Коротко


Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

Денежный дождь в петербургском стиле

Финансовый рынок пришел к новой стабильности во флегматичном настроении

Состояние, в котором финансовый сектор страны пришел к ситуации новой стабильности, стало главной темой обсуждения Международного финансового конгресса (МФК) в Санкт-Петербурге. Главные обсуждаемые идеи: длинные деньги стали важнее дешевых, в финансовом секторе единственная развитая часть — это банки, высокая доля государства на рынке — результат неудачного стечения обстоятельств. ЦБ, в свою очередь, представил на МФК работу Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, согласно которой развитие финансового сектора сейчас заведомо не угрожает стабильности экономики, а среднесрочным приоритетом регулятора должно стать развитие страхования.


МФК, проводимый Банком России и фондом «Росконгресс» в Санкт-Петербурге 6–8 июня,— крупнейший специализированный форум для финансового и банковского сектора. В 2018 году основная его тема — ревизия текущего состояния сектора, от которого ожидают вклада в ускорение темпов роста ВВП, застывших на низком уровне после макростабилизации 2014–2017 годов. Адаптация сектора к низкой инфляции и плавающему курсу, по оценкам ЦБ, завершается, несмотря на то что инфляционные ожидания потребителей еще волатильны. Глава Банка России Эльвира Набиуллина на одной из панельных сессий МФК открыто заявила о том, что поведение значительной части населения по-прежнему соответствует высоким уровням инфляции — в частности, инфляционные ожидания по апрельским измерениям выросли вслед за всплеском цен на топливо при стабильном уровне годовой инфляции.

Оценки представителей иностранных центробанков предполагаемого срока «заякоривания» ожиданий по инфляции на МФК начинаются от десяти лет — в этом смысле ЦБ лишь в начале пути. Впрочем, представленные на форуме данные ЦБ о стабильности относительных цен по многим группам позволяют предполагать, что этот период в РФ может быть короче.

Оценка ЦБ состояния финрынка при новой стабильности: в развитии отстают, по словам госпожи Набиуллиной, «все сектора, кроме банковского кредитования».

При этом она цитировала представленную на МФК Олегом Солнцевым работу Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (вчера работа опубликована в серии исследований Банка России), в которой исследовалась актуальность существующей в развитых странах проблемы «too much finance» («слишком много финансов» — ограничения на динамику ВВП и инфляции опережающего развития финансового сектора) для России, предполагаемые траектории развития сегментов финсектора до 2035 года и возможные приоритеты ЦБ как мегарегулятора при максимизации динамики ВВП и минимизации волатильности роста, инфляции и банковских кризисов.

Работа предполагает, что до состояния «слишком много финансов» (сверхразвитие кредита, фондового, страхового, пенсионного рынков, внешних заимствований, пенсионных накоплений) финрынку России далеко.

Кредитный рынок действительно более развит, чем все остальные. Оптимальная с точки зрения максимизации роста ВВП (на уровне 5%) глубина кредита — порядка 85% ВВП (сейчас около 60%), и ближайшая точка, за которой увеличение глубины кредита может повышать длительность системных банковских кризисов,— 75% ВВП. Для остальных секторов анализ показал, что возможное влияние их развития на уровни инфляции, кризисы банков и волатильность роста до 2035 года вряд ли будет заметным. При этом в работе предпринимается попытка (с оговорками — взаимные влияния развития секторов друг на друга не учитывались) определить максимально эффективную стратегию ЦБ как регулятора в стимулировании развития секторов: главным приоритетом должно стать развитие страхового рынка, в несколько меньшей степени — пенсионных накоплений, в группе приоритетов второго уровня также корпоративные облигации, внешние займы нефинансового сектора и банковские кредиты, ограниченный приоритет — рост капитализации фондового рынка.

В самом банковском секторе главной проблемой, обсуждаемой на МФК, является огосударствление сектора в ходе его «расчистки» ЦБ и доминирование Сбербанка. Впрочем, здесь достаточно неожиданным был комментарий главы ВТБ Андрея Костина, который вполне резонно заявил о том, что текущая высокая доля государства на рынке — это во многом вынужденная мера, связанная с кризисами, хотя он также признал и экспансию на рынок госкомпаний. Глава Юникредит-банка Михаил Алексеев представил фактическое подтверждение этого тезиса, значение которого сложно переоценить: за вычетом Сбербанка средний возврат на капитал в госбанках в последние годы — 3% годовых, в частных банках — 14%.

Крупные корпоративные клиенты финсистемы, выступавшие на МФК, подтверждают изменение ситуации в связи с новой стабильностью: в нефинансовом секторе менее важны дешевые деньги, важнее стала возможность финансировать длинные бизнес-модели. Об этом, в частности, говорили главы «Газпромнефти» Александр Дюков и СИБУРа Дмитрий Конов — для части их проектов ставки «вообще нерелевантны». А по словам Эльвиры Набиуллиной, сейчас банки выбирают проекты с большей рентабельностью для кредитования. Отметим, это среднесрочный тренд: глава ЦБ на МФК в связи с нормализацией денежно-кредитной политики в США и ожидаемой нормализацией ее в ЕС уже сообщала рынку о возможности ЦБ не повышать ключевую ставку. То есть, как и ожидал “Ъ”, летом 2018 года переход к нейтральной ДКП вполне может происходить и без снижения этого ориентира — если мировые ставки будут расти несколько быстрее прогнозов.

Дмитрий Бутрин


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение