Коротко


Подробно

Фото: Сергей Васильев / Коммерсантъ   |  купить фото

Статистика вышла за пределы погрешности

Росстат неожиданно выяснил, что промышленной стагнации в 2017 году не было

Промышленная статистика Росстата за 2018 год утратила надежность. В результате ее последнего пересчета за 2016–2018 годы годовые темпы роста в секторе заметно ускорились: с 1% до 2,1% в 2017 году и с 1,9% до 2,8% за первый квартал 2018 года. Статистики объясняют изменения актуализацией данных компаний и малого бизнеса после перехода на новые классификаторы. Пересмотр данных о промпроизводстве практически гарантированно приведет и к повышению оценочных темпов роста ВВП в 2016–2018 годах. Впрочем, при таком масштабе пересмотра цифр утверждать что-то о динамике промпроизводства за месяц или даже за квартал по текущим оценкам Росстата для отдельных отраслей, видимо, в ближайшие месяцы вообще не имеет смысла.


Вчера вместе со сверхпозитивными данными о годовом росте промпроизводства на 3,7% в мае 2018 года Росстат разослал сообщение об очередном и существенным пересмотре данных динамики выпуска в 2016–2018 годах. Показатель за 2016 год пока не опубликован, но в 2017 году он повышен с 1% до 2,1%, в первом квартале 2018 года — с 1,9% до 2,8%, а в апреле — с 1,3% до 3,9% по предыдущей оценке. В подробном пояснении пересчета статведомство называет три причины произошедшего. Первая — поступление «от респондентов в течение 2017–2018 годов изменений данных о производстве продукции и объеме выполненных работ и услуг», так как предыдущие данные — «оценочные». «Многолетняя практика показывает, что респонденты больше "пессимисты", чем "оптимисты", и чаще оперативно ими предоставляются заниженные данные о производстве»,— говорится в комментарии. Вторая причина — «появление более актуальных данных о производстве в малом бизнесе», что происходит раз в пять лет.

Третья — уточнение данных компаний при переходе с 2017 года на новые классификаторы ОКВЭД2 и ОКПД2 — в результате этого в промышленной статистике началась такая путаница, что Росстат лишился независимости и был переподчинен Минэкономики. «В течение 2017 года и до настоящего момента имеют место случаи переопределения производителями выпускаемой продукции в соответствии с новыми версиями классификаторов, что приводит к необходимости внесения изменений в динамические ряды данных 2016–2018 годов…» — сетуют статистики.

Часть экономистов уточненная Росстатом статистика не удивляет. В ЦМАКП и Лаборатории исследования проблем инфляции и экономического роста ВШЭ весь 2017 год, корректируя вручную исходные данные службы по отдельным видам продукции, находили в них сильные колебания, которые нельзя было объяснить реальными процессами, и доказывали, что промышленность растет заметно быстрее, чем показывает Росстат. «С переходом на новые классификаторы в 2017 году качество исходных данных стало просто отвратительным»,— говорит руководитель лаборатории ВШЭ Владимир Бессонов. Владимир Сальников из ЦМАКП рассказывает, что писал в администрацию президента и Минпромторг о том, что промышленный рост на самом деле может быть значительно больше. В результате новые данные Росстата с первого квартала 2017 года заметно опережают динамику, обнаруженную аналитиками ЦМАКП и ВШЭ (см. график).

При этом опросы промышленности и в 2017 году, и сейчас не показывают заметного роста промпроизводства, указывая скорее на «положительную стагнацию». «Не знаю, как можно верить Росстату после того, как они устраивают такие задачи своим пользователям. Такие пересмотры превосходят все разумные пределы»,— говорит Сергей Цухло, занимающийся конъюнктурными опросами промышленности в ИЭП им. Егора Гайдара. Валерий Миронов из Центра развития ВШЭ говорит, что «такая статистика заставляет больше ориентироваться на опросы и доверять им».

Новые оценки статистиков позволяют предположить, что основным источником бурного годового роста в 2017–2018 годах оказалась обработка (с учетом сезонности даже обновленные данные свидетельствуют о прежних 0,5% прироста в месяц в мае). Но до осени выводы о внутриотраслевой динамике будет сделать практически невозможно. Впрочем, уже можно гарантировать, что данные о ВВП в 2016–2018 годах будут увеличены после пересмотра темпов промпроизводства: его доля в добавленной стоимости — порядка трети. Валерий Миронов считает, что в 2017 году рост экономики может быть пересмотрен до 1,8% (с 1,5%). В 2018 же году можно ожидать и большего пересмотра: уже в январе—мае промышленность выросла на 3,5% — против годовых ожиданий Минэкономики в 1,7%. Этому будет способствовать «эффект ложного спроса», вызванный ростом цен производителей, считает господин Миронов. Но эта история ни к качеству, ни к продолжительности роста экономики отношения не имеет.

Алексей Шаповалов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение