Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Под государевым оком

Рыночная конъюнктура

"Банк". Приложение от , стр. 15

Зачистка банковского сектора, инициированная Центробанком, не только привела к избавлению рынка от большого числа неустойчивых игроков, но и запустила процесс огосударствления отрасли. Участники рынка ожидают, что консолидация сектора в руках государства продолжится, а владельцы кредитных организаций все чаще будут задумываться о выходе из бизнеса.


Константин Куркин


В результате политики Центробанка (ЦБ) по оздоровлению рынка банковский сектор значительно поредел: впервые за долгое время в России насчитывается менее 500 кредитных организаций. Последний раз схожее количество кредитных организаций было зафиксировано еще в 1990 году. Курс на зачистку банковского сектора был взят мегарегулятором в 2013 году, когда Эльвира Набиуллина сменила в кресле председателя ЦБ Сергея Игнатьева. В отличие от своего предшественника, которого за нерешительность в расчистке отрасли публично раскритиковал президент России Владимир Путин, Эльвира Набиуллина активно приступила к решению этой задачи. Сначала мишенью регулятора стали небольшие и средние банки, которых массово лишали лицензий. Наиболее урожайным с точки зрения числа жертв выдался 2016 год, когда рынок недосчитался почти 100 банков. Со временем количество отзываемых лицензий пошло на спад, но при этом наступила очередь более заметных игроков. Самым крупным пострадавшим от курса ЦБ стал банк "Югра", входивший в топ-30 по размеру активов. Решение ЦБ лишить банк лицензии для многих стало неожиданностью: до этого кредитные организации такого размера эта участь обходила стороной.

Дополнительную нервозность на рынке создала прошлогодняя санация сразу трех кредитных организаций из топ-15 — банка "Открытие", Промсвязьбанка и Бинбанка. На них сейчас тестируют новую модель финансового оздоровления, при которой за спасение проблемных кредитных организаций отвечает Фонд консолидации банковского сектора при ЦБ. Участники рынка увидели в этом тревожный сигнал: фактически регулятор и надзорщик по совместительству стал еще и весомым игроком на банковском рынке.

Принятие решения об отзыве лицензии или санации далеко не всегда является прозрачным для участников рынка, замечает младший директор по банковским рейтингам агентства "Эксперт РА" Людмила Кожекина. Например, были случаи, когда объем необходимых вливаний в санируемый банк со стороны санатора превышал потенциальные расходы на выплаты вкладчикам в рамках системы страхования вкладов, отмечает эксперт.

Лицензия на убийство


В феврале госпожа Набиуллина объявила о завершении основной работы по оздоровлению банковской системы. Однако эксперты считают, что о стабилизации рыночной ситуации пока говорить не приходится. "Оздоровление банковского сектора считать завершенным еще преждевременно, поскольку с 2013 года доля убыточных банков с неэффективной бизнес-моделью выросла с 10 до 25%. В связи с этим в 2018 году мы ожидаем ускорения темпа отзыва лицензий",— сказано в докладе рейтингового агентства "Эксперт РА". По мнению аналитиков агентства, в текущем году рынок могут покинуть не менее 60 кредитных организаций, включая пять банков из топ-50. Уменьшения числа игроков на банковском рынке ожидают и в рейтинговом агентстве Fitch. В прошлом году специалисты агентства прогнозировали, что в ближайшие четыре года количество кредитных организаций упадет вдвое — с 600 до 300.

Процесс переконцентрации клиентских и кредитных портфелей не закончился и вряд ли закончится в ближайшее время, уверен источник BG на рынке. "В теории в любом банке может достаточно динамично увеличиться количество плохих долгов и сократиться база прибыльности, комиссионного дохода",— предупреждает он.

Людмила Кожекина считает, что в зоне риска могут оказаться банки, ведущие рискованную кредитную политику с неадекватным уровнем резервирования и кэптивные банки со слабым корпоративным управлением. Также с проблемами могут столкнуться кредитные организации с повышенной зависимостью бизнеса от одного источника дохода, узкой группы клиентов либо экономической конъюнктуры отдельного региона или отрасли, говорит эксперт.

Тем временем доцент факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Твердохлеб полагает, что в зоне риска находятся системные банки. По его словам, несмотря на то, что они демонстрируют стабильную динамику, информация, позволяющая оценить их положение, зачастую отсутствует. Кроме того, выросли риски для средних банков, которые кредитуют пострадавшие от санкций отрасли экономики, замечает он.

Если введут какую-то весомую ответственность за соблюдение антироссийских санкций, то в зоне риска с точки зрения невозможности существования в таких условиях окажутся "дочки" западных банков, добавляет аналитик портала banki.ru Вадим Тихонов.

Надзорная вертикаль


Долгое время курс Центробанка обходил стороной банковский сектор Петербурга — лицензии в основном отзывались у небольших региональных кредитных организаций за пределами топ-300. Единственным исключением из правила оказался разве что банк "Фининвест", который перед прекращением работы входил в число 200 крупнейших кредитных организаций. В отношении более крупных игроков мегарегулятор так же, как и на федеральном уровне, следовал стратегии санации. За последние несколько лет такая участь постигла Балтийский банк, Балтинвестбанк, а также банки "Таврический" и "Советский".

Между тем петербургские банкиры предполагают, что волна отзыва лицензий скоро докатится и до Санкт-Петербурга. Помимо общих причин, связанных с неэффективной бизнес-моделью, участники рынка ожидают ужесточения подхода регулятора к местным банкам. Дело в том, что в апреле надзор за кредитными организациями Северо-Запада был передан от Северо-Западного главного управления ЦБ к службе текущего банковского надзора. Эти изменения стали частью реформы Банка России по созданию надзорной вертикали, в ходе которой эти функции от территориальных управлений мегарегулятора переходят в центральный аппарат ЦБ. Перераспределение полномочий заместитель председателя ЦБ Ольга Полякова объяснила необходимостью исключить влияние региональных администраций на решения территориальных управлений мегарегулятора. "Никаких двойных толкований отныне быть не должно. Такого рода обстоятельства, присутствовавшие, к сожалению, в деятельности наших надзорных подразделений, должны быть исключены",— цитировали СМИ госпожу Полякову.

Смену отношений между центром и регионами ознаменовали и кадровые перестановки в руководстве управления ЦБ по федеральному округу. В феврале свой пост начальника Северо-Западного главного управления ЦБ оставила Надежда Савинская, которая работала в структурах мегарегулятора с советских времен и стояла у истоков формирования петербургского банковского рынка.

Смена руководства территориального управления Банка России и централизация надзора являются важными индикаторами изменений, отмечает один из петербургских банкиров. "Ранее представители ЦБ на уровне региона могли дать мотивированное суждение относительно формирования резервов. Но после того как функции по аудиту и оформлению всех документов стали управляться из центра, влиять на решение, жить банку или нет, будет достаточно сложно. В этих условиях питерское лобби будет чувствовать себя не очень хорошо",— отмечает петербургский топ-менеджер. Ужесточения требований к резервам банки средней руки фактически не смогут себе позволить, добавляет собеседник BG. "Для этого собственный капитал должен быть абсолютно космическим",— поясняет он.

Если надзор за банками территориальными управлениями был непрозрачным и связанным с определенными уступками, которые делал регулятор, это может привести к уходу с петербургского рынка ряда игроков, прогнозирует другой участник рынка. Согласно подсчетам агентства "Эксперт РА", в текущем году из-за слабой кредитоспособности лицензию могут потерять не менее десяти петербургских банков.

Тающая маржа


По мере ухода с рынка все новых и новых игроков конкуренция за их клиентскую базу будет ужесточаться. По факту война за привлечение качественных заемщиков уже вовсю идет. Одним из наиболее ярких примеров является ипотечный рынок, где уровень ставок в последнее время регулярно обновляет рекорды. Так, в марте средневзвешенная ставка по ипотечным жилищным кредитам в рублях составила 9,64%. Такой уровень ставок позволяет банкам наращивать выдачу ипотеки, но расплачиваться за это приходится маржинальностью. Ставки по ипотеке сейчас по рентабельности в лучшем случае нулевые для банков, рассказывает участник банковского рынка.

Оказывает давление на маржинальность банковского сектора и низкая инфляция. "Когда инфляция 20%, спрятать операционные издержки очень легко, добавив 2-3%, и ставка не очень сильно изменится. Когда мы находимся в низкоинфляционном режиме, заложить операционные издержки в маржу и низкую процентную ставку уже невозможно",— констатировал в своем прошлогоднем выступлении на Международном финансовом конгрессе глава Минэкономразвития Максим Орешкин.

Процентная маржа на российском банковском рынке превышает 4%, но если убрать госбанки, этот показатель упадет ниже 3%, оценивает Павел Самиев, управляющий директор Национального рейтингового агентства. Госбанки захватили значимую часть высокомаржинальных сегментов — и средние и небольшие банки не выдерживают конкуренции с ними, говорит эксперт.

Вариантов ответа на падение маржи у кредитных организаций не так уж много. Один из них — планомерное снижение издержек. Оптимизация затрат для кредитных организаций, в частности, происходит за счет сокращения филиальной сети. Это позволяет банкам сократить издержки на аренду офисов и персонал. Согласно данным ЦБ, в период с мая 2017 года по май 2018 года количество офисов и операционных касс сократилось почти на две тысячи — с 33,1 до 31,3 тыс. единиц. Судя по всему, тенденция по сокращению филиальной сети банков будет набирать обороты, и обслуживание клиентов все больше будет переходить в дистанционные каналы. Согласно прогнозу, который несколько лет назад давали в ЦБ, в течение десяти лет количество банковских отделений уменьшится вдвое.

Помимо этого, банки предпринимают попытки компенсировать снижение маржи за счет увеличения комиссионных доходов. К примеру, кредитные организации постепенно начинают теснить на страховом рынке агентов. Если в 2015 году на банковский канал продаж приходилась примерно четверть продаж, то в 2016 году эта цифра возросла до 35,2%, сказано в исследовании НАФИ. Наиболее активно банки продают страхование финансовых рисков, жизни, имущества физлиц, а также страхование от несчастных случаев.

Тяжелая ноша


Складывающиеся обстоятельства вынуждают владельцев банковского бизнеса задуматься о его продаже. "Небольшие банки с ограниченной клиентской базой становятся обузой для акционеров: издержки растут, маржа падает, и бизнеса в этом все меньше и меньше. Для акционеров это либо убыточный бизнес, который нужно постоянно поддерживать либо продавать",— рассказывает господин Самиев. Банковский бизнес становится все более низкомаржинальным и высокорискованным, и в этой ситуации желание продать бизнес понятно, соглашается топ-менеджер петербургского банка.

Однако в условиях сокращающейся маржи владельцам банков становится не так просто найти покупателя. "Сейчас банки вообще никому не нужны. Маржинальность банковского бизнеса падает, любой банк стоит меньше капитала",— отмечает собеседник на банковском рынке.

С проблемами при поиске инвесторов для санируемых кредитных организаций, вероятно, столкнется и ЦБ. За счет их продажи мегарегулятор надеется компенсировать существенную часть затрат на финансовое оздоровление. Но далеко не факт, что эти планы воплотятся в жизнь. Показательный в этом отношении пример — банк "Глобэкс" и Связь-банк, которые находились на санации у Внешэкономбанка. Санацию первого кредитная организация завершила еще в 2009 году, второго — в 2011 году, но с тех пор на кредитные организации так и не нашлось покупателей.

По мнению Павла Самиева, на рынке существует ограниченное число банков, которые могут быть интересны российским частным инвесторам. Иностранные банковские группы также не смотрят на Россию как на интересный рынок из-за высокого госсектора и снижающейся маржи, констатирует он.

Навыки концентрации


Следствием политики ЦБ стал процесс огосударствления банковской системы, который идет полным ходом. Учитывая, что банк "Открытие", Промсвязьбанк и Бинбанк как минимум на время перешли в разряд государственных, в десятке крупнейших кредитных организаций по размеру активов, по оценке портала banki.ru, присутствуют лишь три частных банка — Московский кредитный банк, Альфа-банк и Юникредит-банк.

Проводимая зачистка банковского сектора и санации привели к тому, что доля госучастия в банковском секторе с 2015 по 2017 год выросла более чем на 10% и достигла 70%, говорит аналитик инвестиционно-управляющей компании QBF Денис Иконников. Данная ситуация чревата снижением эффективности управления, что может отпугнуть инвесторов, опасается он.

"Желанный это эффект или не очень, но за годы упомянутой зачистки существенно выросла концентрация активов на крупнейших банках, среди которых крупнейшие игроки, принадлежащие или контролируемые государством",— соглашается Вадим Тихонов. Пять лет назад число госбанков в топ-50 не превышало десяти, а сейчас с учетом санируемых их уже вдвое больше, утверждает эксперт.

Согласно прогнозу Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), сложившаяся структура банковской системы сохранится на горизонте минимум трех-четырех лет. "Сохранение существенной доли банковской системы в государственной собственности связано с рисками неэффективности сектора и его более высокой чувствительности к неблагоприятным изменениям операционной среды",— ожидают сотрудники АКРА.

Впрочем, негативные последствия огосударствления банковской системы очевидны не всем. "Не вижу в этом каких-то проблем для банковской системы, особенно в части ограничения конкуренции, так как сегодня не та ситуация, когда малое участие государства в ней может помочь. Мы знаем стадии экономического развития экономики ряда стран, и в некоторых секторах экономики часто даже значительная доля государства может быть полезна и эффективна",— резюмирует Юрий Твердохлеб из РАНХиГС.

Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя