Коротко


Подробно

8

Фото: Andrea Pisapia for Zegna

Четко артикулированная уникальность

Елена Стафьева о выставке «Uomini all’italiana 1968»

Zegna показывает, как сделать выставку про свою историю так, чтобы эта история выглядела как дизайнерский мудборд, то есть современно, круто и очень модно


Над исторической мануфактурой Zegna в Триверо развеваются бело-голубые и бело-зеленые полосатые флаги, придуманные и расставленные Даниэлем Бюреном по периметру всей крыши; из-за них издалека, пока поднимаешься по пьемонтскому серпантину, мануфактура выглядит как замок в центре старого города, с узкой длинной трубой вместо шпиля. Собственно, примерно так оно и есть на самом деле: вся жизнь Триверо вращается вокруг мануфактуры Zegna с 1910 года, когда Эрменеджильдо Зенья открыл ее и стал производить на ней шерстяные ткани. Они до сих пор там и ткутся — та самая высококлассная костюмная шерсть Zegna, которую покупают у них классические мужские люксовые бренды первого ряда и из которой Zegna сами шьют собственную одежду. Все на своих местах: красивый неоклассический фамильный дом семьи Зенья, еще более красивая на современный взгляд, а тогда бывшая ординарной промышленная архитектура фабрики начала XX века и летний дом и сад в окружении гор Пьемонта. В горах все и дело, вернее, в той воде, которая тут течет,— ее минеральный состав идеален для производства шерстяных тканей, более того, вода и есть ключевой элемент в этом производстве. Ну а так, конечно, как говорит Анна Зенья, президент Fondazione Zegna и внучка Эрменеджильдо Зенья, показывая нам выставку,— «Мой дед считал, чтобы делать красивые вещи, нужно жить в окружении красоты». И тут, что называется, не поспоришь.

Но если ткани Zegna производит больше ста лет, то одежду pret-a-porter 50 лет — только или уже. В любом случае за это время они выстроили один из ключевых мировых мужских брендов этого самого pret-a-porter. Чему и посвящена выставка «Uomini All’Italiana 1968» — какая идея стояла за брендом, как складывалась его эстетика, как она была связана с феноменальным итальянским дизайном 1960-х, как в то время формировался концепт «итальянскости» и миф об «итальянском стиле». Музей находится рядом с фабрикой, это один комплекс, и выставка занимает только одну его часть, другую же составляет постоянная экспозиция, посвященная истории Zegna — семьи, фабрики тканей, бренда одежды. Сделать такой музей, не превратив его ни в краеведческий, ни в мемориальную квартиру — это уже достижение. Но вписать туда отдельную выставку, посвященную истории одежды Zegna, стилистически не повторяясь и не диссонируя,— достижение вдвойне.

Каждая люксовая компания такого уровня рассказывает о своей уникальности — это вообще главная идея, стоящая за роскошью,— но не каждая умеет эту уникальность ясно артикулировать. Выставка «Uomini All’Italiana 1968», собственно, и есть такая артикуляция. В первом же зале на открытом подиуме стоят три манекена в трех классических серых костюмах, и за ними надпись: Prendere le misure. Это то, с чего начиналась Zegna как бренд одежды — с идеи Альдо и Анжело Зеньи делать готовую одежду по принципам одежды на заказ. При этом индивидуальные физические и стилистические особенности систематизировалась и сводились к основным силуэтам — этим самым трем костюмам: GR22 (узкий приталенный силуэт, прямое, достаточно узкое плечо, приподнятый окат, вытянутые острые лацканы — итальянский модник), GR33 (более мягкое плечо, лацканы ровнее, силуэт свободнее — респектабельный итальянский буржуа) и GR44 (прямое твердое плечо, лацканы без всякой остроты, приталенности почти нет — этот силуэт, говорит Анна, был особенно популярен в Германии). Рядом в витрине выставлена книжечка с подзаголовком Metro Strutturale и заголовком aR15 — тогдашняя любовь к аббревиатурам и структуралистский футуризм,— где в виде рисунков-схем собраны все главные дефекты мужского костюма и способы их устранения. Очень выразительный в контексте конца 1960-х и начала 1970-х подход, процветавший в итальянском промышленном дизайне, который Zegna применили к своим костюмам, выстраивая большой бренд и встраивая его в традиции итальянской сартории, шитья по меркам. При этом создатели марки самым живым образом транслировали итальянский стиль в мир: уже в 1980 году открылся первый бутик Zegna в Париже, а в 1991-м — в Пекине.

Про сарторию тут есть отдельный зал — Zegna всегда, с самого начала, с производства тканей была самым непосредственным образом связана с ремесленными традициями. Их держали в уме и когда начинали производство готовой одежды, и когда потом к ней добавляли одежду bespoke, и когда задумывали линию Zegna Couture, и даже когда накануне пресс-показа выставки в Триверо в миланском бутике устраивали большую презентацию коллекции объектов Pelle Tessuta — футляры, чехлы, набор для игры в шашки, бумажник,— сделанной по мотивам традиционных ткацких техник креативным директором Zegna Алессандро Сартори.

Ужасно красиво выглядит все, что связано с технической стороной производства костюма: отдельная секция посвящена выкройкам, и они похожи на объекты искусства, другая — тканям. Листать толстенные альбомы с образцами тканей Zegna, трогать винтажные рулоны шерсти можно буквально бесконечно — старые шерстяные ткани тяжелее, их поверхность дает совершенно другие тактильные ощущения.

Особая ценность таких выставок в том, что бренд, который давно знаешь и любишь, непременно чем-то удивляет. Zegna, делавшая ткани для формального мужского костюма, оказывается, в 1966 году сотрудничала с Emilio Pucci и сделала ткани для первой мужской коллекции Pucci — те самые, с фирменными пуччиевскими психоделическими пятнами и разводами в фирменных психоделических же цветах. Такой пиджак тут и показывают — рядом с фотографией четы Зенья, маркиза Пуччи и пр. на фоне полномасштабного макета спутника. Серебряное металлизированное платье синьоры Зеньи и черный костюм синьора Зеньи с этой фотографии можно увидеть прямо здесь же. И это, конечно, довольно изящное и эффектное напоминания о том, что Zegna была и до сих пор остается семейной компанией, одной из немногих в современном люксовом мире.

Последний зал посвящен итальянскому стилю 1960-х — и это одна большая инсталляция из разных предметов дизайна, не связанных напрямую с Zegna: детская машинка, музыкальная система, светильник и так далее. Одежда и винтажные постеры Zegna по периметру в качестве фона выглядят здесь совершенно органично. Весь зал, вся инсталляция смотрятся так, как будто бы это ателье арт-директора какого-нибудь суперхайпового фэшн-бренда, настолько актуально все это для современной моды.

Zegna как марка готовой одежды начиналась 50 лет назад параллельно с запуском корпоративного, как сейчас сказали бы, журнала TOP, в котором лукбуки коллекции Zegna были рядом с фэшн-съемками, новыми машинами и культурологическими эссе. Работали там не последние люди в истории итальянской моды — знаменитый стилист и фэшн-журналист Анна Пьяджи, ее коллега и подруга Анна Рива, журналист и редактор Кристина Бриджидини. Они превратили TOP в настоящий концептуальный журнал про культуру, моду и итальянский стиль, а Zegna на его страницах выступала частью того и другого, буквально их проводником в большом мире. И не просто выступала — такой она и была по сути. Такой, собственно, и осталась. Чтобы убедиться в этом, можно не только прийти в любой бутик Zegna по всему миру, но и приехать в Триверо до 28 октября и посмотреть выставку «Uomini all’italiana 1968». Большой мир и маленький город в Пьемонте, люксовая индустрия и одна итальянская семья, глобализм и локальность — там все как надо.

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 15.06.2018, стр. 35
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение