Титиева, то следствие по нему завершено, 1 июня обвиняемый и адвокаты завершили ознакомление с материалами дела. Защита заявила ряд ходатайств о сборе дополнительной информации и проведении следственных действий.

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя