Коротко


Подробно

Фото: Григорий Собченко / Коммерсантъ   |  купить фото

Действующее лицо

Леонид Ганкин о месте России в корейском урегулировании

Вплоть до последних дней поговаривали, что 11 июня на пути из Китая президент России Владимир Путин примет во Владивостоке лидера КНДР Ким Чен Ына. Конечно, выглядело бы это красиво: Ким-младший приехал за советом и поддержкой перед встречей в Сингапуре с не очень доброжелательным и непредсказуемым собеседником. Тем самым Москва продемонстрировала бы всему миру, что ни одна серьезная мировая проблема не может быть решена без участия России.

Не берусь судить, обсуждалась ли где-то в верхах возможность встречи во Владивостоке, но ее значимость и целесообразность как для российской, так и для северокорейской стороны не ограничивались бы желанием утереть кому-то нос. Потому что, как ни крути, Москва оказалась одним из действующих лиц в большой игре, кульминацией которой на данном отрезке времени стал Сингапур.

Итак, главные действующие лица и исполнители. Президент США Дональд Трамп. Он хочет решить северокорейскую ядерную проблему и записать на свой счет первое крупное достижение, которое существенно укрепит его позиции внутри и за пределами США.

Как развивались ядерная и ракетная программы КНДР

Читать далее

Лидер КНДР Ким Чен Ын. Он неожиданно оказался большим прагматиком, готовым на многое, лишь бы с его страны сняли санкции, что позволило бы ему хоть чуть-чуть подкормить народ и начать развивать экономику.

Но, как утверждают знающие люди, Ким-младший страшно боится, что американцы его обманут, ведь они уже не раз показали, что умеют это делать. Глава КНДР не хочет разоружаться «по ливийскому сценарию», как предлагает советник по национальной безопасности президента США Джон Болтон: всем известно, чем это кончилось для Ливии и ее лидера Муаммара Каддафи. Иранский пример тоже не особенно вдохновляет — он демонстрирует, что Вашингтон в любой момент может отказаться от своих обязательств.

И все же Ким Чен Ын, хотя и осторожно, но идет на сделку с США — потому что выхода у него нет и потому что надеется на поддержку двух других действующих лиц — Си Цзиньпина и Владимира Путина. По его замыслу, постоянные члены Совета Безопасности ООН Россия и Китай должны оценивать ход переговоров с США, следить за тем, чтобы интересы КНДР не были ущемлены, и быть гарантами достигнутых договоренностей.

Со своей стороны, Москва (как и Пекин, но речь сейчас не о нем) рассчитывает не только на политические дивиденды от участия в корейском урегулировании, но и готовится извлечь из него экономические выгоды. В частности, давно обсуждаются планы строительства железной дороги из южнокорейского порта Пусан, которая проходила бы через территорию Северной Кореи и соединялась бы с Транссибом. Новый сухопутный транспортный коридор позволил бы товарам из Южной Кореи попадать в Европу за 12 дней и на 30% повысил бы загрузку российских железных дорог. Деньги за транзит не были бы лишними и для Северной Кореи. Имеются также планы прокладки примерно по тому же маршруту газо- и нефтепроводов из Сибири в Южную Корею. Заинтересованными снова оказываются все вовлеченные стороны.

В общем, несмотря на то что встречи во Владивостоке 11 июня не было, Москве и Пхеньяну есть о чем поговорить. Как сообщил на днях спикер Госдумы Вячеслав Володин, Ким Чен Ын может встретиться с Владимиром Путиным в сентябре в том же Владивостоке, на полях Восточного экономического форума. Хотя, говорят, лидер КНДР предпочел бы не приурочивать свой приезд к форуму, а прибыть в Россию с полноценным визитом. Причем еще до того, как состоится его возможный визит в Вашингтон.

Леонид Ганкин, заведующий отделом внешней политики


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение