Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

«Не думаю, что будет проблема со сбором и поиском денег»

Константин Хабенский о запуске блокчейн-платформы

О том, как создатели платформы Cinematix планируют привлекать деньги на кино, “Ъ” рассказал ее соучредитель Константин Хабенский.


— Как получилось, что вы занялись блокчейн-проектом?

— Мне интересно, что это за новый мир. Идея проекта Ильи Зибарева, финансиста и попечителя Фонда Хабенского, с которым мы давно дружим. Он зашел в эту историю и предложил мне участвовать по моим знаниям, таланту и вкусу. Мне это показалось новаторским шагом в российской системе помощи кинематографу.

— В чем заключается ваше участие?

— Я отвечаю за творческую составляющую и людей, чтобы случайных людей в проекте не было. Многие талантливые люди, чьи фамилии уже известны или, может, еще не завоевали популярность, хотят и могут участвовать в создании кино.

— То есть вы отбираете фильмы для платформы?

— Скорее я помогаю их собирать, потому что есть сценарный и режиссерский дефицит и интерес к открытию новых лиц.

— Есть ли еще консультанты?

— Мы рассказывали об этом проекте продюсерам, которых я давно знаю,— Федору Бондарчуку, Сергею Мелькумову, Александру Роднянскому. Им понравилась эта идея, и некоторые из них тоже думают в этом направлении, как нам известно. Важно, чтобы у нас получилась платформа, которая призывает к сотрудничеству существующие государственные фонды и частных инвесторов.

— Федор Бондарчук запускает свою блокчейн-платформу, которая на первый взгляд выглядит абсолютно аналогичным проектом. Чем вы отличаетесь?

— Мы с Федором консультировались около месяца назад, и он сказал, что ему это интересно и он тоже думает о фандрайзинге в кино, только крипто-направления там не было. Я прочитал о его проекте в новостях, и насколько понял, различие у нас в том, что мы собираемся делать платформу, ориентированную не только на российский рынок. Кроме того, наш проект сильнее проработан со стороны блокчейн-части, потому что мы сотрудничаем с лидерами ICO-индустрии в мире.

Мы стали первыми людьми, которые предложили идею о кино мировой блокчейн-индустрии, и мы встретили там очень большой интерес и энтузиазм. Здорово, что эта идея пришла туда из России. Впервые Cinematix был представлен в мае на мировой блокчейн-конференции Consensus в Нью-Йорке. Алекс Тапскотт, известнейший эксперт блокчейн-индустрии, дал проекту высокую оценку. В состав нашей команды вошел Николай Евдокимов — блокчейн-эксперт с мировым именем. Иными словами, мы международный проект, который знает, зачем ему нужен блочкейн и как его делать.

— Почему для краудфандинга кино понадобился блокчейн, в чем смысл применения именно этой технологии?

— Блокчейн позволяет повысить уровень прозрачности операций очень существенно. Не какой-то дядя решает, заплатить или нет (инвестору фильма.— “Ъ”), а выплаты происходят автоматически, если все условия выполнены. Фильм вышел, вы получаете набор прав и получаете вознаграждение автоматически.

— Если кино не принесет прибыль, получат ли инвесторы свои деньги обратно?

— Если фильм не собирает денег, они получают столько, сколько смогут. Cinematix — посредник между продюсером и покупателем токена фильма. Мы администратор, который подтверждает: заявлены такие-то артисты, продюсер, которому доверяют. Мы гарантируем договор между продюсером или компанией-продакшеном и покупателем токена, и если ему нравится то, что предлагает продюсер, он может профинансировать проект. Кроме того, в кино очень много некоммерческой мотивации, люди могут просто хотеть воздействовать на конкретный фильм.

Важно, что платформа будет частично работать как благотворительный фонд и предоставлять возможность направить часть средств на благотворительность. Это хорошо сработало на прокате «Собибора», где 5% от каждого билета ушло в наш фонд на помощь детям.

— Фандрайзинг в кино, как правило, фанатская история, связанная с желанием быть причастным к конкретному фильму. Вы верите в готовность российских зрителей вкладывать в российские фильмы?

— От любви до ненависти полшага у нас в стране. Интерес может быть колоссальный, желание поучаствовать в формировании новой киноистории может быть огромным, надо только эту энергию направить в нужное русло и предложить достойные материалы. Не думаю, что будет проблема со сбором и поиском денег, если предложить интересные и понятные истории. Я читаю много комментариев в интернете, и люди, которые не смотрят русское кино по два-три года, отмечают, как та или иная (российская.— “Ъ”) история заставила их порадоваться за то, что происходит. Когда наше кино выстреливает, люди испытывают внутреннюю гордость.

— В чем ваш бизнес-интерес?

— Мне хочется, чтобы проекты и люди, которые могут выстрелить, получили путевку в жизнь. Для Ильи это тоже не в первую очередь денежные знаки. Конечно, проект не должен прогореть, условно говоря, в первые два-три дня, он должен окупаться и держаться на определенном уровне. Но важно, чтобы платформа давала идеи и качество продукции. Мне хочется поддержать тех, кто достоин поддержки, и усилить тех, кто уже сильный. Индустрия кино только начинает хорошо развиваться в России, и чем больше каналов поступления денег, чем больше поддержки придет в кино, тем лучше оно будет становиться. Сейчас российское кино финансируют Фонд кино и частные инвесторы, а наш проект позволяет десяткам миллионов людей в России и мире развивать индустрию, причем их деньги могут быть сопоставимы с корпоративными или государственными деньгами. Сколько можно ехать на плечах Фонда кино? Это мощная миссия, и мне приятно быть ее частью.

— Недофинансированность индустрии — острая проблема даже для крупных продюсеров?

— Она острая, но в то же время, когда есть финансирование и надо скорее снимать кино, из-за неподготовленности и спешки использовать то, что есть, мы видим довольно странные истории. Многие проблемы появляются только из-за неподготовленности.

— В какую сумму можно оценить инвестиции в запуск платформы?

— На платформу мы тратим примерно $1,5 млн собственных средств. Далее $15–20 млн, собранных в ходе ICO, для разворачивания маркетинговой и бизнес-стратегии, работы на кинорынках, с юристами и консультантами, чтобы предоставить пользователям действительно качественный продукт. Мы планируем продвигаться в профессиональной среде продюсеров и режиссеров и работать с людьми, которые готовы вкладывать,— крипто-энтузиастами и остальными. Те, кто хотят вложиться, должны найти у нас качественные фильмы, только в России их может быть 20–30 в год, плюс другие рынки. Пользователи платформы смогут собрать портфель из разных проектов с разными рисками и доходностью.

— Как будут отбираться проекты в Азии и США?

— Шаг за шагом. Сначала будем забрасывать истории русскоговорящим зрителям. Есть достаточно сил, понимания и контактов, чтобы выходить с режиссерами-европейцами и актерами на англоговорящие проекты. Переговоры об этом мы уже ведем. У нас две параллельные задачи: создать коммьюнити на платформе и предоставить для него качественные проекты. С этой стороны мы подойдем и к европейским и азиатским рынкам: разместим первые проекты из этих регионов и под них будем привлекать аудиторию. В Нью-Йорке мы убедились: интерес этих рынков к проекту есть. Уже сейчас нам пишут люди из Индии и Бразилии, предлагают партнерство.

Но все-таки первоочередная наша задача — запустить платформу этим летом на российском рынке. Мы планируем премьеру проекта на конец июня — начало июля и хотим показать уже бета-версию продукта.

Интервью взяла Анна Афанасьева


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение