Коротко

Новости

Подробно

Можно ли спасти ядерную сделку с Ираном?

Александр Марьясов, бывший посол РФ в Иране (2001–2005)

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В конце минувшей недели заместитель главы МИДа Сергей Рябков объявил, что представители РФ в ближайшее время проведут переговоры со странами, остающимися приверженными иранской ядерной сделке. Удастся ли ее спасти? С полной уверенностью ответить на этот вопрос сегодня, пожалуй, никто не возьмется. Слишком много факторов могут повлиять на судьбу Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной проблемы, из которого 8 мая вышли США.

Будет ли президент США Дональд Трамп последователен в реализации объявленных им «беспрецедентно жестких» санкций против Ирана, а также вторичных санкций против европейских стран, чьи компании продолжат сотрудничество с Тегераном? Хватит ли европейским участникам сделки политической воли и юридических инструментов противостоять американскому давлению? Достанет ли Тегерану стратегической выдержки и хладнокровия не спровоцировать Вашингтон и Тель-Авив на силовую конфронтацию? Если «евротройка» в лице Англии, Франции и Германии поддастся американскому давлению, то смогут ли Китай, Россия и другие страны заменить европейцев в торгово-экономических связях в достаточной степени, чтобы предотвратить выход Ирана из СВПД и опасную эскалацию его ядерной деятельности?

Сегодня мы наблюдаем резкое усиление взаимных обвинений и враждебной риторики между Вашингтоном и Тегераном. Обнародованные госсекретарем США Майком Помпео 12 пунктов новой американский стратегии в отношении Ирана с ключевыми требованиями приостановить всю ядерную деятельность, обеспечить неограниченный доступ к военным объектам, отказаться от развития ракетной программы и прекратить «дестабилизирующую деятельность» в регионе иначе чем ультиматумом назвать нельзя. Понятно, что Тегеран сразу же отверг эти требования и выдвинул свои, не менее жесткие условия сохранения ядерной сделки. Ключевым из этих условий является гарантия закупок иранской нефти странами ЕС в нынешних объемах. Причем они обращены непосредственно европейским странам, поскольку Иран, по словам его верховного руководителя аятоллы Али Хаменеи, считает США «не заслуживающей доверия и недоговороспособной» стороной. Кроме того, Али Хаменеи дал указание Организации по атомной энергии Ирана готовиться к наращиванию мощностей по обогащению урана и переработке плутония. Этим Тегеран дает понять, что он выйдет из СВПД и вернется к развитию своей ядерной программы, если его интересы не будут обеспечены.

Как следует из презентованной Майком Помпео новой американской стратегии в отношении Ирана, США полагают, что введение жестких санкций и усиление политико-экономического давления на исламскую республику приведут к серьезному обострению ее внутренних социально-экономических проблем и вынудят иранские власти сесть за стол переговоров на американских условиях. А если этого не случится, то под напором усиливающихся протестных выступлений населения в стране рано или поздно произойдет смена режима. Все это говорит о том, что нынешняя администрация США плохо знает или не принимает в расчет менталитет и психологию иранцев, реалии иранской действительности.

Исламская Республика Иран (ИРИ) в течение всей своей почти 40-летней истории не раз сталкивалась с серьезными внешними угрозами, которые лишь сплачивали иранцев. Что касается смены режима, то сегодня и в обозримом будущем такая возможность практически исключена. В Иране нет революционной ситуации. Наиболее активная и многочисленная часть населения — молодежь — не готова, как это было 40 лет назад, к радикальным действиям. В стране нет сильной и организованной оппозиции. Властные и правоохранительные структуры контролируют ситуацию и пресекают любые проявления инакомыслия. Находящаяся в изгнании некогда сильная и влиятельная леворадикальная Организация моджахедов иранского народа скомпрометировала себя поддержкой Саддама Хусейна в ирано-иракской войне и терактами против иранских официальных лиц. Проживающие в Иране этнические меньшинства в целом находят общий язык с центральной властью и не горят желанием вступать в конфронтацию с силовыми структурами ИРИ, особенно с Корпусом стражей исламской революции.

Следует отметить, что власти ИРИ, включая верховного руководителя Али Хаменеи, понимают важность сохранения СВПД даже без участия США. Поэтому, несмотря на антиамериканскую и антизападную риторику и выдвигаемые угрозы и ультиматумы, Тегеран продолжает придерживаться своих обязательств по венским договоренностям 2015 года и ведет активные переговоры с остальными участниками ядерной сделки с целью выработки механизмов и способов минимизировать последствия вводимых США в скором времени санкций и сохранить хотя бы минимально приемлемые для Тегерана условия и торгово-экономические бонусы, которые оправдывали бы сохранение его участия в СВПД.

При этом Иран надеется, что на этот раз ЕС будет более решительно отстаивать свои торгово-экономические и геополитические интересы в Иране в условиях усиления трансатлантических противоречий и фактически начинающейся торговой войны между США и странами ЕС. Немалые надежды на сохранение СВПД Иран возлагает также на Китай и Россию, полагая, что независимая внешняя политика и укрепляющийся экономический потенциал этих стран будет способствовать выживанию ядерной сделки как важнейшего достижения политики ядерного нераспространения и фактора укрепления региональной стабильности.

Комментарии
Профиль пользователя