Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы не пытаемся играть в игры, когда вы забыли выключить опцию, а оператор продолжает брать деньги»

Блицинтервью

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 10

О ситуации с внутрисетевым, национальным и международным роумингом в интервью “Ъ” рассказал гендиректор Tele2 Сергей Эмдин.


— Как продвигается отмена внутрисетевого роуминга?

— Еще год назад отрасль фактически сделала так, что на большинстве тарифов никаких доплат не было. Если мы говорим про средние и тяжелые тарифные планы Tele2, то интернет и входящие звонки уже ранее тарифицировались, как в домашнем регионе. Дополнительная плата взималась только при исходящих звонках на тарифах pay as you go (непакетные тарифы.— “Ъ”) и на самых дешевых пакетных тарифах. Для потребителей это не было большой проблемой, ведь сумма доплат была мизерной по сравнению с расходами на путешествие и тратами абонента на мобильную связь в целом. Мы восприняли инициативу властей как желание сделать так, чтобы в поездках по стране люди не несли никаких дополнительных расходов. Однако эта мера для операторов чревата серьезными изменениями технических процессов.

— В апреле ФАС признала Tele2 нарушителем в деле о роуминге. Вы согласны с решением?

— Нас признали нарушителями по другому виду роуминга — национальному. Уникальность Tele2 в том, что компания присутствует не во всех регионах России. Соответственно, когда наш абонент едет в регион, где нет коммерческих операций Tele2, он попадает в так называемый национальный роуминг. Нам предписали изменить цену как раз в этих регионах. Но ведь даже там, где сети Tele2 нет, абонент не видит разницы в стоимости мобильной связи по сравнению с ее ценой в регионах присутствия компании. Сейчас есть одно исключение из правил — это Крым. Но там рынок мобильной связи только зарождается, цены на роуминг за услуги у крымских операторов сильно отличаются от стоимости роуминга внутри России. Но даже там мы нашли возможность существенно снизить стоимость услуг. Напомню, в начале этого года мы в пять раз снизили цены для наших абонентов, которые находятся в Крыму. Там очень четко виден тренд на удешевление, и рано или поздно произойдет гармонизация пространства.

Поэтому мы надеемся еще раз обсудить с ФАС вопрос по национальному роумингу именно с точки зрения уникальных особенностей Tele2. С одной стороны, мы не присутствуем во всех регионах России, поэтому фактически мы единственный крупный потребитель этой услуги. С другой — мы не хотели бы, чтобы наш клиент видел какую-то разницу в ценах, вне зависимости от того, есть или нет сеть Tele2 в регионе, куда направляется абонент.

— Что касается международного роуминга, есть претензии властей в этой части?

— Претензий у регулятора нет. При этом в рамках абсолютно конкурентной борьбы плата за услуги в международном роуминге становится все меньше. Появляются тарифные опции, которые создают комфорт для потребителей. У Tele2 есть опция безлимитного интернета, которая работает в десятках стран в Азии, в Америке, в Европе — на всех главных направлениях, куда ездят наши граждане. Очень важно, что эта плата за безлимит дневная — она действует только тогда, когда вы фактически находитесь за границей. Соответственно, как только вы попали обратно в Россию, деньги прекращают списываться, не надо ничего отключать. Мы не пытаемся играть в игры, когда вы забыли выключить опцию, а оператор продолжает брать с вас деньги,— это не про Tele2. Цены на голосовые услуги падают, а интернет-трафик практически продается безлимитным пакетом, цена которого составляет 350 руб. Мы считаем, что по сравнению с тратами за рубежом это несущественные расходы.

— Операторы выпускают специальные тарифные планы для болельщиков ЧМ-2018. Что планируете вы?

— У нас будет специальный тарифный план. Фактически это будут наши существующие планы с хорошими опциями по звонкам за границу и понятным описанием на английском языке. Я не думаю, что это событие сильно повлияет на нашу экономику или абонентскую базу — оно слишком непродолжительно. Тем не менее для клиентов, действующих и потенциальных, это действительно важное событие, и мы как оператор, который поддерживает стиль жизни абонентов, планируем принять в нем участие.

Очень важно подчеркнуть, что отрасль и Tele2 в частности обеспечат хорошей связью все 12 стадионов. Каждому оператору «большой четверки» досталось по три. Мы занимались Саранском, Нижним Новгородом, Калининградом, наши коллеги покрывали сетью другие стадионы. Дальше мы будем делить построенную инфраструктуру. Tele2 обеспечит очень качественные показатели по голосовой связи и мобильному интернету как на трибунах, так и под трибунным пространством.

— С 1 июля вступает в силу «закон Яровой». Затронет ли это иностранных болельщиков, которые приедут из-за рубежа, придется ли записывать их переговоры и другие сообщения?

— Я полагаю, что вся информация, которая проходит через каналы связи операторов, должна фиксироваться, и не имеет значения, в роуминге абонент или нет. Я думаю, исключений не будет.

— Tele2 готова исполнять требования «закона Яровой»?

— Мы надеемся, что будет переходный период. Tele2 будет исполнять закон постепенно, к отдельным требованиям мы готовы, по другим ведем работу. На сегодняшний день мы по-прежнему ждем ряда подзаконных актов, которые пока не утверждены. На это уйдет какое-то время.

— С 1 июля операторы должны начать запись голосовых переговоров и СМС, а с 1 октября — интернет-трафика. Вы успеваете выполнить требования к этим срокам?

— Отдельные элементы сети будут готовы и внедрены к указанным срокам, а какие-то будут внедряться по этапам — по элементам нашей сети.

— Каковы затраты на внедрение «закона Яровой»? Все операторы за исключением Tele2 уже назвали свои оценки.

— Конкретный бюджет мы не раскрываем, но в целом согласны с оценками других участников рынка. Свою цифру мы пока уточняем.

— Разброс от 35–40 млрд руб. у «МегаФона» до 60 млрд руб. у МТС. К какой величине склоняетесь вы?

— К оценке «МегаФона».

— Какие планы у Tele2 в области 5G?

— Наш акционер, компания «Ростелеком», имеет три пилотные зоны 5G. В частности, пилотная зона в Эрмитаже — это очень глубокая интеграция активов Tele2 и «Ростелекома» при технологическом лидерстве Ericsson.

— Когда абоненты смогут получить услуги 5G, например, в мобильных устройствах или в подключенных автомобилях?

— Сегодня мы не знаем всех кейсов, которым потребуется технология 5G — настолько все быстро изменяется. Я уверен, через два-четыре года, когда 5G будет внедряться не в пилотном режиме, а в эксплуатацию, появится очень много новых кейсов, о которых мы сегодня даже не подозреваем. Из очевидных примеров — системы удаленного доступа: вождение, медицина, реставрационные работы. Это те области применения, где очень важен быстрый отклик. Одна миллисекунда, пять миллисекунд — это значительно быстрее того, что мы имеем сегодня на сетях LTE. Вторая история — это так называемый network slicing, когда фактически под конкретного абонента выделяется часть сети и гарантируется определенная скорость. Появляются новые возможности при передаче огромных массивов информации: дополненная реальность, виртуальная реальность, игры, обучение, удаленные экскурсии. И наконец, интернет вещей. Мы сейчас говорим про миллионы устройств, а появятся миллиарды. LTE их не сможет «переварить», а 5G — может.

Сразу скажу, что очень четких окупаемых кейсов, которые надо бегом внедрять, ни мы, ни зарубежные операторы пока не видим. Скорее всего внедрение 5G будет носить точечный характер. В этой отрасли технологии еще обгоняют потребности пользователей.

— Tele2 заключила ряд соглашений по созданию виртуальных операторов (MVNO). Какие планы на этом рынке?

— Tele2 — это единственная компания, которая заинтересована в активном развитии MVNO. Мы как четвертый оператор больше настроены на ускоренный рост, мы меньше всех страдаем от каннибализации собственной базы, поэтому видим в этом направлении серьезный потенциал. Tele2 поставила задачу стать фабрикой MVNO и выполнила ее. На нашей сети работают десятки больших или маленьких MVNO, созданных финансовыми учреждениями, операторами фиксированной связи и международными телекоммуникационными компаниями. Наша задача на этот год — перейти в сегмент MVNE (Mobile Virtual Network Enabler, корпоративные услуги виртуальной сотовой сети.— “Ъ”). Фишка в том, чтобы дать возможность любой компании, даже не связанной с телекомом, играть в эту игру, быть участником этого рынка. Соответственно, мы должны обеспечивать коробочные решения для этих участников, будь вы просто крупный блогер, религиозная организация, футбольный клуб. Вы не хотите ничего знать про телеком, но вам нужна еще одна услуга для повышения лояльности клиентской базы. Это следующий шаг, который мы хотим поставить на поток в этом году.

При этом очень важно, что свою техническую платформу Tele2 открывает для внешних пользователей и внешнего контента. Будут побеждать открытые, а не закрытые системы. Это не приведет к какому-то хаосу, так как ни мы, ни наши MVNO-партнеры не заинтересованы в демпинге и обрушении рынка.

— Вы работаете на посту главы Tele2 с февраля 2016 года. На какой срок изначально заключался контракт и происходило ли продление?

— Пока нет. Пока длится первый контракт на три года. На мой взгляд, это не самое главное. Если акционеры довольны моей работой, то, полагаю, контракт будет продлен. Если же нет, то, наверное, и срок контракта не будет являться преградой.

— В начале года было слухи, что вы можете покинуть компанию. Имеются ли для этого основания?

— Не слышал об этом. Оснований нет, и уходить пока не планирую.

Интервью взял Владислав Новый


Комментарии
Профиль пользователя