Коротко


Подробно

18

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Как попасть в историю

Как в подмосковном Рошале пробуют создавать историческое прошлое на пустом месте

История становится главным рецептом выживания для малых городов. Им воспользовался даже подмосковный Рошаль, которому всего 104 года. Как на пустом месте создают историческое прошлое, изучал «Огонек».


В рошальском городском парке тарахтит бульдозер. По указанию мэра коммунальщики настраивают мегалитический комплекс — этакий маленький стоунхендж.

— Вот сюда волновик передвиньте,— серьезный дедушка в камуфляжной жилетке указывает бульдозеристу на розовый продолговатый валун. Это Дмитрий Барсков, пенсионер, кандидат технических наук, краевед и любитель паранормального. Уже много лет Дмитрий Павлович ищет в здешних лесах и болотах аномальные зоны и камни, которые он считает предметом поклонения древних славян. Каменный круг в парке он строит не абы как, а с помощью теодолита.

— Мы грамотные люди. Замерили положение солнца утром в день летнего солнцестояния, и теперь ориентируем камни на эту точку,— объясняет он.

— Это, наверное, с Пушнино Владимирской области. Там кладбище было, и много таких камней лежит,— говорит бульдозерист.

Рошальцы люди простые и о мегалитических комплексах не слышали. Но теперь-то услышат. По крайней мере, глава города Алексей Артюхин относится к каменным кругам серьезно и даже включил их в официальный отчет «Рошаль курсом президента».

У входа в парк болтают о чем-то двое местных.

— Что там строят, одному только главе известно,— говорит тот, что помоложе.— Планов у него много, но пока он только Ленина похоронил. Сказал, что реставрировать будет, а на самом деле снес и закопал.

Мэр, как ни странно, от обвинений не открещивается.

— Ленина я захоронил, потому что он сломался, когда мы его с постамента снимали,— говорит Алексей Артюхин.

Главе Рошаля слегка за сорок. Он здоровенный, рыжий, румяный, в юности любил подраться и даже за это отсидел. Ситуацию с Ильичом обещает исправить.

— Хорошие каменные ленины стоят дорого. Понятно, что тратить бюджет на такую покупку я не мог. Я, в конце концов, член «Единой России». Обратился в КПРФ, чтобы мне предоставили памятник, но без толку. В итоге мы нашли место, где нам сделали голову Ленина из пластика. Хороший такой получился, лобастый...

В принципе, это рошальская традиция. Перед администрацией стоит голова красного комиссара Рошаля, в честь которого назван город. Чуть поодаль — голова первого советского директора Рошальского химического комбината Афанасия Косякова. Правда, скоро к головам прибавится памятник мамонту. В городе созидается новая, совсем другая история. И мегалиты с мамонтами — это только ее часть. Еще будет Андрей Первозванный, Евпатий Коловрат и новый национальный вид спорта.

Порох и спирт


Мэр Алексей Артюхин уверен, что главное — подобрать городу правильное прошлое

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Городской музей пока закрыли. В новой исторической ситуации его экспозиция не годится, ведь освещает только историю комбината, не охватывая ни первобытных, ни средневековых времен. Что неудивительно, ведь город появился в 1914 году как поселок вокруг порохового завода, поначалу — безымянный. В 1918-м сюда приехали за порохом матросы-балтийцы. И предложили назвать населенный пункт в честь одного из своих кронштадтских предводителей Семена Рошаля, убитого тайной офицерской организацией на Румынском фронте. Все советские годы город поддерживал связь с Кронштадтом.

— Как-то поехали от нас туда делегатами две матерые женщины. Матросы позвали их пить на корабль. Поутру весь экипаж с капитаном в лежку. А наши проснулись, и ничего,— излагает местную легенду местный житель Эдуард.

И тем женщинам было где научиться пить, потому что помимо порохового цеха в городе работал еще и спиртовой. В 1990-х зарплату даже начали выдавать продукцией.

Комбинат был огромным, а город секретным. Сейчас все в прошлом. Большая часть населения ездит работать в Москву — за 150 км. На комбинате действуют только несколько цехов. Тут делают порох, поролон, одноразовые столовые приборы. Остальное лежит в руинах. Комбинат полюбили московские сталкеры — устраивали сюда целые экспедиции. А на золоотвалах выросла огромная несанкционированная свалка.

Отопление, когда-то завязанное на завод, с каждым годом работало все хуже и хуже. А в ноябре 2014 года запустить котельную так и не удалось. В Рошаль приехал разбираться подмосковный губернатор Андрей Воробьев. Главу города снял и назначил местного предпринимателя Артюхина, который не без вливаний из областного бюджета тепло обеспечил. После этого он победил на выборах. И слегка наладив быт, мэр с головой погрузился в грандиозные проекты.

Зам по истории


Впервые за долгие годы мещерские лодки произвели в товарном объеме по заказу рошальской мэрии

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Однажды к Алексею Артюхину привезли американского уличного художника Криса Риггса, левака и вегана. Глава научил его пить водку и закусывать свининой — оказалось, что Крис не ест мяса только из боязни ГМО. Потом американец нарисовал на стене спорткомплекса огромную работу про мир и любовь, искупался в проруби и вроде бы планирует креститься в православие. Есть надежда, что, когда в Рошале возникнет деревня художников (имеются и такие планы), Риггс здесь и поселится. Правда, это не мешает жителям нет-нет да и ляпнуть:

— Вот дурак, стену испачкал.

Но главное, расцвела историческая наука. У мещерских краеведов появилась, наконец, большая перспектива. Дмитрию Барскову помогли собрать экспедицию в аномальную зону Шушмор. Другому краеведу поручили расписать славянскими сюжетами зал в спортивно-культурном центре. А краеведу из соседнего Гусь-Хрустального Николаю Скулову издали книгу, тут же заказали ее перевод на английский язык и разослали переводное издание в 10 мещерских городов.

Молодой и безвестный Рошаль делает все, чтобы стать своего рода центром на Мещерской низменности. Есть даже идея переименовать город в Мещерск — ведь он находится в самом сердце Мещеры.

Из этих краев родом все русские богатыри, считают местные. И Илья Муромец, и Добрыня Никитич, и Евпатий Коловрат. Впрочем, тут жесткая конкуренция. Муромца уже застолбил Муром, Добрыню назначили своим другие мещерские города: Шилово и Касимов, а на Коловрата претендуют то же Шилово и Рязань. Но Рошалю есть что противопоставить, поскольку в лесу, аккурат между Рошалем и Петушками Владимирской области, располагается урочище Убитое поле. Там, считают в городе, рязанский воевода Евпатий Коловрат догнал войско Батыя и принял неравный бой. Позапрошлой зимой память Коловрата увековечили официально — поставили на Убитом поле крест и огромный валун с памятной табличкой.

— Сделали нам все в последний момент. Хоть переноси мероприятие, но нельзя — должны были несколько глав районов приехать, депутаты Госдумы и представители Военно-исторического общества. Крест привезли вообще накануне вечером. И вот ночью в грозу наши ребята-коммунальщики его устанавливали. Я считаю, что они совершили подвиг. Почти как Коловрат,— вспоминает советник мэра Юрий Белоусов.

Юрий — специальный человек, которого мэрия наняла заниматься историческими тайнами. И это один из самых занятых работников администрации. На днях он возил по окрестностям съемочную группу, планирующую снимать тут фильм про Илью Муромца. А сегодня утром только вернулся со съезда мещерских городов из Рязанской области.

В городском парке по указанию мэра коммунальщики настраивают мегалитический комплекс — этакий маленький стоунхендж

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Вообще-то Юрий не историк и не краевед, а спортсмен. Он бывший президент Федерации тайского бокса, заслуженный тренер, а также автор 400 песен в жанре шансон. И в Рошаль попал по спортивной линии. Стараниями Белоусова в одном из муниципальных спортзалов установили специальную клетку для боев без правил, и город теперь принимает международные турниры. Но, попав в Рошаль, Юрий начал заниматься тем, о чем никогда не думал.

— С краеведами общаюсь, книгу написал про Евпатия Коловрата,— объясняет советник.— В чем прелесть главы Алексея Владимировича? Он приветствует, когда люди докапываются до всего, минуя научные запреты.

На Юрии фирменная городская футболка: чернобородый накачанный мужик яростно гребет на лодке-долбленке, украшенной гербом города Рошаль. Можно подумать, что это Евпатий Коловрат, но на самом деле имеется в виду апостол Андрей. Местные верят, что он здесь проходил, когда крестил славян, и даже поставил свой крест. Поэтому, мол, место на котором построили Рошаль, издавна называли Крестов брод.

Официальное научное объяснение скучнее. Дно у здешней речки песчаное, подвижное. Брод намывало то в одном месте, то в другом. И его обычно помечали крестом на берегу. Но от апостола развитию города куда больше пользы, чем от какого-то брода.

С лодкой-долбленкой, на которой святой плывет, история особая. В городе Рошале отродясь ни одной такой не было, а теперь их сразу шесть. Плавсредства сложены рядком на внутреннем дворе гаража коммунальной техники. В мещерских деревнях такие лодки действительно строили до самого недавнего времени. Пока удалось найти трех живых мастеров-лодочников, и один из них тут же получил заказ мэрии на семь лодок, по 30 тысяч рублей за каждую. Седьмую потом подарили в Калининградский музей моря, тем самым застолбив долбленки за Рошалем.

На день города в 2017 году местные жители, которые еще недавно не знали о том, что у них есть такой национальный вид спорта, впервые соревновались в гребле на городском озере.

— Эти гонки мы хотим признать объектом нематериального культурного наследия ЮНЕСКО,— объясняет Юрий Белоусов.

В этом году на Ивана Купалу в Рошаль должны были приехать четыре сильнейших гребца традиционных лодок со всего мира. Замыслено это было как первый шаг к мировому признанию. Но в последний момент проводить мероприятие на Купалу запретили, потому что вся местная полиция в Москве на усилении из-за чемпионата мира.

Сердце Мещеры


Работа ведется с помощью бульдозера

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

На родине Евпатия Коловрата в городе Шилово только что закончился второй круглый стол мещерских городов. С участием епископа и глав нескольких районов. Там делегатам показывали первую, рязанскую часть будущего туристического маршрута «Изумрудное кольцо Мещеры», придуманного, естественно, в Рошале.

Если более древние города возьмут на себя историко-культурную часть, то тут сделают упор на курортную составляющую. Сейчас в Рошале уже проектируют аквапарк в виде древнерусской крепости.

И это только первая ласточка будущего курорта «Крестов брод» — «федерального туристического центра дохристианской истории Руси», как гордо написано в проекте. В планах — грязелечебница на основе мещерского торфа. И лечение бобровой струей. Уже сейчас гостям города дарят баночки с этой целебной жидкостью, пакет иван-чая, а также большую матрешку в виде Евпатия Коловрата.

Еще на месте бывшего подсобного хозяйства химкомбината собираются построить горнолыжный склон и выкопать семь искусственных озер. А центром курорта станет церковь с музеем в цокольном этаже.

— Нам для церкви должны доставить из Италии мощи апостола Андрея, Божьего человека Алексея и Николая Угодника. А также частицу Креста Господня. И знаете, все чисто случайно получилось. Звонит человек, с которым в институте учились, он сейчас в Италии строительством занимается. Говорит: «Ты вроде мэр, тебе мощи не нужны?» Конечно нужны, говорю,— рассказывает мэр.

В небе над болотом


Горожане постепенно привыкают к тому, что гонки на лодках-долбленках, оказывается, их исконный национальный вид спорта

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

После мусорных протестов в декабре 2017 года в Рошале спешно одобрили строительство большого мусороперерабатывающего завода, который будет обслуживать эту часть области. Он займет часть комбината. Предполагается, что это будет самое современное производство, полностью безопасное.

Местные в мусор верят, в высокие технологии переработки — не очень, а вот в курорт не верят совсем. В остальном мнения расходятся. Одни упирают на то, что мэр много обещает, но делает совсем не то. Другие отвечают, что хоть что-то делает.

— Он нам уже колесо обозрения обещал, а построил детскую площадку. Обещал вагоноремонтный завод, а теперь строит мусорный,— говорят одни.

— Зато он кладбище в божеский вид привел и озеро благоустроил,— отвечают другие.

А пока жители спорят, Алексей Артюхин зажегся воздухоплаванием. Он уже обзавелся монгольфьером, для которого сейчас шьют новую красивую оболочку с гербом города. Еще у муниципалитета есть гондола для дирижабля. В планах — экскурсии над мещерскими болотами.

И это символично, поскольку главная проблема тут транспортная. Соседние мещерские города, тот же Гусь-Хрустальный, хоть и близко, а дороги к нему нет. Только грунтовка, по которой не всегда проедешь даже на внедорожнике. Это, конечно, тормозит развитие туризма. Но дирижабль решит все проблемы.

Никита Аронов


Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение